Рустам Батыр: «Построены мосты между людьми, но не между доктринами религий»

0
31

Невежество о вере собственных соседей — это преступная халатность

Межрелигиозный диалог между православными и мусульманами в России — и объективная реальность, и самая настоящая обманка, уверен известный мусульманский и общественный деятель Рустам Батыр. В своем очередном материале постоянный автор «БИЗНЕС Online» приводит примеры того, как выстраивается это общение, и объясняет, почему до полноценного диалога нам всем еще очень далеко.

«Имамы и священники разных регионов входят в различные оргструктуры при органах власти, а на самом высшем уровне объединены в рамках Межрелигиозного Совета России»

Контактов между религиозными деятелями православия и ислама в нашей стране хоть отбавляй

Межрелигиозный диалог между православными и мусульманами в России — и объективная реальность, и самая настоящая обманка. Реальность потому, что на уровне человеческих отношений он все-таки идет. Ниточки отдельных судеб, неизбежно переплетаемые в водовороте жизни, так или иначе стягивают разрозненные лоскуты народов нашей страны в единое полотно добрососедства. Обманка, ибо концептуально он прорабатывается с обеих сторон катастрофически слабо. Доктрины наших религий не поспевают за миксером жизни и потому по сей день скрывают за фасадом внешнего дружелюбия демонов Средневековья, транслирующих из глубины веков эхо «войны всех против всех». Тем удивительнее стала дискуссия/беседа «Где истина?», прошедшая на православном YouTube-канале «Серафим» между священником Иоанном Васильевым и хазратом Дамиром Мухетдиновым. За несколько дней запись посмотрели более 80 тыс. раз, она набрала почти 5 тыс. комментариев. Данная встреча стала одной из первых ласточек зарождающегося, качественно нового этапа в отечественных православно-исламских отношениях, когда межрелигиозный диалог из стихийно-житейской ипостаси начинает прокладывать путь в высшие сферы теологии. Правда, пока не очень-то уверенно и успешно.

Контактов между религиозными деятелями православия и ислама в нашей стране хоть отбавляй. Поп и мулла, плечом к плечу стоящие на мероприятиях, скажем, по случаю Великой Отечественной войны, — часть привычного социального ландшафта. Имамы и священники разных регионов входят в различные оргструктуры при органах власти, а на самом высшем уровне объединены в рамках Межрелигиозного Совета России. Все это есть. И все это достаточно искренне. Но такое внешнее благополучие никоим образом не затрагивает доктрины религий, которые за 30 лет возрождения незаметно восстают из советского могильника и облекают истлевшие было кости в пышную плоть, наливающуюся соками прошлого. Тот же Межрелигиозный Совет России не занимается богословскими вопросами. Он был задуман как площадка для межрелигиозного сотрудничества и взаимодействия, если хотите, для объединения усилий в целях совместного лоббизма, но не для сверки часов в вопросах теологии. В этом суть складывающегося дуализма. Есть мосты между людьми. Но нет мостов между доктринами.

А эти доктрины все более и более начинают властвовать над умами, побуждая сызнова открывать подзабытые сундуки старых идей. Мало-помалу они начиняют ядерный реактор религиозной жизни поражающими элементами ксенофобии и неприятия инаковости другого. До Чернобыля пока далеко. Но уже сейчас мы видим, как этот реактор, некогда зацементированный советским интернационализмом, постепенно покрывается трещинками, из которых нет-нет да просачиваются суждения, не сдерживаемые никаким политесом. Стоит таким суждениям набрать критическую массу, мало не покажется никому. Вот почему подобные встречи крайне необходимы. Давно пора не просто пить чай за общим столом, но и начинать честный разговор о собственных скелетах в шкафах. Только через взаимоисповедь у нас есть шанс построить честное общество без фиги в кармане и топора на поясе.

