«Мы, представители татарской диаспоры, постепенно растворимся. Никуда не денешься…»

КатегорияВ губернии, В стране и мире, Ислам в стране и в мире, Татары в регионе, Татары в России и в мире
Автор admin

Опрос недели: Легко ли быть татарином в России? На этой неделе в Казани на съезде ВКТ обсуждают главные вопросы, волнующие татарскую нацию. Каковы роль и место татар в современной России? А вы в своем регионе или стране ощущаете поддержку Казани и Татарстана? Насколько татарские диаспоры в России и мире имеют возможность развиваться экономически и культурно? Как вы считаете, каково будущее татарской нации? «БИЗНЕС Online» отвечают Ильсур Метшин, Талия Минуллина, Наиль Магдеев, Надир Даулят, Флун Гумеров и другие.

 «Татарином быть легко, если ты любишь свою культуру, свою нацию, свой народ»

 «ЧТО КАСАЕТСЯ БУДУЩЕГО ТАТАРСКОЙ НАЦИИ, ОТВЕЧУ НА ВАШ ВОПРОС ПОГОВОРКОЙ: «КОГДА ТАТАРИН РОДИЛСЯ, ЕВРЕЙ ЗАПЛАКАЛ»

Надир Даулят — профессор Стамбульского университета Айдын (Турция):

— Быть меньшинством в любой стране очень тяжело, особенно в России, потому что особенно за последнее десятилетие шовинистические настроения в вашей стране сильно выросли. К нетитульной нации отношение стало негативным. А мы ведь народы, которые всегда жили дружно по соседству. Поэтому я считаю, что быть татарином нелегко. Мне кажется, из-за этого татары не хотят выделяться. Мол, разговаривая по-русски, я не буду выделяться — мы внешне похожи на русских, не как киргизы или казахи. Что касается помощи, я — академик и очень радуюсь, когда мои книги издаются здесь на родине предков. А вот татары, приехавшие на съезд ВКТ, ощущают историческую общность, обмениваются мнениями. Поэтому нам очень важно, чтобы Татарстан процветал.

Развитие малочисленных народов в Турции весьма сомнительно. Мы, представители татарской диаспоры, постепенно растворимся. Это факт и никуда от этого не денешься. Развитие должно быть здесь — в России, Татарстане. Детей надо обучать родной речи, давать хорошие знания, чтобы это были люди, которые могут конкурировать со всем миром. Если это будут великие ученые, композиторы, поэты, инженеры, тогда люди будут говорить: «Это татары». У нас в Турции при приеме на работу спрашивают: «А есть еще с вами кто-нибудь?» Потому что знают: татары трудолюбивые.

Ильсур Метшин мэр Казани:

— Я чувствую себя очень комфортно, будучи татарином и, к счастью, не испытываю никаких трудностей. И, слава богу, в нынешней России действительно есть уважение ко всем национальностям, ко всем народностям. Россия — это большой бриллиант, у которого каждая грань — какой-то народ, поэтому он так сверкает.

Наиль Магдеев — мэр Набережных Челнов:

— Я думаю, что быть татарином в нашей многонациональной стране — это большая гордость. Тем более мы вторая по численности нация в Российской Федерации. Каждая нация имеет свою богатую историю, но, являясь татарином, я не вижу никаких особых преимуществ перед другими народами. Абсолютно неправильно ставить себя выше: все нации равные. И русские, и татары, и чуваши, и мордва. И это самое главное. Но быть татарином — это большая ответственность. Ответственность за свои поступки, за свои дела, достойно представлять свою нацию. Ведь многие тюркские народы с татар берут пример даже в плане социально-экономического развития. И мы действительно должны работать еще лучше, заниматься сохранением языков народов Татарстана, в том числе и татарского.

