Камиль Самигуллин: «Скоро перепись населения, запишем ли мы себя татарами и мусульманами?»

0
123

Курбан-байрам в Казани: Рустам Минниханов в Галеевской мечети, 12-летний коран-хафиз, 700 баранов и open air в Аль-Марджани

Маска, перчатка и намазлык стали джентльменским набором пришедших сегодня на гает-намаз в Галеевскую мечеть по случаю одного из главных праздников в исламе. Здесь присутствовали президент Татарстана и муфтий РТ, а в проповеди Камиля Самигуллина вновь главной была тема сохранения татарского языка и национальной идентичности. Ближайшим же местом от Галеевской, где проходил обряд жертвоприношения, стала мечеть Аль-Марджани. Подробности — в праздничном репортаже «БИЗНЕС Online».


МАСКА, ПЕРЧАТКИ И НАМАЗЛЫК

Первый постпандемийный гает-намаз в этом году пришелся на двойной праздник. Во-первых, Курбан-байрам, а во-вторых, сегодня пятница, что само по себе очень хороший знак. Не зря про этот день недели у татар говорят: «Ике гаеттән дә олы булган җомга». Т. е. пятница стоит по статусу выше двух гаетов Ураза- и Курбан-байрам.

В прошлом году мусульмане Татарстана собирались на молитву праздника жертвоприношения 11 августа, тогда вряд ли кто предполагал, что через 12 месяцев лунного календаря его проведение будет под вопросом. Но Аллах услышал мольбы верующих. Намаз состоялся, правда, с рядом ограничений, хотя в некоторых странах его вовсе отменили. Даже в Москве торжества прошли лишь в онлайн-формате.

Галеевская мечеть, входящая в комплекс резиденции муфтия Татарстана, встречала желающих помолиться полицейскими постами, каждого просили продемонстрировать наличие перчаток и намазлыка, а вот маски, кажется, были у каждого по умолчанию. Корреспондент «БИЗНЕС Online» пришел в Галеевскую в районе трех часов утра, сотрудники пресс-службы ДУМ РТ настаивали, что позже внутри мечети просто не будет свободных мест. И действительно, вскоре она заполнилась, ведь из-за соблюдения социальной дистанции на двух ее этажах могли разместиться лишь порядка 100 человек. Для тех, кто не смог попасть внутрь, во дворе были организованы специальные места для совершения поклонения.

Полчетвертого утра началась рецитация Корана, которую доверили 12-летнему Ахмаду Шахмамедову, правнуку известной проповедницы, матери экс-муфтия Татарстана Гусмана Исхакова Рашиды абыстайПолчетвертого утра началась рецитация Корана, которую доверили 12-летнему Ахмаду Шахмамедову, правнуку известной проповедницы, матери экс-муфтия Татарстана Гусмана Исхакова Рашиды абыстай. Фото: president.tatarstan.ru

Полчетвертого утра началась рецитация Корана, которую доверили 12-летнему Ахмаду Шахмамедову, правнуку известной проповедницы, матери экс-муфтия Татарстана Гусмана Исхакова Рашиды абыстай. Мальчик родился и живет в Мекке, т. к. его отец Карим Шахмамедов учится там в университете Умм аль-Кура. Ребенок в совершенстве владеет татарским, русским и арабскими языками. Год назад секрет полилингвальности сына отец Карим объяснил просто: «Учится одновременно в двух школах — ходит в арабскую и дистанционно в русскую, так как в городе нет российского учебного заведения. Дома у нас говорят по-татарски».

Примерно через четверть часа в мечеть по специальному проходу из резиденции муфтия вошли высокие гости — президент Татарстана Рустам Минниханов, приехавший на гает-намаз, несмотря на отпуск, руководитель аппарата главы республики Асгат Сафаров, а также уполномоченный по защите прав предпринимателей Фарид Абдулганиев. Голову Минниханова украшала простая зеленая тюбетейка, в прошлом году он предпочел тот же цвет, но традиционный татарский головной убор тогда был с узорами.

Голову Минниханова украшала простая зеленая тюбетейка, в прошлом году он предпочел тот же цвет, но традиционный татарский головной убор тогда был с узорамиГолову Минниханова украшала простая зеленая тюбетейка, в прошлом году он предпочел тот же цвет, но традиционный татарский головной убор тогда был с узорами. Фото: president.tatarstan.ru

«РАЗ ОНИ НЕ ТАТАРЫ, ТО И В МЕЧЕТИ ХОДИТЬ НЕ БУДУТ»

Муфтий Татарстана Камиль Самигуллин начал свою праздничную проповедь традиционно с зачитывания поздравительных телеграмм от двух президентов: Владимира Путина и Минниханова. Камиль хазрат, рассказывая о сути Курбан-байрама, напомнил, что он является кульминацией хаджа, в который в этом году наши соотечественники не смогли поехать из-за пандемии: «Надо принимать все с терпением, потому что все идет от Аллаха, в том числе и пандемия, и то, что мы не смогли поехать в хадж». Лидер мусульман Татарстана напомнил, что еще рано успокаиваться, вирус никуда не ушел, а пандемия преподала людям хороший урок того, что перед смертью и болезнями мы все равны.