Мухетдинов известен широкой публике как активный исламский деятель. Но помимо прочего он все же ученый и является первым в России исламским доктором, защитившимся по специальности Теология

«Мухетдинов известен широкой публике как активный исламский деятель. Но, помимо прочего, он все же ученый и является первым в России исламским доктором, защитившимся по специальности «теология»

Отец Иоанн смог поразить публику свободным цитированием на арабском языке исламских первоисточников

Разговор у отца Иоанна и Дамира хазрата получился в высшей степени корректным и интеллигентным. А самое главное — компетентным. Мухетдинов известен широкой публике как активный исламский деятель: первый заместитель председателя ДУМ РФ, ректор МИУ, руководитель издательского холдинга «Медина» и т. д. Но, помимо прочего, он все же ученый и является первым в России исламским доктором, защитившимся по специальности «теология» (26.00.01). Не менее уникальна и личность Васильева. Священник работает секретарем кафедры исламоведения Казанской православной духовной семинарии, при этом арабо-мусульманскую культуру он изучал в Институте стран Азии и Африки МГУ. Это и позволило обоим религиозным деятелям говорить на одном языке — языке науки и глубокого знания ислама.

В ходе беседы отец Иоанн смог поразить публику свободным цитированием на арабском языке исламских первоисточников и удивительно глубоким знанием нюансов мусульманской теологии. Для полноты картины следует заметить, что Васильев в 2015 году опубликовал фундаментальный труд «Богословские основания для межрелигиозного диалога в исламской традиции». В нем на основе широчайшего перечня исламских первоисточников, поразительного по охвату, он доказывает ошибочность устоявшихся стереотипов об экстремистской одиозности и радикализме ислама. Парадоксально, но этот тезис ему приходится отстаивать и перед самими мусульманами. Так, на YouTube выложена дискуссия отца Иоанна с салафитским теологом Абу Усманом Джаузи, в которой иерей убедительно показывает, что внимательное изучение исламских первоисточников не дает оснований для утверждения тезиса об искаженности Библии. Другими словами, православный священник вынужден раскрывать самим мусульманам глаза на широту взглядов их собственной религиозной традиции.

Любопытно и то, что отец Иоанн, как он сам рассказывает в одном из интервью, окончил Ставропольскую духовную семинарию во времена владыки Феофана, позднее ставшего митрополитом Татарстана. Именно Феофан направил Васильева, по его собственному признанию, в ИСАА изучать ислам. Это лишний раз подчеркивает, какого мудрого и дальновидного православного иерарха мы, мусульмане, недавно потеряли.

Однако именно глубокое знание ислама помешало отцу Иоанну построить беседу в духе подлинного, двухстороннего, диалога. Разговор шел с явным перекосом в мусульманскую проблематику. Безусловно, отец Иоанн покоряет, когда цитирует на арабском хадисы и аяты, когда рассказывает о мирном договоре Пророка с христианами, где были четко прописаны их гарантии безопасности, которые позабыли и извратили поздние богословы ислама в лице Ибн-Таймии, Ибн-Касира и Ибн-аль-Кайима и т. д. Но это все же игра лишь в одни ворота. А для благополучного будущего нашей страны крайне важно, чтобы были вскрыты авгиевы конюшни всех конфессий, а не только мусульманкой. Складывалось впечатление, что отец Иоанн пока не готов перейти на свою половину поля. Так, когда ведущий спросил участников беседы: «Вы согласны с мыслью, что Бог один, но пути к Нему разные?», — прозвучали диаметрально противоположные ответы. «Это то, в чем я был воспитан», — сказал Дамир хазрат. «Нет, я не согласен», — ответил отец Иоанн. Боюсь, что если даже такие светлые умы РПЦ, как отец Иоанн, видят в соотечественниках, исповедующих ислам, в корне заблудших людей, а их доктрину — верной дорогой в ад (такая мысль также звучала), то нам в стране будет непросто построить отношения, основанные на глубинном, безусловном уважении и взаимопринятии.

