Занимательная фразеология Как ругаться по-татарски.

0
36

Вы будете смеяться, но одна из мотиваций подростков в изучении неизвестных им с детства языков — в овладении еще одного способа произнести что-то неприличное, чтобы блеснуть в кругу тех, кто является для них референтной группой, т.е. тех, чье мнение для них важно. Наша педагогика никак не пытается оседлать этот инстинктивный интерес и сделать при помощи него хоть несколько шажков, чтобы голова русскоязычного школьника распознавала побольше татарских выражений.Рассказываю вам об освоении татарского языка от имени именно такого вот русскоязычного школьника из 90х, все на личном опыте.

Ул абыйлар кирәгеңне бирер иделәр сиңа ;) Казан, 1930, Центрспиртлавка. (с) Frank Fetter
Ул абыйлар кирәгеңне бирер иделәр сиңа 😉 Казан, 1930, Центрспиртлавка. (с) Frank Fetter

Татарский язык богат на высказывания, фразеологию, и она наиболее богата и отличается от русских фраз в своем буквальном переводе, когда погрозить человеку можно вполне приличными словами. И вот их-то за жизнь удалось услышать во вполне понятном контексте, в отличие от «интимных» слов. Поэтому ниже мы разберем их. Выражения, которые при буквальном переводе будут совпадать с русским, мы опустим.

Кирәгеңне бирәм

Наиболее подходящий русский перевод — «задать жару», «ух я тебе!». Пример употребления. 1980е, совещание партийцев в обкоме. На меховой фабрике найдено нарушение, и инспектор, так-то, вообще-то, приятельствующий с директором, рассказывает отвественным товарищам, все как есть, те ругают директора, а он должен оправдываться. После все выходят в курилку, и директор говорит инспектору:

Бирдең син кирәгемне!

то есть

Ну и задал ты мне жару!

Давайте разберем фразу.

кирәк — это слово переводится как «надо», «нужно».

кирәг-е — это то же слово с указанием на принадлежность, т.е. «то, что нужно кому-то, третьему лицу». если же то, что нужно, принадлежит тому, кто говорит, т.е. первому лицу, то «кирәг-ем», если тому, кому говорят. т.е. второму лицу, то «кирәг-ең».

кирәг-ем-не — это «то, что нужно тому, кто говорит», т.е. «кирәгем» в винительном падеже, т.е. с этим «тем, что нужно тому, кто говорит» что-то делают

бир-дең — «давать — ты_сделал», т.е. «дал»

Итого, вся фраза буквально означает: «дал ты мне то, что нужно мне». Если не знать ее фразеологического значения, то понять просто по переводу слов невозможно. Хотя звучит она часто, и я с ней сталкивался чаще, чем с другими «ругающими» словами. Почему она аналог «задать трепку», «задать жару» в русском, мне совершенно неизвестно. Может быть раньше «нужно» было синонимом «того, что тебе полагается».

Если наоборот, мы грозимся кому-то, то следует сказать

Кирәгеңне бирәм!

или

Бирим кирәгеңне!

Т.е. «дам/дам-ка то, что тебе нужно». Понятно, что буквально, то что тебе нужно, давать никто не собирается. Так что это важный аспект в изучении татарского языка 🙂

Ләчтит сату

Тоже очень распространненное выражение, сам лично слышал и читал в чатах и комментариях в интернете. Его особенность в том, что никто не может при переводе дать значение первому слову в словосочетании, оно существует только в этой паре слов. И самый меткий русский перевод этой фразы — «точить лясы». Во-первых, в «лясы точат» (обычно именно в таком порядке слова в руской фразе) тоже никто не знает точно, что такое лясы, во-вторых эти фразы даже звучат на самом деле с одинаковым набором фонем. Не удивлюсь, что когда-то этимологи откроют какую-нибудь мордовскую фразу с аналогичным значением, в которой все слова будут понятны и от которой произошла эта фраза и в русском и в татарском языке.

Пример употребления. Когда кого-то утомляет бесмыссленная дискуссия, кто-то говорит или пишет:

Ләчтит сатмагыз монда!

что наиболее адекватно по-русски будет

Хватит лясы точить!

А буквально эта фраза переводится так:

ләчтит — загадочный ләчтит, аналог не менее загадочных лясов

сат-ма-гыз — продавать-не-делайте_сейчас

монда — здесь (монда — это «бу-да», «этот-в»).

То есть, если русские точат лясы, то татары их продают. Но, как правило, точить лясы или продавать никто не призывает, а только призывают покончить с этим делом.

