«Русский должен усваиваться детьми не вместо этнического языка, а вместе с ним»

1
140

На президиуме РАН предлагали способы сохранения родных языков и задумались о двуязычном ЕГЭ

Концепцию государственной языковой политики РФ обсуждал на минувшей неделе президиум Российской академии наук. Валерий Тишков критиковал коллег за излишнее внимание изучению малых языков, а исполнительный директор фонда сохранения и изучения родных языков Светлана Нуждина удивила заявлением, что основная задача ее структуры — укрепление статуса русского языка. «БИЗНЕС Online» рассказывает о дискуссии, одной из звезд которой стал постоянный участник съездов ВКТ Роберт Нигматулин.

По словам Александра Сергеева, структура мышления человека закладывается в самые детские годы, когда ребенок получает первое образованиеПо словам Александра Сергеева, структура мышления человека закладывается в самые детские годы, когда ребенок получает первое образование

Языковой сдвиг

Концепцию государственной языковой политики России, которую поручил создать Владимир Путин, на прошлой неделе более трех часов обсуждали лучшие академические мужи. Соответствующее поручение было дано Институту языков РАН и еще нескольким научным институтам. А теперь внесение предложений в этот важный документ решено было обсудить на уровне президиума Российской академии наук под руководством президента РАН Александра Сергеева. Несмотря на то что мероприятие транслировалось в интернете, в целом оно прошло незамеченным. Между тем «БИЗНЕС Online», посмотрев полностью запись дискуссии, обнаружил в ней немало интересного относительно того, что в академическом и не только сообществе думают о проблеме сохранения родных языков.

Само заседание называлось «Проблема изучения и сохранения языков народов Российской Федерации: научные основы концепции государственной языковой политики». Открыл его президент РАН, который отметил, что на первый взгляд эта проблема может казаться вполне очевидной, но на самом деле она очень и очень сложная: «Думаю, что многие из нас понимают, что в условиях глобализации, которая имеет место в последние десятилетия на нашей планете, сохранение языкового разнообразия — большой вопрос».

Он выразил надежду на то, что, несмотря на сложное геополитическое противостояние в мире, у нашей планеты все-таки будет будущее. В таком случае, уверен ученый, глобализация и перемешивание языков будут продолжаться. «И что в этих условиях будет с языками через 100 или больше лет, это вопрос открытый», — подчеркнул физик Сергеев. А пока глобализация порождает то, «что в науке называется языковым сдвигом, когда родители работают на то, чтобы предоставить своим детям лучшие условия для карьеры и проживания в обществе, и обучают своих детей не на родном языке, а на языке престижном — том, который нужен». А еще, отмечает Сергеев, к этому процессу добавляется и сильная миграция населения.

Магомедсалам Магомедов отметил, что вопрос сохранения языков народов России занимает одно из важнейших мест в национальной политике страныМагомедсалам Магомедов отметил, что вопрос сохранения языков народов России занимает одно из важнейших мест в национальной политике страны

Президент РАН отметил, что язык — это не только средство коммуникации и культурное явление, он определяет структуру мышления. «На каком языке мы думаем? Мы все думаем на русском, и для нас он является языком успеха, нашей карьеры. Этот вопрос глубоко научный», — продолжил он. По словам Сергеева, структура мышления человека закладывается в самые детские годы, когда ребенок получает первое образование. «И если образование идет не на родном, а на престижном языке, для этого человека язык как родной будет потерян», — уверен он.

Далее слово взял заместитель руководителя администрации президента РФ Магомедсалам Магомедов. Он отметил, что вопрос сохранения языков народов России занимает одно из важнейших мест в национальной политике страны. Представитель АП РФ рассказал о том, что уже сделано для сохранения языков народов России: утверждена Стратегия государственной национальной политики РФ до 2025 года, создано ФАДН (федеральное агентство по делам национальностей), в ближайшее время будет учреждена ассамблея народов России. «Можно сказать, что все системные решения в этом вопросе уже приняты. Осталось их только реализовать», — добавил он. Также Магомедов напомнил, что при президиуме РАН создан научный совет по комплексным проблемам этничности и межнациональных отношений.