Талия Миннулина — руководитель агентства инвестиционного развития РТ:

— Как правило, первое, что приходит на ум: искреннее гостеприимство, открытость, доброта. Вы почитайте, что писали классики про татар. Например, Горький в повести «Мои университеты»: «…Хотелось уйти в Татарскую слободу, где живут какой-то особенной, чистоплотной жизнью добродушные, ласковые люди». Еще, конечно, татары — это мудрость, хитрость и предприимчивость. Вот только на днях в Петрозаводске на заседании агентства стратегических инициатив президент России Владимир Путин воскликнул: «Татар решил обмануть? Не получится». Легко ли быть мудрым, открытым и искренним? Нелегко, но почетно, приятно и часто даже выгодно.

Развиваться экономически и культурно татарские диаспоры могут ровно настолько, насколько они этого хотят. Татарстан, в свою очередь, способствует этому: это и регулярные встречи в зарубежных поездках с президентом и членами правительства Татарстана, обеспечение наших соотечественников литературой на татарском языке, это и размещение в информационном пространстве актуальных для них материалов (например, наш инвестиционный портал доступен на татарском языке). Татарские диаспоры — это общественные объединения, сохраняющие традиции, культуру татар, язык. Представители диаспор задействованы в разных сферах. Мы работаем над тем, чтобы использовать этот канал связи с целью привлечения инвесторов в Татарстан. Ну а что касается будущего татарской нации, отвечу на ваш вопрос поговоркой: «Когда татарин родился, еврей заплакал».

«Развиваться экономически и культурно татарские диаспоры могут ровно настолько, насколько они этого хотят. Татарстан, в свою очередь, способствует этому»

 «НОВЫЙ ГУБЕРНАТОР САМАРСКОЙ ОБЛАСТИ ДАЛ НАМ ДОБРО НА ВТОРУЮ ТАТАРСКУЮ ШКОЛУ»

Рим Калимуллин — генеральный директор торгового дома «Татарстан-Архангельск», председатель региональной автономии татар:

— Татарином быть легко, если ты любишь свою культуру, свою нацию, свой народ. Не секрет: в регионах РФ мы больше общаемся на своем родном языке. Лично мне нравится говорить на татарском языке. Я еще и пою. А в Татарстане — я это вижу во время приездов — плохо говорят на татарском, даже татары по национальности. Это сегодня большая проблема. Хочу сказать большое спасибо всем руководителям татарских диаспор, где бы они ни жили, за все, что они делают. Особенно в части культурной программы. Это организация тех же праздников Сабантуй. На этом и держится наша национальная культура. Например, в Архангельской области сегодня живет 7,5 тысяч татар. 26 августа 1905 года наши предки в Архангельске своими силами построили мечеть. Сейчас мы эту мечеть возрождаем. К слову, татары были ведущими купцами. У них уже в то время было с десяток магазинов в так называемой Татарской слободе.

Благодаря первому президенту РТ Минтимеру Шаймиеву в российских регионах в свое время были созданы торговые дома «Татарстан». Никого не хочу винить, но раньше правительство республики очень плотно с ними работало. Шли и инвестиции, и торговля: через эти торговые дома реализовывались производимые в Татарстане продовольствие и промышленные товары. Их руководителям в то время давали продукцию с дисконтом в 10 процентов от цены производителя, чтобы торговые дома могли покрывать транспортные расходы, налоги и еще что-то зарабатывать. В свою очередь, они выделяли деньги на проведение национально-культурной программы в регионах. Таких торговых домов было очень много. А сегодня эту систему потихоньку убивают: дай бог, работает два-три торговых дома.

Фахрутдин Канюкаев — директор торгового дома «Татарстан» в Самаре, президент самарской региональной творческой общественной организации «Дуслык»:

— Татарам всегда было сложно. Сейчас мы теряем язык. Для нас это катастрофа. Мы никакая не диаспора у себя на родине. Татары — коренные жители. У нас в Самаре 120 тысяч татар, не считая смешанные браки. А с ними, наверно, будет все 300. В больших городах очень сложно учить своих детей родному языку. В Татарстане для этого созданы почти все условия. Но сами родители не хотят этого: разговаривая с детьми, они не говорят на родном языке, хотя вообще-то должны бы. И внутри республики мало говорят на татарском языке. Мы недавно по пути остановились, зашли в кафе. Я заговорил там по-татарски. Официантка мне сразу отрезала: «Я ваш язык не понимаю». Я встал в позу: «А я знаю только татарский язык». Дошел до кассы и ни одного слова по-русски не сказал. В общем, я в этом кафе стал врагом номер один. То есть она мне открыто заявила, что татарский язык ей не нужен, она дожила до 50 лет и не собирается на нем разговаривать. Мне, как татарину, это было неприятно. Говорю помощнику: «Напиши в книгу жалоб, что в Татарстане татарский язык второй государственный. Хотя бы из уважения к нему мне могли бы ответить и на татарском».

Кстати, если ехать в сторону Самары, за мостом тоже есть кафе. Я там всегда останавливаюсь, когда еду с водителями, с друзьями. Там продавцы русские, но все по-татарски разговаривают. Несложно же выучить слова «тавык», «токмач». В Татарстане зачастую и в магазинах та же ситуация. Как-то летом я сюда приехал, а жена не положила мне запонки к рубашке. Что делать? Надо или вторую рубашку покупать или к этой запонки найти. Спустился в магазин, смотрю, у девушки на бейджике написано «Эльвира». Говорю: «Бирегез, запонки». А она говорит, что по-татарски не понимает. Я слегка слукавил: «Я приехал из Финляндии. Не знаю по-русски». Стал выражать сожаление. Тут продавщица говорит: «У меня бабушка татарка. Мы с вами как-нибудь разберемся». И в конце заговорила со мной почти на чистом татарском. Я купил хорошие запонки. Когда я захожу в этот магазин, она мне теперь всегда говорит: «Исәңмесез».

Например, у нас в Самаре всего одна татарская школа. Но даже она находится на Безымянке — в тяжелом районе, куда сложно добираться. Конечно, одной школы мало: площадей не хватает. А востребованность в изучении родного языка очень большая. Родители везут детей за 30 — 40 километров, чтобы они только учились в татарской школе. И с каждым годом детей становится все больше. Сегодня 99, если не 100 процентов выпускников татарской школы в Самаре поступают в ведущие вузы нашей страны. Конечно, если бы вторая национальная школа была в том районе Самары, где компактно проживают татары, это было бы еще лучше. У меня, например, пятеро детей, и я за них переживаю. Я не могу возить их в татарскую школу, они учатся в обычной общеобразовательной. Я не говорю, что там педагоги плохие. Но они не могут учить там родной язык.

Новый губернатор Самарской области дал нам добро на вторую татарскую школу. Хотим открыть ее в промышленном районе. Но и то нас спрашивают: «Зачем вам это нужно?» Мы говорим, что хотим сохранить свою культуру, свой язык, свои традиции. Мы, может быть, большие патриоты, так как выросли в деревне. Нам хочется на родном языке иногда музыку послушать, песни попеть и поразговаривать. Я считаю, сегодня в пределах нашей страны татарскому языку, языку второго по численности народа, уделяется очень мало внимания. К нему относятся пренебрежительно. Если говорить о телевидении, в принципе, есть ТНВ. Но оно не чисто татарское. Я считаю, передачи должны быть на татарском хотя бы 50 на 50. Думаю, чтобы народ больше любил родной язык, надо по центральному телевидению открыть уроки. Человек же не виноват, что он родился, например, во Владивостоке. У него есть конституционное право изучать свой родной язык. Но когда это доходит до чиновников, они начинают это всячески тормозить в регионах.

