Ринат Закиров: «Мы не делали тайны из договора с крымско-татарским меджлисом»

10
69

Что послужило последней «каплей» для приезда Рефата Чубарова, для чего ВКТ объединяет женщин и как казанские вузы не хотели учить татар из Китая. Часть 1-я

В Крыму сегодня нет «белых и пушистых» татарских общественных организаций, считает председатель исполкома ВКТ Ринат Закиров. Побывав несколько раз с миссией на полуострове, он сделал вывод, что ситуация в среде крымских татар весьма «намагничена», и предложил им свои рецепты интеграции в российское общество. Какие именно, Закиров объяснил в ходе интернет-конференции с читателями «БИЗНЕС Online». Кроме того, председатель исполкома ВКТ рассказал, о том, на какие слова Путина опирается уже 12 лет, как убедил Николая Меркушкина воссоздать татарскую школу в Мордовии и для чего конгресс проводит форумы для бизнеса, молодежи и женщин.

«МИЛЛИ МЕДЖЛИС В КРЫМУ — ЭТО РЕАЛЬНАЯ СИЛА»

— Ринат Зиннурович, одно из самых резонансных политических событий последних месяцев — подписание имполкомом ВКТ договора с Меджлисом крымско-татарского народа. Вам удалось подписать его не сразу. Какие всё-таки доводы, обещания способствовали подписанию?

— Не было и не могло быть никаких обещаний со стороны ВКТ, потому что мы понимаем, что только нашими обещаниями ничего не изменишь, когда 300-тысячный крымско-татарский народ много десятилетий находится буквально в загоне. Здесь возымело действие то, что мы — родственные народы.

— На какие круги крымских татар вы рассчитываете в поисках взаимопонимания?

— Когда произошли все эти события в Крыму, мы по поручению Госсовета РТ уже на второй день выехали в Крым и начали искать встречу с председателем меджлиса крымско-татарского народа Рефатом Чубаровым. Он и раньше при наших встречах всегда занимал взвешенную позицию по всем вопросам. Поэтому я рассчитывал, что с ним мы общий язык найдем, и мы в этом не ошиблись.

Когда мы сообщили ему, что приехали в Крым, он взял полтора часа на тайм-аут, а когда мы спустя это время приехали на встречу, уже стояло с десяток телекамер, присутствовал весь состав руководителей меджлиса. И в таком формате мы провели первую встречу.

— О чем шел разговор? Крымские татары, наверное, расспрашивали, как живется татарам в России?

— Нет, на первых наших встречах, естественно, речь шла о ситуации в Крыму. Мы проявляли свою озабоченность, хотели, чтобы их чаяния были услышаны, их нужды были решены. Мы об этом говорили на все телекамеры. Поскольку крымские татары уже оказались в составе Российской Федерации де-факто, мы намерены повсеместно отстаивать интересы крымско-татарского народа, чтобы эти интересы не были отброшены в сторону.

— Что всё-таки послужило последней «каплей» для подписания договора?

— Раньше Чубаров не смог приехать в Казань, потому что в Крыму было как на вулкане. Даже во время нашего с ним разговора в Крыму ему звонили, он срывался и, извинившись, уезжал. Любая провокация могла вывести на улицу всех, начались бы столкновения, и пошло-поехало, до крови. Чтобы этого не произошло, он нес ответственность, он же лидер милли меджлиса.

— Могли быть именно провокации, или татарский народ выступал против объединения с Россией?

— Провокация могла быть с любой стороны, могли подключиться и чисто бандиты, у которых руки чешутся. Ведь есть люди, которым без войны скучно. А Чубаров делал все, чтобы это не превратилось в бойню или в противостояние. Нам рассказывали, что однажды крымские татары собрались вокруг Верховной Рады Крыма и ждали от Чубарова команду, чтобы взять Раду. Но он сказал: идите по домам и утром не выходите, пока не будет особого распоряжения.

— Чубарова народ слушается? Меджлис — действительно влиятельная организация?