«С 2015 года ведется постоянный мониторинг развития языков, создан фонд сохранения и изучения родных языков. Внесены поправки к закону об образовании о добровольном выборе обучающихся и их родителями родного языка для изучения в школе. Кроме того, впервые была нормативно закреплена возможность и изучения русского языка как родного», — перечислил в качестве успехов национальной политики РФ Магомедов. Также он отметил, что в данный момент идет работа над проектом концепции государственной языковой политики: «Перед правительством поставлена задача поддержать баланс в российской языковой ситуации и обеспечить условия повышения роли русского языка как государственного, условия для сохранения и развития всех языков народов России. В качестве баланса понимается повсеместное и полноценное функционирование русского как государственного языка РФ и при этом обеспечение необходимых условий функционирования и развития всех государственных языков субъектов народов России».

Евгений Головко: «Нет более продвинутых языков и менее продвинутых — все языки равны. Это не просто политкорректное заявление, это действительно так, это научно обоснованная точка зрения»Евгений Головко: «Нет более продвинутых языков и менее продвинутых — все равны. Это не просто политкорректное заявление, но действительно так, это научно обоснованная точка зрения»

«У нас нет вице-премьера, который курирует языковую политику»

Далее друг за другом к трибуне начали выходить ученые, предлагающие конкретные предложения для внесения в вышеназванную концепцию государственной языковой политики.

Член-корреспондент РАН, лингвист Евгений Головко выступил с докладом о языковом разнообразии. Он процитировал ученого конца XIX века Эдварда Сепера, который утверждал о принципиальном равенстве всех языков как «инструментов познания в науках о человеке». «Нет более продвинутых языков и менее продвинутых — все равны. Это не просто политкорректное заявление, но действительно так, это научно обоснованная точка зрения», — подчеркнул Головко.

Он также отметил, что языковое разнообразие в последнее время действительно уменьшается. «Оно сокращается, и с этим нужно бороться», — говорит ученый. «4 процента населения Земли говорят на 60 процентах всех существующих языков. И эта цифра достаточно быстро уменьшается, специалисты дают пессимистичные прогнозы — некоторые считают, что к концу века половина языков может исчезнуть. На Земле существует около 7 тысяч языков, но эти цифры очень условные», — подчеркнул оратор.

Так что проблема сохранения языкового разнообразия — всемирная, а не проблема отдельно взятой части территории. «И Россия не является исключением», — отметил Головко и сказал, что из 150 языков народов РФ примерно половина находится под угрозой или на грани исчезновения. «Социолингвисты считают, что если население, говорящее на этом языке, составляет менее 100 тысяч, то этот язык уже под угрозой исчезновения. На грани исчезновения — если осталось 2–3 десятка носителей языков», — пояснил он. Ключевыми задачами языковой политики, по мнению Головко, должны быть поддержание языкового разнообразия и баланса языковых и этнических идентичностей. «Последняя напрямую связана с гарантией национальной безопасности и устойчивого развития государства», — подчеркнул он.

Президент РАН поинтересовался у Головко, кто в правительстве страны занимается вопросом сохранения языкового разнообразия. «По результатам заседания комиссии по русскому языку было дано два поручения — разработать программу поддержки языков коренного населения России и поручение администрации президента разработать концепцию языковой политики. Это коллективное творчество. В нем участвуют разные институты. Если говорить о правительстве, то это два ведомства — министерство науки и высшего образования и министерство просвещения. Они вносят наибольший вклад», — пояснил тот.

«Кто сводит это поручение?» — поинтересовался Сергеев. «За фонд сохранения языков отвечает минпросвещения. Финансирование программы идет через минобрнауки», — ответил Головко. Тут в разговор вмешался советник президента РФ Владимир Толстой и достаточно эмоционально обратил внимание на то, что в России за языковые проблемы никто персонально не отвечает: «Никто! Есть семь нянек… Это и является одной из ключевых проблем».

«Я согласен, что нет ответственного органа в системе исполнительной власти. Эта проблема решаема», — сказал в свою очередь Магомедов и напомнил, что в правительстве есть еще и специальная межведомственная комиссия по русскому языку, которую возглавляет вице-премьер Татьяна Голикова. «Эту комиссию возглавляет министр просвещения Сергей Кравцов. У нас нет вице-премьера, который курирует языковую политику», — возразил ему Толстой. «Тем не менее это специальная комиссия на уровне вице-премьера», — ответил представитель Кремля.

Вопросом о том, кто в правительстве несет ответственность за языковую политику в стране, в ходе заседания задавались еще не раз. «Мы со всеми готовы работать — с Фальковым, Кравцовым, Любимовой, но надо все-таки определить, кто несет ответственность за изучение и сохранение языков? Какое министерство?» — вопрошал президент РАН.

