«Какая же опера без шампанского?»: Доминго и Гарифуллина исполнили «Богему» в Большом

0
17

Нарядная публика тепло принимала звезд и игнорировала запрет на фотосъемку, а ресторатор Новиков позвал сопрано из Казани к себе в гости

Знаменитая опера Джакомо Пуччини «Богема» в постановке молодых иностранцев — режиссера Жан-Романа Весперини и дирижера Эвана Роджистера — появилась в репертуаре Большого театра под занавес 242-го сезона, то есть 2 года назад. Тогда критики единодушно пришили ей ярлык «устаревшей молодости». К февральским показам «пандемического» сезона театр решил усилить состав и вывел на сцену тяжелую артиллерию в лице Пласидо Доминго за дирижерским пультом и Аиды Гарифуллиной в партии Мюзетты.


«Я ЗНАЮ, ЧТО ХОЛОДНО. ПОТЕРПИ, ТЫ УВИДИШЬ ГЕНИЯ!»

Одно только имя знаменитого испанца вызывает трепет у поклонников классической музыки. Но в этот раз Пласидо Доминго вышел на Новую сцену Большого театра не в качестве исполнителя. Он встал за дирижерский пульт, чтобы вместе с музыкантами и артистами театра исполнить дорогую своему сердцу вещь — «Богему» Пуччини.

В 1962-м сам Доминго успешно дебютировал в ней с партией Рудольфа в Мехико. Затем пел ее в спектаклях Парижской оперы, «Метрополитен-оперы» и многих других оперных домов. В разные годы партнершами исполнителя были самые знаменитые певицы XX столетия: Монсеррат КабальеРената ТебальдиМирелла Френи и другие. Но 12 и 14 февраля знаменитый тенор (а ныне баритон) вдохновлял певцов и приглашенных солистов Большого театра на «богемный» подвиг.

За положенные 30 минут до начала к лестнице у Новой сцены театра стали медленно стекаться люди. За духовной пищей пришлось буквально продираться через полуметровые сугробы и непрекращающуюся метель. Дамы в соболиных шубах проталкивали вперед себя малолетних детей в тоненьких колготочках и нарядных платьях, повторяя, как мантру, одну и ту же фразу: «Я знаю, что холодно. Потерпи, ты увидишь гения!»

Посмотреть на Доминго и послушать «Богему» в обновленном составе пришла только малая, разрешенная Роспотребнадзором часть зала. Однако среди этих счастливчиков почти не было представителей московской богемы, которая, как ожидалось, не упустит возможности скоротать вечерок в обществе звезд мировой оперы.

До начала спектакля по коридорам чинно вышагивал генеральный директор большого Владимир Урин, вежливо здороваясь чуть ли не с каждым пришедшим зрителемДо начала спектакля по коридорам чинно вышагивал генеральный директор Большого Владимир Урин, вежливо здороваясь чуть ли не с каждым пришедшим зрителем. Фото: «БИЗНЕС Online»

АДМИНИСТРАЦИЯ БОЛЬШОГО ДАЖЕ МАХНУЛА РУКОЙ НА ЗАПРЕТ ФОТОСЪЕМКИ

До начала спектакля по коридорам чинно вышагивал генеральный директор Большого Владимир Урин, вежливо здороваясь чуть ли не с каждым пришедшим зрителем. А другая важная фигура в современном музыкальном мире, художественный руководитель сразу двух российских театров — Новосибирского академического оперы и балета (НОВАТ) и Михайловского оперы и балета в Санкт-Петербурге — Владимир Кехман появился на «Богеме» вместе с женой Идой и курсировал между буфетом и залом вплоть до открытия занавеса. «Какая же опера без шампанского?» — громко сказал он, раскинув руки. Был среди гостей и ресторатор Аркадий Новиков. Буфет он не атаковал, зато постил в «Инстаграм» селфи из зала. А уже после оперы вместе с женой Надеждой принимал у себя в ресторане Аиду Гарифуллину, которая пела в этот вечер партию Мюзетты.

Несколько раз спектакль не могли начать из-за бушующих аплодисментов в адрес Доминго. Администрация Большого даже махнула рукой на запрет фотосъемки, потому что унять счастливую публику было просто невозможно. Маэстро несколько раз приветственно махал рукой из оркестровой ямы, но зрители вновь и вновь заставляли его отойти от пюпитра и кланяться, кланяться, кланяться.

К слову, это уже второй в этом сезоне спектакль Доминго в Большом, где он выступает не на сцене, а в оркестровой яме. Три месяца назад маэстро дирижировал спектаклем «Манон Леско» того же Пуччини. Доминго уже давно практикует себя в качестве дирижера на крупнейших сценах мира, например на знаменитой вагнеровской в Байройте, где на предыдущем фестивале дирижировал «Валькирией».

«НУ КАК ЖЕ ХОРОША МЮЗЕТТА»

Спектакль начался со стремительным напором. В молниеносном темпе четыре друга, молодые художники и страстные искатели беспечных приключений: живописец Марсель, партию которого пел Маркус Верба, поэт Рудольф в исполнении тенора из Узбекистана Бехзода Давронова, философ Коллен — бас из Беларуси Андрей Валентий — и музыкант Шонар — бас-баритон Николай Казанский — быстро вводят присутствующих в атмосферу богемного Парижа.

В узкой деревянной декорации сценографа Бруно де Лавенера, которая больше напоминает башню в разрезе,герои ловко перебрасываются шутками о своем бедственном положении и планами на ближайшую вылазку в свет. В трех этажах творческой лачуги происходят все главные события оперы — Рудольф влюбляется в очаровательную соседку Мими (Светлана Лачина), которая пришла зажечь потухшую свечу, и здесь же поэт навсегда простится с несчастной цветочницей, которая умрет на его руках.

Отдельный восторг вызвало голливудское появление Гарифуллиной в образе Мюзетты. Роскошный голос, ослепительная внешность, нахально-притягательное поведение и магнетическая самоуверенность мгновенно поразили зал, который тут же взорвался аплодисментами. Фото: instagram.com/aidagarifullina

Доминго подчеркивал пульс итальянской оперы, лавируя контрастами и настроением: от веселья друзей в Латинском квартале до трагичной гибели Мими. Отдельный восторг вызвало голливудское появление Гарифуллиной в образе Мюзетты. Роскошный голос, ослепительная внешность, нахально-притягательное поведение и магнетическая самоуверенность мгновенно поразили зал, который тут же взорвался аплодисментами. Хотя исполнительница даже не начала петь. К слову, в антракте только и слышалось: «ярчайшая работа Аиды», «ну как же хороша Мюзетта». И с этим трудно не согласиться.

Кульминации опера, как того и требует сюжет, достигла в финале. Пуччини переворачивает веселую атмосферу на 180 градусов и обнажает перед публикой истинно человеческую трагедию, подкрепленную вокалом солистов. Сцена умирающей Мими, которая навсегда прощается с возлюбленным и его друзьями, начисто стирает с лиц улыбку и вызывает слезы.

Зал сидел в оцепенении еще несколько минут, пока не взорвался благодарными аплодисментами. На поклонах Пласидо присоединился к солистам и разделил  между артистами подаренный театром букет. Каждому — по розе. И себе одну. «Самый галантный испанец из всех, кого я видела, — не прекращая аплодировать, воскликнула пожилая женщина в мехах. — Но сегодня хороши все они».

Иветта Невинная

Фото на анонсе: instagram.com/aidagarifullina​

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here