— Да, милли меджлис в Крыму — это реальная сила. Я знал об этом и раньше, но когда 6 раз ездил в Крым, я окончательно укрепился в своем мнении. Приведу вам такой пример. Помните, власти Крыма после присоединения к России запретили митинги? У крымских татар 3 мая отмечается национальный праздник, похожий на наш сабантуй. А между 1 и 2 мая власти приняли решение о запрете массовых сходов. Поздно вечером 2 мая собрался меджлис, заседали часа три, под утро приняли решение, что праздник в этом году проводить не будут. И в 10 часов утра на празднике не было ни одного человека! Вот так они за несколько часов смогли оповестить и организовать народ. А ведь в прошлом году этот праздник собрал 30 тысяч.

— Всемирный конгресс татар заключил договор о сотрудничестве с меджлисом крымско-татарского народа. Вы ведь в курсе, что эта организация антироссийски настроенная? И не кажется ли Вам, что хотя бы для баланса Вам необходимо заключить договор о сотрудничестве с пророссийски настроенной крымско-татарской организацией «Милли фирка» («Национальная партия»)? (Раис Сулейманов)

— Я бы не стал обозначать позицию организаций такими резкими определениями.

— Это не соответствует действительности?

— Не соответствует. Там ведь много народу, а когда народ намагниченный и уже многие годы участвует в национальном движении, конечно, там есть разные мнения. Но это не означает, что из-за мнений, имеющихся в массе, можно обозначить всё движение какой-то одной краской — красной, черной или белой пушистой. Пушистых я там не видел. Курултай там проходил 12 часов практически без перерыва, и я всё это время был в зале. Это был бурлящий котел! Но я обратил внимание на то, что ни один человек не оскорблял ближнего, все высказывались очень корректно.

Что касается «Милли фирка», то, считаю, это одна из десятков организаций, которые сегодня пытаются привлечь к себе внимание массы крымских татар, но этого не происходит. Основная сила всё-таки у меджлиса.

— Что вы думаете о противоречивых мнениях по поводу подписанного вами договора с меджлисом крымских татар? Там нет ничего опасного для страны, но шум поднялся большой… (А.Н.)

— Нет никакого шума и противоречивого мнения по этому поводу. Наоборот, все говорят, что мы правильно поступили, поддержав крымских татар в это непростое время. Какая может быть опасность от сотрудничества двух общественных организаций в области культуры и образования?

«КОРНИ ЕДИНЫ!»

— Наверное, в Крыму вы выполняли поручение властей республики? Какое конкретно поручение вам дали?

— Нам поручений не дают, нас просят… Естественно, раз есть к нам доверие, нас и попросили участвовать в смягчении ситуации.

— А доверие есть?

— Конечно! Я много раз был в Крыму, и ни разу не видел пренебрежения ни единым штришком!

— Говорят, что крымские татары — это очень далекие «родственники» нашим татарам. А какое ваше мнение по этому поводу?

— Я считаю, что это очень близкий нам народ. Корни всех тюрков едины!

— А крымские татары воспринимают нас как близкий народ?

— Именно так и воспринимают.

— Вы говорили им: ребята, давайте домой, в Россию, дома хорошо?

— Нет, мы такими штампами не говорим. Мы говорим: да, российское общество тоже сложное, татары живут здесь много столетий, в течение которых всё было… Но мы здесь сумели себя достойно сохранить, сохранили свою национальную идентичность, сохранили культуру, искусство. А в 20 веке мы возродили свою утраченную государственность. Об этом можно было бы много говорить, но я скажу о том, что мне близко. Одним из важных признаков государственности является наличие высокой культуры и классического искусства. Раз мы сумели сохраниться и возродиться, стало быть, и у вас тоже есть шанс на возрождение.

И мы будем помогать, передавая свой опыт. Например, у нас десятки проектов, которые мы реализуем, и не только в Татарстане, а по всей России. И даже по всему миру. Но крымских татар больше всего интересует Россия, они говорят: не потеряемся ли мы, вдруг нас так зажмут, что мы растеряем всё? На что я им ответил: вы пока еще ничего не имеете по сравнению с нами. Если вы быстрее будете адаптироваться, интегрироваться, у вас есть возможность из этой ситуации выудить очень большую пользу для себя.