Владимир Толстой: «Сегодня редко встретишь европейского человека, не знающего 3-4 языка. И это не размывание родного языка, а обогащение»Владимир Толстой: «Сегодня редко встретишь европейского человека, не знающего 3–4 языка. И это не размывание родного языка, а обогащение»

Толстой также заметил, что вся обсуждаемая проблематика — тема чувствительная, в каких-то аспектах болезненная, «в каких-то национальных регионах взрывоопасная». «Пример бытования русского языка на Украине показывает, насколько она может зайти далеко в политических ситуациях», — отметил советник президента России.

Он также обратил внимание на следующий аспект. «Мы имеем большую группу тюркских языков — это и Татарстан, и Башкортостан, и Якутия, и Тыва. На самом деле довольно серьезно действует „Тюрксой“, который продвигает свои интересы, — отметил Толстой. — Мы имеем и монгольские группы — бурятский, калмыцкий, у которых тоже тенденция к ослаблению своих позиций». Со своим уставом к нам, по мнению Толстого, лезут и «наши европейские коллеги». «Финно-угорские народы — это и мордовский язык, и мари, и карелы. У нас есть иранская группа языков. Языковая политика должна учитывать все аспекты», — обратил он внимание ученых.

Толстой также подчеркнул, что нужно развивать тезис двуязычия и многоязычия: «Это норма. Сегодня редко встретишь европейского человека, не знающего 3–4 языка. И это не размывание родного языка, а обогащение. Нужно знать родной язык и государственный обязательно. Граждане РФ в Тыве не говорят на русском языке, в некоторых улусах Якутии тоже. Это колоссальная проблема. К подобному нужно относиться очень серьезно. Это не просто музейная проблема».

При этом советник президента отметил, что «мы должны думать не только о сохранении языков народов РФ, но и об укреплении позиций русского языка в мире», поскольку это серьезная государственная политическая тема.

Роберт Нигматулин: В связи с введением ЕГЭ был произведен резкий удар по национальным школам. Потому что люди боятся, что ребенок не сдаст ЕГЭ и поэтому все местные отдают детей в русские школыРоберт Нигматулин: «В связи с введением ЕГЭ был произведен резкий удар по национальным школам. Потому что люди боятся, что ребенок не сдаст ЕГЭ, и поэтому все местные отдают детей в русские школы»

«В связи с введением ЕГЭ был произведен резкий удар по национальным школам»

Тут в разговор вмешался научный руководитель Института океанологии РАН, академик Роберт Нигматулин: «По моей фамилии вы должны понять — я и русский, и татарин, привлеките и меня тоже к обсуждению, и особенно национальных языков. У меня есть свои предложения».

«Что мы должны сделать, чтобы сохранить наш русский язык и языки малых народов?» — задался вопросом он, выйдя к кафедре. «У меня есть несколько примеров моих друзей, коллег-профессоров, которые окончили татарские школы. Один первые 7 классов учился в татарской, остальные — в чувашской. К 30 годам эти люди знают русский язык лучше, чем одноязычные русские! Мне мой татарский язык тоже помогает лучше понять русский», — начал академик, а потом напомнил, что ему не раз по долгу работу приходилось «разруливать» национальные вопросы.

В качестве примера он привел период работы в Тюмени: «Я начал работать в мэрии Тюмени, когда еще был обком партии. Появилось движение, что сибирские татары — это не татары. Позвали всех в обком партии и устроили совещание. И без всякого предупреждения мне дают слово: „А ваше мнение какое?..“ Я спросил у представителей сибирских татар: „Габдулла Тукай — это ваш поэт?“ — „Да, наш“. Это все равно что русскому сказать: Пушкин твой, значит, ты русский».

Также Нигматулин вспомнил о своей работе в качестве представителя РАН в Уфе: «Самое волнительное выступление в моей жизни было, когда в местном парламенте ставился вопрос о государственности башкирского языка. Тогда руководство республики боялось, что против этого выступят русские депутаты и татары. Кстати, башкирский и татарский языки практически не различаются. Отличия только фонетические. Время от времени эти языковые проблемы могут приводить к сумасшествию».

Академик также привел пример языковой политики Украины и Прибалтики. «Ты хочешь свой язык утвердить за счет прижатия другого. Это тупиковый путь», — отметил он.