Пычагым кергери или «причем тут нож?»

Но еще чаще фразеологизмы мы встречаем в исторической литературе или тексте, который пишут владеющие литературным языком. И тут уже лишний раз и не спросишь, а о чем речь, если не до конца понимаешь смысл. К примеру таких фразеологизмов, которые я просто не встречал уже в живой речи, относятся фразы со словом «пычак» — «нож». И я не очень-то понимаю, почему 🙂 Давайте разберемся!

У Тукая, самого известного татарского поэта, есть классическое произведение, с которым знакомятся кто в детстве, читая как сказку, кто в школе — «Су Анасы», она же «Водяная». В ней рассказывается история о мальчике, который пошел купаться, увидел на берегу озера Водяную и утащил к себе домой ее драгоценный гребешок, после чего, натерпевшись страху, прятался от нее там. Есть там и такие строчки:

— Нәрсә бар соң төнлә берлән, и пычагым кергери!

Су анасы мин, китер, кайда минем алтын тарак?

Мама мальчика в первой строфе спрашивает, мол, кто ломися в дом, а Водяная объясняет, кто она, спрашивает про свой золотой гребень и просит отдать его.

Нәрсә — что

бар соң — есть же (эта частица переводится еще и как «поздно», но тут скорее усиливает, типа «да что же такое»?)

төн-лә — ночь-ю (лә довольно уникальное окончание, в этом значении только в этом слове вроде. «Днем» будет «көн-дез»).

бер-лән = современное белән — «с, вместе, одновременно с»

и — о! И — это «о!», как «о, великий могучий русский язык!»

пычаг-ым — нож-мой (при чем тут пычак — нож, да, казалось бы?)

кер-гери — входить-я_не_знаю_смысл_этого_окончания_но_похоже_это_специальное_окончание_для_проклятий!

Реально, есть ряд окончаний, которые услышишь только в определенных выражениях, выпавших уже из регуляной грамматики. Например, В русском «ничтоже сумняшеся» — точно также непонятное буквально слово, да еще прихватило некий кусок грамматики, которой больше нет.

Так вот, загадочное «-гери» скорее всего тот же суффикс, что выражении «рәхмәт төш-кере«, где рәхмәт — благодать, төш — падай, а төшкере, видимо, пусть упадет. Только в современном языке скажут про что угодного другое «төш-сен», если хотят сказать «пусть упадет». Получается, «-кере», это какое-то окончание, которое используется в сочетании с очень эмоциональными проклятиями, или, напротив, очень хорошими пожеланиями. И вне обычных ситуаций с обычными предметами.

То есть, в конце фразы мама мальчика пожелала, «чтобы вошел мой нож» (очевидно в раздражителя?). Обычно такую фразу переводят, подобрав подходящее русское выражение:

И кому ж там ночью надо, чёрт тебя подери!

Но на этом приключения ножей не заканчиваются! Дело в том, что есть и другие выражения, и там присутствие ножей еще менее объяснимо. Наприме, такая фраза:

Диета пычагыма да кирәкми!

Что буквально будет «Дивета на-мой-нож даже не-нужна!». Или, вот:

пычагымакирәкмеул? — [на-мой-нож нужен-ли он?] на кой чёрт он ну́жен?

пычагымдаалалмассың — [нож-мой даже взять-взять-не-ты (не сможешь взять)] ничего́шеньки ты не полу́чишь; чёрта с два ты полу́чишь

пычагымдакирәкми — [нож-мой даже нужен-не] ничего́шеньки не на́до

Но мое внутреннее ощущение предлагает более меткий русский перевод: «нафиг»: «Диета нафиг не нужна!», «Нафига он нужен мне?», «Не получишь нифига!», «Мне это нафиг не упало!». И сдается мне, что нож здесь тоже… эвфемизм? Как «фиг» а «нафиг», заменяющий кое-что похлеще.

Кстати, тут «пычак» всегда «пычагым», «мой нож», чтобы он был «пычаг-ың» или «пычаг-ы», т.е. твой или третьего лица, я что-то не видел. А живую фразу вообще никогда не слышал )

А какие вы знаете татарские фразы из числа тех, что в буквальном русском переводе звучат странно и совсем не понятно о чем?

Администрация сайта может быть согласна и не согласна с мнением, высказыванием и точкой зрения интервьюера. В данной статье изложена субъективная информация, за правоту и достоверность которой администрация ответственности не несет.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here