«Каждая нация имеет свою богатую историю, но, являясь татарином, я не вижу никаких особых преимуществ перед другими народами. Абсолютно неправильно ставить себя выше: все нации равные» 

 «БУДУЩЕЕ ТАТАРСКОЙ НАЦИИ — ОЧЕНЬ НЕПРОСТОЙ ВОПРОС, НЕ МОГУ СКАЗАТЬ, ЧТО ОНО СВЕТЛОЕ…»

 Рамиль Беляев — имам татарской общины Финляндии:

— Быть татарином в Финляндии не трудно. Страна создает все условия для сохранения татар, никаких препятствий. В Финляндии татары так же, как и в России, занимают видное место, стараются внести свой вклад в процветание своей страны, они воевали за нее. На сегодняшний день стараются для Финляндии. Большая духовная помощь к нам идет из Татарстана, материальной помощи нам не надо, сами все обеспечиваем, а вот Казань принимаем как свою Киблу. С экономической точки зрения все условия созданы — что в Европе, что в Америке. Если махалля объединившись что-то будет делать, это приведет к успеху. Будущее татарской нации — очень непростой вопрос. Не могу сказать, что оно светлое, потому что чувствую плохое знание татарского языка детьми, угасание, вернее, пассивность татарского духа у взрослых.

Зариф Зудин — имам Минской соборной мечети (Беларусь):

— В современном мире, который глобализируется, интернетизируется, люди не обращают внимания на представителей другого этноса, вероисповедания. В Беларуси быть татарином легко, но соблюдать свою культуру, религию, традиции — не очень, потому что население слишком сильно ассимилировано и татар не так много. Казань нас поддерживает во многих вопросах, помогает нам организовывать какие-то мероприятия, молодежные форумы, приглашают нас, где-то что-то подсказывают. Материальной эту помощь не назовешь, но с других сторон она весьма реальна. Развитие диаспор зависит от активности коллектива, который все это двигает, ведь кто-то должен помогать, кто-то должен двигать. Будущее татарской нации сконцентрировано вокруг Казани, а что касается регионов — это мое личное мнение — там оно подвержено ассимиляции.

«Россия — это большой бриллиант, у которого каждая грань — какой-то народ, поэтому он так сверкает» 

«ВСЕ ТАТАРЫ, КОГО Я ЗНАЮ ПРИ КАКОМ-ТО БИЗНЕСЕ, ЭКОНОМИЧЕСКИ ПЛОТНО СТОЯТ НА НОГАХ»

Флун Гумеров — президент ювелирной компании «Алмаз-Холдинг», депутат Костромской областной думы:

— Я — интернационалист, но быть татарином не только легко, но и почетно. Это вторая по численности нация, со своей уникальной культурой, со своим языком. Я горжусь своими предками за то, что несмотря на давление, которое происходило когда-то, они сохранили, опять-таки, свой язык, свою религию, не в обиду крещеным татарам. И не просто сохранили, но и доказали до революции 1917 года, и во время Советского Союза, и в нынешних реалиях, что наш народ является очень трудолюбивым.

Что касается поддержки Татарстана — в Костроме она ощущается. Кстати, два года назад приезжал Рустам Минниханов, и это был первый визит должностного лица Республики Татарстан за все время существования Костромской области, включая советский период. Кроме того, будучи вместе с губернатором в составе делегации от нашего региона, мы побывали в Татарстане, и я видел отношение руководства республики к нашему руководству. Я был приятно удивлен. Хотя, говоря объективно: что такое Костромская область со своим 600-тысячным населением и что такое Татарстан? Но встреча показала: в РТ понимают, что нет малых или средних субъектов, все они равны и интересны для сотрудничества. Это не только политическая такая поддержка, но и культурная, экономическая. И, я считаю, та политика, которую сегодня ведет руководство республики по расширению экономических, культурных связей с татарами всего мира, в долгосрочной перспективе будет давать хорошую отдачу.

Рустам Абдуллин — руководитель «Татарского культурного центра „Сабантуй“» (Комсомольск-на –Амуре):

— В душе мне очень легко, и я горжусь, что я татарин. Детей этому учу, но иногда проживающие за пределами Татарстана сталкиваются с некими проблемами. Потому что мы — это мое субъективное мнение — как евреи хитрые, у нас русская душа — широкая, а еще мы трудолюбивые, а это не везде любят. Мы на Дальнем Востоке живем, нам не хватает немножко контактов с республикой, руководством республики, поэтому нам не нужна никакая помощь Татарстана, а необходима нам точка опоры, и тогда мы перевернем весь мир на Дальнем Востоке. Я имею в виду, что должно быть представительство вашей республики у нас.