Но самой эмоциональной частью выступления Нигматулина стала его критика ЕГЭ. «В связи с введением ЕГЭ был произведен резкий удар по национальным школам. Потому что люди боятся, что ребенок не сдаст ЕГЭ, и поэтому все местные отдают детей в русские школы. Это удар по национальным языкам!» Чтобы разрешить данную проблему, ученый предложил ввести возможность сдачи ЕГЭ на двух языках для выпускников национальных школ: «Например, 60 процентов вопросов на русском языке, 40 процентов — на национальном. Так мы получим сбалансированный балл, и это снимет остроту проблемы. И национальные школы смогут получить импульс для своего развития. Народ надо заставлять учиться, и изучение национального, своего родного языка должно быть престижным!»

О влиянии ЕГЭ на развитие родных языков высказался и Толстой: «Когда разрабатывались эти механизмы нашего образования, мало кто задумывался, как они повлияют на сохранение малых коренных народов. Отрицательно. Они ускоряют исчезновение и гибель этих языков. Значит, должны быть внесены какие-то коррективы, найдены механизмы. Мелочей здесь нет. Потому что это наша страна, наши граждане и наши языки».

Далее Нигматулин упрекнул Магомедова в том, что его внуки не знают своего родного языка: «Вот представитель администрации президента, вырос в Дагестане, и ему не стыдно, что его дети не знают его родного языка! Это должно быть стыдно! Только так мы сможем сохранить свое многоязычие. А многоязычие России — это ее богатство и сила. Как только многоязычие будет теряться, не нужно думать, что все перейдут на русский язык. Нет! Потом появится такое поколение, которое станет обвинять русский народ в том, что вы виноваты, что я не знаю своего родного языка».

Ранее Магомедов, комментируя один из докладов, отметил: чтобы язык сохранился, нужно преподавать, изучать и обучать на этом языке. «Это главное, на мой взгляд», — добавил он и привел личный пример того, что бытовое общение недостаточно для того, чтобы человек владел языком. «У меня родители прекрасно владеют даргинским языком, говорят на нем и пишут, я хорошо знаю язык, — рассказал зам руководителя АП РТ. — Но мой рабочий язык уже русский, я думаю и пишу на нем. Дети мои с большим трудом говорят на родном языке, уже не пишут и не читают, потому что нет такой необходимости. А внуки мои вообще практически ни одного слова не знают. Мы пытаемся передавать между поколениями. Но это очень трудно, когда и в детском саду, и на улице, вокруг — другая языковая сфера».

Сам Магомедов, который к тому времени уже покинул заседание, не смог ответить на критику академика. За него ответил президент РАН Сергеев, у которого с Нигматулиным завязался небольшой диалог:

— А ваша внучка от блестящей дочери (Карима Нигматулина — член-корреспондент РАН  — прим. ред.) татарский знает?

— Они будут изучать татарский.

— Даете слово?

— Даю слово.

— Хорошо, что вы взяли эту обязанность на себя.

Позже вступился за Магомедова и известный этнолог Валерий Тишков. «Я хочу защитить внучек Роберта Искандеровича и Магомедсалама Магомедалиевича. Дело в том, что есть право на сохранение языка, но существует и право на забывание, на смену языка. Это тоже такое же право человека. И если нынешнее поколение мордвы, коми и марийцев перешло на русский язык, от этого они не перестали чувствовать себя коми, марийцами, мордвой или чувашами. Это норма. Давайте не зацикливаться на том, что язык и этнос связаны. Есть понятие „добровольная языковая ассимиляция“, и это святое право по всему миру и всегда было».

«Если языки продолжат исчезать, Конституция будет нарушаться»

Выступавший вслед за Головко директор Института языкознания РАН, доктор филологических наук Андрей Кибрик представил практические предложения о сохранении языкового разнообразия. «Исчезновение языков — глобальный процесс», — сказал Кибрик. «Это происходит по разным причинам, подобное и раньше случалось, часто в очень брутальной форме, в результате геноцида, эпидемии, которые приносили колонизаторы в те места, в которые они приезжали. В настоящее время в основном в результате языкового сдвига, о котором говорил Александр Михайлович в своем вводном слове, когда предпочтение отдается социально более престижному языку», — отметил ученый.

Он также обратил внимание, что за последние полтора века в России вымерло 15 языков, из них половина — в постсоветский период. И в последнее время этот процесс ускорился: «Из числа существующих 150–155 языков России на грани исчезновения находится около 16 процентов, подавляющее большинство — 75 процентов — исчезает или находится под угрозой исчезновения. Они движутся в эту сторону, хоть и не дошли до крайней степени».