Путин 10 раз говорить не будет. Он во время прямой связи 17 апреля говорил о необходимости реабилитации и восстановлении законных прав и интересов крымско-татарского народа. Сегодня сказал — надо сейчас, завтра, послезавтра, через день, через неделю «ноги приделать» к сказанному. Это не так просто. Вы думаете, нам все готовое преподносят на блюдечке с голубой каемочкой?

12 лет назад в казанском Кремле Владимир Путин сказал нам: если кто мешает преподаванию родных языков, это дурость. И мы уже столько лет опираемся на это высказывание. Я и сам неоднократно перед публикой повторял эти слова Путина. Он же для нас это сказал, дал нам шанс. Президент страны 10 раз на твою тему говорить не может, у него тысячи участков, которым надо давать оценку, высказывать свое мнение. И мнение президента страны, высказанное по этой части, — это уже рычаг в наших действиях. По этому принципу мы и работаем. Помню, с бывшим главой Мордовии Николаем Меркушкиным мы полтора часа беседовали о состоянии татарских школ в регионе, в частности, там закрыли школу в большом татарском селе. Разговор наш имел результат: сегодня в этом селе построена новая школа.

— Вы общались с простым народом? Как они воспринимают все эти события?

— Мне довелось выступить на 20-тысячном митинге, народ воспринял мое выступление очень тепло, но, естественно, они все встревожены.

— Национальная культура, язык — это, безусловно, всё важно, но людям реально негде жить, у них нет ни земли, ни дома. Как вы отвечали на вопросы, когда эти проблемы будут решаться?

— Путин же сказал, что будут обустраивать быт крымских татар.

— Словам Путина они поверили?

— Я им сказал: слова Путина возьмите на вооружение. Это принципиальный момент. Как бы местные власти не противились, указания президента будут реализовываться. Мне показалось, они восприняли наш совет.

— Вы верите, что для крымских татар выполнят всё обещанное?

— Абсолютно уверен!

61242.jpg
С Рефатом Чубаровым после подписания договора

КРЫМСКИЕ ТАТАРЫ БЫЛИ В ВОСТОРГЕ ОТ УВИДЕННОГО В КАЗАНИ

— Как делегация крымских татар восприняла всё увиденное в Казани, в Татарстане?

— Они были в восторге! Они тогда сказали: обязательно вместе с Чубаровым в ближайшее время приедем. И приехали с Чубаровым на подписание договора.

— А почему подписание договора сделали тайным — прессу не позвали?

— Мы тайну не делали. Когда мы вышли с подписания договора, ко мне подошел корреспондент «БИЗНЕС Online» и попросили дать интервью. А почему нет? Ответил на все его вопросы. Кто сумел дозвониться, тот и получил комментарий…

— Так надо было позвать все СМИ!

— Делегация крымских татар приехала всего на один день, а тут не знаешь — то ли с ними общаться, то ли с журналистами… Хотелось Чубарову показать всё по максимуму, чтобы он тоже убедился, что мы имеем достаточно большой опыт. Кстати сказать, министр иностранных дел РФ на больших форумах неоднократно похвально отзывался о деятельности Всемирного конгресса татар по поводу его работы с российскими соотечественниками за рубежом, сказал, что это бесценный опыт для России.

— По телевидению показывали сюжеты, где простые крымчане уже после присоединения к России не очень-то и восторженно высказываются по этому поводу…

— Вы поставьте себя на их место! Многие крымские татары до сих пор живут в лачугах, землю им никто не предоставил, а уже занятые земли никто не узаконил. Они ставят временные лачуги, потому что в любой момент их могут снести. И было такое — бульдозером лачуги сносили, а ночью татары их опять строили… И так жили 20 лет.

— Как вы считаете, Владимир Путин понимает татар?

— Если бы не понимал, десятки раз не приезжал бы в Татарстан. Помните, на встрече с крымскими татарами Путин сказал: «Я любуюсь тем, как Татарстан развивается». Это показатель, это оценка не только татарам, а нам всем в республике. Созидательный труд на пустом месте не появляется, а только тогда, когда есть в обществе согласие, есть понимание, когда человек не озабочен мелочными интригами, когда уверен в своем будущем.