Поддержку Татарстана мы ощущаем при проведении Сабантуев. Без Татарстана ни один Сабантуй на Дальнем Востоке не проходит. Потому что только Татарстан присылает нам хороших артистов, только Татарстан дает нам энергию и заряд. Но это на праздничные дни, а на повседневку Татарстану некогда уделять внимание всем регионам. Поэтому и просим, чтобы во всех регионах были свои представительства, доверенные люди, которые будут работать на созидание, объединение татар, а не на раздор. Потому что зачастую ставят не на тех людей, а на тех, кто много говорит, но ничего не делает. В России татарской диаспоры не может быть, априори мы татарская община, потому что живем в составе России. Все татары, кого я знаю при каком-то бизнесе, экономически плотно стоят на ногах, наверное, поэтому нам удается выживать. У татарской нации самое лучшее будущее, другого пути просто нет. Потому что — «алга», развернуться и опять — «алга». Мы должны быть примером во всех регионах, странах.

Ферит Аюпов — предприниматель, президент благотворительного фонда «Сембер» (Ульяновск):

— Татарином быть, наверное, и легко, и трудно. Легко, потому что много есть татарских черт, которые в жизни помогают. Ну и непросто, потому что есть определенные трудности. Безусловно, помощь Татарстана ощущается. Во-первых, это идеология, здесь стратегия развития татар вырабатывается. Особенно на съездах, форумах, конференциях. Татарстан оказывает сильную, мощную информационную поддержку, методическую, образовательную, консультативную, ну и естественно, согласно Конституции Татарстана, оказывает и материальную по необходимости помощь диаспорам. Татары всегда были хорошими торговцами, хорошими посредниками, и это должно способствовать развитию татарского бизнеса, халяльного бизнеса в России. Есть много векторов такого развития в стране, где татары должны занимать лидирующую позицию. За 25 лет конгресса татар мы видим стремительное развитие татар в целом. Я думаю, что будущее очень перспективное, светлое и достойное.

Анвер Аблаев — председатель астраханской региональной общественной организации «Дуслык»:

— Мне очень легко быть татарином в России. Мы от Татарстана ощущаем и материальную, и моральную помощь. Проводили, например, федеральный Сабантуй, и большую помощь — в том числе и материальную — оказал Татарстан. Большую роль играет всемирный конгресс татар, где собираются один раз в год предприниматели, и между собой договоры заключают. Будущее у татарской нации прекрасное, она ни в коем случае не исчезнет, мы этого не допустим.

Фарит Гибатдинов — председатель национально–культурной автономии татар Чувашии:

— Почему — трудно? Нисколько не трудно, для этого в душе должен быть татарский вирус, если он, есть — то это только радость. Каково будущее в России? Я без татар не представляю будущее России. Это один из коренных народов, и он достоин, чтобы его язык стал государственным в России. Чтобы больше формировать общественное, государственное мнение, татарам надо, чтобы государственный язык стал татарским, тогда все сомнение относительно будущего отпадут. Безусловно поддержку Татарстана мы ощущаем и материальную, и духовную, ведь Казань для нас есть Мекка, это наш центр. Можно задать вопрос о будущем русском нации, мы не отделены от всех народов.


Подробнее на «БИЗНЕС Online»: https://www.business-gazeta.ru/article/353614

Оставить комментарий

Уважаемые посетители сайта! Убедительно просим Вас ответственно подойти к своим комментариям, в высказываниях сохранять взаимоуважение, быть толерантными по отношению друг к другу. Критические комментарии по поводу деятельности власти должны быть обоснованными. Также на сайте запрещается публиковать суждения о доминировании одной религии над другой. Администрация сайта будет пресекать комментарии, сообщения экстремистского толка.