При этом, отметил ученый, подобное касается не только языков народов Севера, но и большинства титульных языков республик РФ: «Если вам кажется, что это преувеличение, то взгляните на данные исследований Петра Биткеева из Элисты. Он провел опрос среди учеников одной из школ и обнаружил, что за одно поколение между родителями и школьниками доля использования калмыцкого языка уменьшилась в 4 раза. Это колоссальный слом за одно поколение». Кибрик напомнил, что в новую редакцию Конституции РФ была внесена норма, согласно которой государство гарантирует сохранение этнокультурного и языкового многообразия: «Если языки продолжат исчезать, Конституция будет нарушаться».

Ученый также раскрыл некоторые моменты концепции сохранения языков РФ, одним из разработчиков которой он является: «В нашей концепции предусмотрены подходы для разных типов языков. Есть языки более благополучные, где, может быть, можно обойтись более простыми методами, связанными с изменениями социальных практик, так сказать, просветительской деятельностью, пропагандой языков, доведением до сознания людей того, что многоязычие — вполне нормальная способность человека. К тому же, как сейчас нам говорит наука, знание языков также полезно с точки зрения нашего мозга — замедляются процессы старения, деменции у тех людей, которые многоязычны или осваивают другие языки».

У  нас есть исторический шанс затормозить процесс исчезновения языков, которым необходимо воспользоваться, отметил Кибрик и в качестве одного из успешных примеров сохранения исчезающего языка привел метод языковых гнезд, когда компетенции передаются через голову родителей — от бабушек к внукам: «Один из саамских языков Финляндии — инари-саамский. С ним произошло чудо. За последние 20 лет оставалась очень маленькая этническая группа, язык практически вышел из употребления, а сейчас выросло целое поколение детей, которые на нем вновь говорят. И ничто не мешает это чудо хотя бы в каких-то местах России повторить». Но когда речь идет о языках уже совсем приблизившихся к исчезновению, то тут основные усилия нужно бросить на документацию, чтобы эти языки остались хотя бы как записанные, засвидетельствованные достижения человеческого ума и культуры, отмечает ученый.

Кибрик также рассказал, что Институт языкознания РАН подготовил схему программы сохранения языков, рассчитанную на 12 лет: «Реализация данной программы включает в себя создание сети культурно-языковых центров на местах, которые будут заниматься возрождением языков. Также предусмотрена информационная поддержка на государственном уровне культурного и психологического преимущества раннего двуязычия и многоязычия, то есть русский должен усваиваться детьми не вместо этнического языка, а вместе с ним».

Для реализации данной программы, по его словам, нужны активисты, административная финансовая поддержка и научная обоснованность методологии, «чтобы это не делалось кустарно». Он также отметил, что есть препятствия, над которыми нужно работать. И все эти представления не совсем корректны. «Например, знание родного языка ассоциируется с бедностью и маргинальностью. Миф одноязычия — выбор между этническим и русским языком не стоит. Язык отождествляется со школьным преподаванием или графикой. Бюрократизация процесса — требование педагогического диплома для взрослых, ведущих языковые гнезда», — перечислил он.

В своем докладе Кибрик особо подчеркнул, что численность носителей языка не является лучшим предиктором сохранности: «Лучший предиктор — межпоколенческая передача. Надо давать шанс, и во многих местах он будет использован». Он уверен, что и в будущей концепции это должно быть отражено: «Необходимо бросить усилия на дошкольное раннее детство. Когда мы надеемся, что средствами школы, учителей и учебников ситуацию кардинально исправим, это некоторое заблуждение. Если ребенок приходит в школу уже без знания родного языка, то сделать что-то крайне трудно, практически невозможно».

«С 96 миллионов мы опустились на 88 миллионов»

Далее слово предоставили исполнительному директору фонда сохранения и изучения родных языков Светлане Нуждиной, которая, кажется, впервые за два года с момента основания фонда публично озвучила его цели и задачи. Главное — это, как ни странно, укрепление позиций русского языка.

«Говоря об идеологии фонда, в своей работе он настроен на учет положений и стратегии государственной национальной политики и стратегии национальной безопасности. Согласно стратегии национальной безопасности, особое значение для усиления этой самой безопасности имеет укрепление статуса русского языка, — сообщила Нуждина. — Несмотря на то что фонд у нас в обывательском представлении нацелен на сохранение, а это отсылает к самым малым, самым незащищенным языкам, русский, на наш взгляд, также нуждается в защите как язык, обеспечивающий государственную целостность страны, межнационального общения. Русский язык способствует развитию интеграционных процессов на постсоветском пространстве — мы считаем, что отчасти это тоже наша компетенция. Важно не переставать изучать славяно-русскую археографию и текстологию и обновлять в сознании сегодняшних школьников и студентов исторически обоснованную значимость не только использования, но изучения и развития русского языка», — отметила она.