«ЗА ПРЕДЕЛАМИ ТАТАРСТАНА ПРОЖИВАЕТ 70 ПРОЦЕНТОВ ТАТАР»

— Совсем недавно вы приняли участие в I съезде татар Сибири в Новосибирске. Участников было много? Известные люди были?

— Всего было человек 350, а из известных людей было много ученых, профессоров, например, академик РАН Ренад Зиннурович Сагдеев, представитель знаменитого рода Сагдеевых.

За пределами Татарстана проживает 70 процентов татар, и за последние 20 лет мы многого добились в плане объединения народа, возрождения языка и культуры. Если бы возрождение шло только внутри нашей республики, то это было бы слишком усеченно, поэтому мы выступаем за то, чтобы в крупных городах страны, где проживают татары, обязательно были татарский культурный центр, татарский детский сад, школа и мечеть.

Что касается школы, у родителей должна быть возможность определить туда своих детей, чтобы они в условиях иноязычной среды могли обучаться родному языку и сохранять национально-культурную идентичность. Ведь всех детей для этого в Татарстан не отправишь, даже если есть школа-интернат. Вот в Актаныше два года назад открыли интернат-гимназию для особо одаренных детей, но из других регионов России родители пока не очень охотно отпускают туда своих детей.

— И что же, актанышский проект провалился?/

— Нет, я бы не сказал, что провалился, свой контингент он набрал. Но, на мой взгляд, такие школы-интернаты для одаренных детей должны располагаться в крупных культурных и исторических центрах, столичных городах. Ведь само наличие в таких городах культурной элиты, научного сообщества играет огромную роль в формировании молодых талантов. Поэтому Всемирный конгресс татар обратился к президенту РТ с инициативой открытия такой школы-интерната для одаренных детей в Казани. Президент поддержал эту идею, в настоящее время по его поручению соответствующие структуры конкретно занимаются этим вопросом.

— В других регионах России есть татарские школы?

— В России 4300 татарских сел, и во многих из них есть школа, в которой преподается татарский язык. Но, к сожалению, образовательная система у нас очень сложная по своим подходам и компонентам, и уже 20 лет идут реформы. Нам удалось открыть татарские школы в Москве, Самаре, Саратове, Ижевске, Димитровграде.

— На первом съезде татар Сибири были приняты какие-то конкретные решения?

— Конечно, по итогам работы съезда они приняли большую резолюцию, основной смысл которой заключается в том, что татарам Сибирского округа надо объединиться для решения общих проблем и задач. Кстати, для себя я отметил, что половина участников съезда еще не бывала в Казани. И я сделал вывод, что на горизонтальном уровне это общение будет очень полезным.

— Кто лидер у сибирских татар?

— У татар, проживающих в Сибирском федеральном округе, пока нет единого лидера, это дело будущего. Надеемся, он появится в процессе совместной работы всех региональных татарских организации округа.

«НАША МИССИЯ — ОБЪЕДИНИТЬ ТАТАР»

— Сколько татар проживает в России и в мире?

— В России — 5,5 миллиона, в мире — 7,5 миллиона.

— Сегодня ВКТ старается объединить татар всего мира. А зачем это вообще надо?! В чем вы видите основную миссию ВКТ? (Ленар Хафизов)

— Наша миссия — объединить татар, чтобы они вели единую национальную жизнь, чтобы люди почувствовали, что причастны к духовному богатству, традициям и современным успехам татарского народа. Объединение необходимо для самосохранения в этом мире. Ни одна нация не хочет исчезнуть с планеты, из общества, и люди объединяются, чтобы сохранять свою нацию из поколения в поколение.

— А объединение необходимо для придания «веса» в решении проблем нации?

— Вы знаете, татарам никакого дополнительного «веса» придавать не нужно, они и так второй по численности народ страны. И последние два десятилетия отчетливо показывают значимость татарского фактора в России. Посмотрите, среди татар есть политические деятели федерального масштаба, руководители регионов, больших городов, видные ученые, крупные военачальники, деятели искусства мирового масштаба, знаменитые спортсмены. Как видите, веса у нас достаточно, а объединение такого народа вокруг общих идей позволяет концентрировать силы для достижения позитивных целей национального возрождения.

— Интересно, а другие народы России — чуваши, марийцы, мордва — тоже так активны в вопросе сохранения своей нации?