Впрочем, мусульмане в данном контексте выглядят ничем не лучше. Да, Мухетдинов вспоминал Мусу Бигиева и учение многих исламских мыслителей о конечности ада для всех без исключения, но был вынужден признать, что оно неканоническое, ибо «мусульманские ортодоксы разделяют ту точку зрения, что есть только одна истинная религия, всем же остальным гореть в аду синим пламенем». И тот факт, что сам Дамир хазрат лично не одобряет подобную одиозность, в глобальном плане не спасает положения. Мусульманская доктрина, как и православная, учит о закоренелом заблуждении соотечественников иного вероисповедания. Увы, увы и еще раз увы, но мы до сих пор смотрим друг на друг через прицелы своих старых доктрин, будто не желая замечать, что уже давно стали единым многонациональным и многоконфессиональным народом, в котором не место для подобных воззрений.

И все же нужно отдать должное отцу Иоанну и Дамиру хазрату, которые встретились и пошли дальше дежурно-поверхностных фраз о мире и согласии. Конечно, за одну встречу многовековые доктринальные вопросы не решаются, но, как известно, путь длиною в вечность складывается из отдельных, пусть и маленьких, шагов. Хочется верить, что тот диалог «на земле», который наработан нашим многонациональным народом практикой совместного общежития, не будет разрушен воскрешающимися из пепла религиозными концептами, но, напротив, получит продолжение и на доктринальном уровне.

Самое распространенное заблуждение заключается в убежденности, что назвав Иисуса пророком, мы выказываем любезность христианам. На самом же деле мы тем лишь оскорбляем их религиозные чувства, ибо для них Иисус не пророк, а Сын Божий

«Самое распространенное заблуждение заключается в убежденности, что, назвав Иисуса пророком, мы выказываем любезность христианам. На самом же деле мы тем лишь оскорбляем их религиозные чувства, ибо для них Иисус не пророк, а Сын Божий»

Невежество в отношении других религий не способствует здоровым межрелигиозным отношениям

Состоявшийся концептуальный разговор выявил еще одну фундаментальную проблему: у мусульман нет своих Васильевых. Если при Казанской православной семинарии существует кафедра исламоведения, то при Казанском исламском университете зеркальных структур никто не создает и, кажется, в обозримом будущем даже не собирается.

В свое время Гейдар Джемаль сетовал, что у мусульман нет такой дисциплины, как куфрология. Идеолог исламского радикализма был уверен, что врага надо знать изнутри. Но для нас православные не враги, а духовные братья и сестры. И чем меньше мы знаем их доктрину, тем больше глупостей, мешающих межрелигиозному диалогу, совершаем.

Пожалуй, самое распространенное заблуждение такого рода заключается в убежденности, что, назвав Иисуса пророком, мы выказываем любезность христианам. На самом же деле мы тем лишь оскорбляем их религиозные чувства, ибо для них Иисус не пророк, а Сын Божий. Разница гигантская. Мы в большинстве своем не понимаем, что мусульманское учение об извечности Корана, ниспосланного в мир, сущностно мало чем отличается от учения о божественной природе Христа, пришедшего к людям. И то, и другое не противоречит идее монотеизма. Кстати, наименование Иисуса пророком оскорбляет христиан примерно так же, как нас — утверждения о том, что Коран — запись проповедей Мухаммада. В обоих случаях отрицается божественная сущность того, во что мы верим. Многие российские мусульмане до сих полагают, что Троица, в которую верят их православные соседи, — Аллах, Иса и Марьям (Бог, Иисус и Мария). И это лишь те примеры, что лежат на поверхности. Надо полагать, что в том числе для выправления подобной кривизны при Болгарской исламской академии был создан Центр межрелигиозного диалога, который, правда, пока не успел проявить себя в полную мощь.

Невежество в отношении других религий не способствует здоровым межрелигиозным отношениям. Кто знает, если бы арабам открыть, что иудеи не считают Ездру (Узейру) сыном Бога, как мусульманам повсеместно внушают с минбаров мечетей, то в ближневосточном конфликте было бы легче найти пути для примирения. Нам же нельзя допускать подобных ошибок. Невежество о религии своих соседей есть преступная халатность. И хорошо, что движение навстречу друг другу началось. Спасибо каналу «Серафим», его гостям и всем людям доброй воли.

Рустам Батыр

Фото: «БИЗНЕС Online»

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here