Нуждина также рассказала, что за эти два года было сделано фондом для поддержки языков народов РФ: в 2019–2020 годах фонд профинансировал линейку учебников по тофаларскому языку с 1-го по 4-й класс, настольную игру на эвенкийском языке тиражом 2,5 тыс. штук, провел онлайн-курсы повышения квалификации педагогов в условиях многоязычия. В 2021-м фонд планирует провести различные конкурсы.

Отвечая на вопрос о финансировании, Нуждина сказала, что объем финансирования фонда небольшой, и привела в пример Татарстан, где тратят на подобные вещи сотни миллионов в год. «У нас в этом году 88 миллионов после секвестра. С 96 миллионов мы опустились на 88 миллионов», — отметила она.

Академик же Нигматуллин обратил внимание, что его предложение о двуязычном ЕГЭ не вошло в итоговую резолюцию и попросил его включитьАкадемик же Нигматулин обратил внимание, что его предложение о двуязычном ЕГЭ не вошло в итоговую резолюцию, и попросил его включить

Нужно модернизировать ЕГЭ

Резюмировал работу заседания президиума РАН Тишков. Он остался не совсем доволен работой ученых, отметив, что те обращали больше внимания на сохранение малых языков, а приоритетным в концепции должен быть русский. Тишков сделал замечание, что в концепции, разработанной учеными РАН, не уделено должного внимания русскому языку. «То, что сегодня в основном звучала проблема изучения малых языков, а русский не был приоритетным, в концепции нужно соединять. Должна быть и проблема государственного языка, им у нас владеют 99,4 процента населения, должно быть полное знание. И сохранение миноритарных языков. Все это нужно соединять в одну концепцию», — сказал он, обращаясь к президенту РАН Сергееву.

Тишков также обратил внимание на то, что ученые обошли вниманием вопрос сохранения русского языка за пределами Российской Федерации: «И проблема обеспечения статуса, запросов и прав русскоязычного населения за рубежом. То есть статус русского языка как мирового. Он относится к родным языкам. По численности носителей, может быть, мы и уступаем языку хинди, но на русском языке написаны произведения мирового значения — Толстой, Достоевский, Чехов. Нет образованных, грамотных людей в мире, которые не знают этих имен».

Тишков также не согласился с утверждением о том, что в постсоветское время исчезло 15 языков. «Эта цифра меня немножко удивляет. Советский и постсоветский периоды в целом благополучные. Мы утратили два-три миноритарных языка. Остальные живучие, — уверен он. — С точки зрения лингвистики, языкознания как науки, мы стоим на мировых позициях. Советское и российское языкознание — одно из передовых в мире. Мы должны сохранять данную тенденцию, это наш приоритет. В том числе и как язык науки. Русский — это язык науки».

При этом академик озвучил конкретные сроки создания важных государственных заданий. Так, разработать программу изучения, сохранения и возрождения языков малых народов президент поручил до 30 апреля, а программу популяризации языков — до 31 октября.

Сергеев попросил Тишкова одобрить научные положения концепции языковой политики, которую разработали ученые, на что тот поручил принять к сведению его замечания и предложения.

Академик же Нигматулин обратил внимание, что его предложение о двуязычном ЕГЭ не вошло в итоговую резолюцию, и попросил его включить. «Давайте нам ваше предложение, мы над ним подумаем», — вздохнул на эту просьбу Тишков. «Я категорически поддерживаю предложение с ЕГЭ. Нужно модернизировать экзамен. Никто же не говорит: долой ЕГЭ!» — поддержал президент РАН Сергеев.

«Я этот вопрос ставил перед руководителями республик. Они: „Да, да, да“, но боятся. Они же встречаются с президентом Путиным, но боятся. Поэтому, если эта инициатива пойдет из академии наук, она, может быть, все-таки дойдет», — резюмировал Нигматулин.

Гульназ Бадретдин

Фото: «БИЗНЕС Online»

business-gazeta

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Хотя в очередной раз напоминали: «Сегодня редко встретишь европейского человека, не знающего 3–4 языка. И это не размывание родного языка, а обогащение», шовинист Валерий Тишков продолжает талдычить только про русский язык – “С точки зрения лингвистики, языкознания как науки, мы стоим на мировых позициях. Советское и российское языкознание — одно из передовых в мире. Мы должны сохранять данную тенденцию, это наш приоритет”.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here