— Конечно, все активны, и у всех есть свои организации. Например, руководитель конгресса евреев Борис Шпигель приезжал в Казань, чтобы ознакомиться с опытом нашей работы. И мы договорились, что к 70-летию Победы проведем совместное мероприятие на военную тематику.

— Из каких источников финансируется ВКТ?

— В основном спонсорские средства, а из бюджета Татарстана мы получаем 1,8 миллиона рублей в год в виде грантов, как и другие общественные организации. У спонсоров мы просто так деньги не просим, а приходим к ним с идеей, с конкретным проектом.

— В аппарате исполкома ВКТ сколько человек работает?

— Аппарат у нас небольшой — 35 человек.

МЫ НЕ БЕРЕМ ПРОЕКТЫ С ПОТОЛКА

— Почему до сих пор не принята программа и не осуществляются никакие меры по поддержке татар, переезжающих в Татарстан из других регионов РФ и других стран? Планируется ли принятие подобной программы? Возможно ли включение татар, переезжающих в Казань из других регионов РФ, в перечень лиц, имеющих право на получение жилья в рамках социальной ипотеки? (Гульназ Бадретдин)

— Да, действительно, сегодня такой программы нет только по причине того, что вопросы организованного переселения находятся в ведении федеральных властей. Несколько лет назад была принята федеральная программа переселения зарубежных соотечественников на Родину. К ней был приложен перечень регионов, которым выделялись квоты для приема соотечественников. К сожалению, Татарстан в этот перечень не попал. Но жизнь всегда сложнее любых директив и инструкций. Только за последние два десятилетия тысячи семей соотечественников вернулись на историческую родину — в Татарстан. Конечно, люди сталкиваются с различными дополнительными трудностями, но, тем не менее, они обустраиваются.

Что касается Всемирного конгресса татар, то по нашей инициативе была принята программа обучения соотечественников в вузах Татарстана. Например, в прошлом году по нашей совместной с министерством образования и науки РТ программе 500 татар, проживающих за пределами Татарстана, поступили в казанские вузы на бюджетные места. Мы этими вопросами занимаемся вот уже 11 лет.

Когда я возглавил ВКТ и огляделся, то понял, что вопрос обучения в Казани татар из других стран — это самое перспективное направление работы, и решил начать именно с этого. Конечно, не всё так просто у нас получалось — не все ректоры сразу соглашались бесплатно учить иностранцев, ссылаясь на то, что это противозаконно. Со временем все поняли, что это дело перспективное, и все вопросы с минобрнауки РФ были урегулированы. К примеру, за эти годы в наших вузах обучалось 76 татар — граждан КНР.

— В Китае народ активный, а с татарами из других стран как обстоят дела?

— Нас особо волнуют контакты со странами СНГ, где после развала СССР остался большой массив наших соотечественников. Я 7 лет сотрудничаю с Международным советом соотечественников России и всё это время говорю, что мы с каждым годом теряем своих соотечественников — и русских, и татар. Считаю, пока еще свежа память, пока народ не отвык от своего родного языка и традиций, надо активизировать перетягивание их интересов по самым разным каналам, в том числе и обучением их детей в вузах России. А жилье — это, конечно, не вопрос ВКТ, а руководства страны.

— Какие еще проекты есть у ВКТ?

— У нас много проектов, и мы их берем не с потолка — нам жизнь подсказывает. Для примера приведу только два проекта. Первый проект — создали Всероссийскую ассоциацию татарских сёл. В один момент нам показалось, что мы сёла уже потихоньку начали терять, они становились депрессивными территориями. И нам нужно было придумать, как сохранить эти сёла. Как вы думаете, откуда мы узнали, что в России 4300 татарских сёл? Мы сначала сами создали их картотеку, потом создали Всероссийскую ассоциацию татарских сёл и зарегистрировали ее в минюсте РФ как всероссийскую организацию.

Начали с ежегодного проведения всероссийского сельского сабантуя в разных регионах страны. Порядка 40 субъектов федерации из своих крупных сёл направляют делегации на этот праздник. С регионов приезжают 500 — 600 человек. Сабантуй — это не просто праздник, а место общения людей и обмена опытом, это место, где завязываются связи для дальнейшей работы.