Далее он в своем наставлении обратился к излюбленной теме, приведя при этом аяты из Корана в отношении сохранения языка, родной культуры: «Ислам помог татарам сохранить нацию. Если сам Аллах хранит народы, какое мы имеем право потерять свой язык? Если наши дети не будут говорить на родном языке, то завтра себя уже не станут ощущать татарами. А раз они не татары, то и в мечети ходить не будут».

Камиль хазрат Самигуллин, рассказывая о сути  Курбан-байрама, напомнил, что он является кульминацией хаджа, на который в этом году наши соотечественники не смогли поехать из-за пандемииКамиль хазрат Самигуллин, рассказывая о сути Курбан-байрама, напомнил, что он является кульминацией хаджа, в который в этом году наши соотечественники не смогли поехать из-за пандемии. Фото: president.tatarstan.ru

Затронул муфтий и тему ношения мусульманских платков. Напомним, что недавно в ДУМ РТ поступила жалоба из Екатеринбурга от абитуриентки, которой запретили носить хиджаб в Свердловском областном медицинском колледже. Запрет здесь объясняют пунктами из устава, правил внутреннего распорядка обучающихся, этического кодекса колледжа и иными внутренними нормативными актами. «Россия — родной дом для многих наций. Умение народов жить в мире и согласии — большое достижение, — говорил с минбара Камиль хазрат. — К сожалению, при такой благоприятной обстановке находятся те, кто запрещает девушкам хиджабы. XXI век! Объявлена свобода совести! Но некоторые со своим ограниченным умом до сих пор спорят о нужности/ненужности ношения хиджаба. А ведь ислам сюда пришел раньше православия. Скоро перепись населения, запишем ли мы себя татарами и мусульманами? Голоса мусульман должны быть услышаны и громко звучать».

В завершающей части проповеди муфтий Татарстана напомнил, что во время прощального хаджа пророку была ниспослана сура «Трапеза», где говорится: «Вам запрещены мертвечина, кровь, мясо свиньи и то, над чем не было произнесено имя Аллаха (или что было зарезано не ради Аллаха), или было задушено, или забито до смерти, или умерло при падении, или заколото рогами или задрано хищником, если только вы не успеете зарезать его, и то, что зарезано на каменных жертвенниках (или для идолов), а также гадание по стрелам. Все это есть нечестие. Сегодня неверующие отчаялись в вашей религии. Не бойтесь же их, а бойтесь Меня. Сегодня Я ради вас усовершенствовал вашу религию, довел до конца Мою милость к вам и одобрил для вас в качестве религии ислам. Если же кто-либо будет вынужден пойти на это (на употребление запрещенных продуктов) от голода, а не из склонности к греху, то ведь Аллах прощающий, милосердный».

«Через 80 дней посланника Аллаха не стало, я тоже хочу завершить свою проповедь этим аятом. В нем Всевышний учит нас остерегаться запретного, бояться только Его и надеяться на прощение», — сказал Самигуллин. После чего он в качестве имама совершил праздничный намаз, по окончании которого VIP-гости по традиции пошли к муфтию выпить чаю. А корреспондент «БИЗНЕС Online», покидая мечеть, обратил внимание на то, что в этом году многие верующие, попавшие внутрь Галеевской, была выходцами из Средней Азии, звучала преимущественно узбекская речь…

Ближайшей площадкой для забоя животных была территория близ мечети «Аль-Марджани». Кстати, в самом древнем мусульманском храме Казани гает-намаз прошел в формате  open airБлижайшей площадкой для забоя животных была территория близ мечети Аль-Марджани. Кстати, в самом древнем мусульманском храме Казани гает-намаз прошел в формате open air. Фото: Сергей Елагин

«НИКОГДА ЕЩЕ НА МОЕЙ ПАМЯТИ ВО ВРЕМЯ ГАЕТ-НАМАЗА НЕ БЫЛО ДОЖДЯ»

По окончании гает-намаза верующие спешили совершить обряд жертвоприношения. Ближайшей площадкой для забоя животных была территория близ мечети Аль-Марджани. Кстати, в самом древнем мусульманском храме Казани гает-намаз прошел в формате open air. Да, ДУМ РТ рекомендовало проводить молитву на открытом воздухе, что весьма нехарактерно для Аль-Марджани. Для муллы был даже установлен минбар — трибуна, с которой он читал свою проповедь. Сегодня гает-намаз провел сам имам-хатыб Мансур Джалялетдин, что также случается не так часто.

Гает-намаз провел сам имам-хатыйб Мансур Джалялетдин, что также случается не так частоГает-намаз провел сам имам-хатыб Мансур Джалялетдин, что также случается не так часто. Фото: Сергей Елагин

«Мы привыкли к тому, что люди начинали приходить к утреннему намазу и к гает мечеть полностью заполнялась, а те, кто не смог в нее попасть, молились на улице, — рассказал он нашему корреспонденту. — Мне накануне звонили знакомые, говорили, что, наверное, не придут из-за угрозы коронавируса, боятся за своих пожилых родителей, детей. Я их успокоил, сказал, что все пройдет на улице, чем весьма удивил, а ведь пророк в своем хадисе сказал, что вся земля является мечетью, то есть местом для поклонения, кроме кладбищ и бань. Они меня спрашивают: „А если будет дождь?“ Я ответил, что, если даст Аллах, не начнется, никогда еще на моей памяти во время гает-намаза не было дождя, это потом погода может портиться».