Мы поняли, что сохранить село можно только через развитие сельского предпринимательства. Других рычагов нет! Даже муниципальные органы не в состоянии решать вопросы создания рабочих мест. А для возрождения сёл нужна экономическая основа, чтобы молодежь не уезжала из села, а занималась предпринимательством в хозяйстве родителей. И чтобы возвращалась в родное село по окончании вуза, видя, что бизнес у родителей идет успешно.

КАК САМАРСКОЕ СЕЛО НАДОУМИЛО СОЗДАТЬ 1000 СЕМЕЙНЫХ ФЕРМ В ТАТАРСТАНЕ

— Сколько лет действует программа по татарским сёлам?

— В этом году мы в четвертый раз провели Всероссийский сход предпринимателей татарских сёл — собралось порядка 600 человек. Надо отметить, что президент Татарстана принимал участие в работе всех четырех сходов. К нашему удовлетворению, слой сельских предпринимателей, который на заре советского времени раскулачивали, вновь образовался. И они уже твердо стоят на ногах. Одно загляденье смотреть на эти одухотворенные лица! Такие интеллигентные лица сельских жителей я видел только на фотографиях начала 20 века. Эти люди знают толк в жизни, своим трудом уже чего-то достигли. От них исходит благородная энергетика.

…На четвертом сходе, когда начал выступать пожилой предприниматель из села Ямурза Агрызского района Ильшат Сахипов, президент всем корпусом развернулся к нему, а потом только с ним и говорил. Человек оказался настолько интересным и разносторонним, хорошо понимающим сегодняшнее состояние села. Все его дети и родственники получили разное образование и вернулись в его хозяйство. Они своим трудом всё село подняли!

Когда конгресс начал реализацию проекта возрождения татарских сёл, мы специально изучали опыт успешных сёл регионов всей России. Их оказалось достаточно много! В крупных татарских селах проживает по 5 — 10 тысяч человек. Когда я впервые побывал на сабантуе в селе Алькино Самарской области, подумал: вот бы показать это село нашему президенту. И, действительно, президент Татарстана побывал там на I Всероссийском сельском сабантуе. Перед камерами журналистов он сказал: вот как надо жить татарским сёлам, опыт Алькино — это перспективный путь развития. И по возвращении в республику Рустам Нургалиевич дал поручение министру сельского хозяйства в течение двух лет организовать тысячу семейных ферм.

— В чем феномен этого села?

— Там процентов 60 сельчан занимаются разными видами предпринимательства, даже туризмом! Один предприниматель создал там центр сельского туризма, и его опытом заинтересовались многие чиновники Самарской области. В этом году и мы возили туда делегатов схода предпринимателей. Другой предприниматель организовал переработку сельскохозяйственной продукции, причем, в кооперации с односельчанами: 30 — 50 подворий выращивают домашний скот и по графику сдают ему мясо на переработку. Мало того, предприниматель за свои деньги свозил партнеров в хадж, и теперь они имеют свое клеймо для маркировки халяльной продукции.

И надо сказать, в таких успешных сёлах очень сильна религия: в одном только Алькино три мечети. Как видим, даже 70 лет советской власти не смогли истребить в сельчанах предпринимательский дух. Кстати, это село основали 400 лет назад выходцы из нынешнего Рыбно-Слободского района Татарстана.

ВПЕРВЫЕ ПРОВЕЛИ ФОРУМ ТАТАРСКИХ ЖЕНЩИН

— Что делается для сохранения и развития татарского языка? Многие известные наши соотечественники стали академиками, учеными, писателями, военачальниками. И знание родного языка им не помешало, а наоборот. (Салиха)

— В этом году мы впервые провели всемирный форум татарских женщин, в котором приняли участие 500 человек. И этот проект нам тоже подсказала сама жизнь. За последние годы мы много сделали: возродили сабантуй, и в прошлом году он прошел в 23 странах мира; Татарстан со многими регионами заключил двухсторонние договора о сотрудничестве, в рамках которых проходит много встреч и мероприятий. И это нам очень помогает.