Ну а те, кто пришел, вируса не испугались. Хотя по сравнению с другими годами народу в Аль-Марджани было меньше, но атмосфера праздника все равно чувствуется, сказал «БИЗНЕС Online» депутат Госсовета РТ, народный артист РТ Рамиль Тухватуллин: «Куда деваться, раз условия стали такие, но все прошло нормально, хоть и прогнозировался дождь, слава богу, его не было. И солнце проглядывает, и на душе тепло. Будем ради Аллаха резать баранов вместе со сватами. Хотим все мясо оставить в мечети».


Удивительное наблюдение: если людей на намазе было намного меньше, чем в прежние годы, то количество баранов осталось практически неизменным. У того есть несколько причин, считает ответственный за забой скота, имам мечети Аль-Марджани Ансар Мифтяхов: «В этом году 700 баранов привезли, народу много, приходят и те, кто заранее записывался, и на свободную продажу. Во многих местах проводят обряд жертвоприношения, но ведь Аль-Марджани — самое дорогое для души людей место, они стараются приходить именно сюда. Стоимость — от 8,5 тысячи рублей, все бараны наши, татарстанские, из Пестречинского, Зеленодольского районов привезли».

Многие оплатили обряд заранее, поэтому прибывали к отмеченному в квитанции времени, но корреспондент «БИЗНЕС Online» был свидетелем и того, как люди подходили к загонам, даже заглядывали в мечеть и спрашивали, можно ли им совершить курбан.

Удивительное наблюдение, если людей на намазе было намного  меньше, чем в прежние годы, то количество баранов осталось практически неизменнымУдивительное наблюдение: если людей на намазе было намного  меньше, чем в прежние годы, то количество баранов осталось практически неизменным. Фото: Сергей Елагин

«КАЖДЫЙ ГОД ДЕЛАЮ КУРБАН, НИКАКОЙ КОРОНАВИРУС МЕНЯ НЕ ИСПУГАЕТ»

Как сказал Ансар хазрат, многих пришедших провести обряд жертвоприношения именно здесь что-то связывает с Аль-Марджани. Так, известный предприниматель, руководитель компании «Аудэкс» Айрат Гимадутдинов говорит, что даже улица Каюма Насыри близка ему. «Родился и вырос рядом, эта улица мне близка по духу, вся атмосфера, кроме того, здесь все хорошо организовано, чисто, порядок, каждый знает свои обязанности, как по конвейеру все идет. В 2020 году режу двух баранов. От себя и имени отца, мясо развезем. Кому-то долю, а вот близким, родителям уже приготовленное. Обычно мы звали в гости на корбан ашы много народу, но в этом году вряд ли, все-таки родители пожилые, опасаемся за их здоровье», — сообщил он «БИЗНЕС Online».

Корбан ашы, т. е. трапеза, на которой гостей угощают мясом жертвенного животного, — давняя традиция у татар, но в этом году многие действительно из-за пандемии не стали собирать у себя большое количество людей. Жительница Казани Резеда Тимуршина решила, что звать домой родственников пока неуместно: «На двоих взяли трех баранов. В этом году запретили проводить массовые корбан ашы, потому все мясо решили передать мечети „Ярдэм“, кроме той части, которую раздаем». Многих близкие отговаривали идти даже на намаз, например, сотрудника университета управления «ТИСБИ» Ильяса Халикова в Аль-Марджани не хотела пускать супруга: «Жена говорила, что инфекцию подцеплю. Но ведь все в руках Аллаха, да и мы подстраховались, надели маски, перчатки. Я не так часто режу барана, обычно к какому-то важному событию. Например, когда старшая дочь готовилась к родам, а в этом году ждем прибавления у младшей». У 82-летней Фании Ахметзяновой также веская причина совершить обряд, в прошлом года она осталась вдовой и теперь делает курбан от имени супруга, с которым прожила более полувека. «Каждый год делаю курбан, никакой коронавирус меня не испугает. Скоро год со дня смерти супруга, на поминках приготовлю блюда из жертвенного животного. Поминальную годовщину — ел ашы — обязательно проведу, ну как без нее, но придется делать узким кругом, пригласив только самых близких», — сказала эби нашему корреспонденту. В ближайшие выходные в Аль-Марджани также ждут наплыва желающих, ведь обряд жертвоприношения на Курбан-байрам можно совершать в течение трех дней.

Персоны: Минниханов Рустам НургалиевичСамигуллин Камиль ИскандеровичДжалялетдинов Мансур Талгатович Тухватуллин Рамиль Чингизович

Альфред Мухаметрахимов
Видео: Сергей ЕлагинФото на анонсе и видео: tatarstan.ru


business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here