Но должны прямо сказать, пока мы не удовлетворены результатами работы по сохранению татарского языка. И с каждым годом этот вопрос становится всё сложнее. А люди, когда дело плохо идет, начинают говорить, что их зажимают власти. Но мы поняли, что проблема в нас самих. Мы не случайно привлекли на помощь женщин, ведь это именно от них в первую очередь зависит, на каком языке говорят дома. Чтобы язык стал действительно родным, на нем надо говорить с самого детства, иначе никакие школы и детские сады не помогут.

Конечно, эти 500 женщин погоду по всей России не сделают, требуется мощное женское движение по сохранению языка, культуры и традиций татарского народа в семье. На первом съезде женщин мы создали координационный совет из 35-ти человек, в структуре исполкома ВКТ создали специальный отдел. И мы это движение будем всячески поддерживать. Уверен, это поможет нам изнутри решить проблемы языка и традиций. Здесь ни власти, ни деньги не помогут, а вопрос может решиться только на бытовом уровне в каждой конкретной семье, и мы очень рассчитываем на мудрость и активность женщин в этом вопросе.

Кроме того, министерство образования и науки Татарстана стало проводить международные олимпиады по татарскому языку. Это стало возможным при новом министре Энгеле Фаттахове. У нас с ним установилось хорошее сотрудничество. Кстати, до этого в течение ряда лет он был членом Бюро Всемирного конгресса татар. К сожалению, предыдущие министры в течение долгих лет запустили вопросы национального образования. Сейчас многое приходится выправлять. Что касается последней международной олимпиады по татарскому языку, она прошла с большим успехом, а ее итоги подводились в Театре оперы и балета имени Мусы Джалиля. Достаточно сказать, что одним из победителей олимпиады стал юноша-японец.

По поручению президента Татарстана запущен интернет-проект «Ана теле» для изучения татарского языка. Нынче за виртуальные парты этого проекта сели 10 тысяч новых энтузиастов родного языка.

— Когда возобновится переход на латинскую графику письма татарского языка с кириллицы? (Дамир)

— Этот вопрос превратили в политический… Переходить на латинскую графику — я так вопрос не ставлю, раз закон приняли. Но этот вопрос никогда с повестки не снимется и в какой-то форме всё равно найдет свое решение.

120 ТАТАРСКИХ МОЛОДЕЖНЫХ ОРГАНИЗАЦИЙ ПО ВСЕМУ МИРУ

— Есть ощущение, что вы слишком увлеклись проведением различного рода форумов — то религиозных деятелей, то сельских предпринимателей, то теперь вот женщин…

— Наши форумы — это нейтральная площадка для встреч и завязывания полезных связей, обмена опытом, для обсуждения проблем и выработки путей их решения. И мы работаем с обратной связью, обязательно отслеживаем, как выполняются решения форумов. И то же самое затем происходит в других регионах. Кстати, 12-14 июня мы собираем пятый Всероссийский форум татарских религиозных деятелей. В работе форума примут участие 900 человек, а в мероприятии «Изге Болгар ?ыены» 14 июня — порядка 50-ти тысяч из разных регионов страны (интернет-конференция проходила 9 июня — ред.).

— Смысл праздника в том, что Булгар — это место, где был принят ислам на нашей территории?

— Да, это священное место для татар, где наши предки приняли ислам.

— А вы уверены, что именно там был принят ислам? Например, Фатих Сибагатуллин в своей книге пишет, что ислам приняли в Биляре?

— Булгар во все времена у татар считался священным местом, и не надо это сегодня оспаривать.

— Что делать с ребятами, которые уже по возрасту не могут причислять себя к Всемирному форуму татарской молодежи, что делать, чтобы их не потерять? Есть ли у вас какие-то практики, которые могли бы закрепить их в развитии национальной жизни? (Istorik)

— Когда я только возглавил ВКТ, первое, чем я занялся, — это молодежный проект. В то время почти не было татарских молодежных организаций, а сегодня их порядка 120-ти по всему миру. В августе этого года на Всемирном форуме татарской молодежи мы соберем 900 человек.

Молодежный форум работает под крылом Всемирного конгресса татар, но имеет свою управленческую структуру. А тем, кто вырос из молодежного возраста, советую перейти во взрослую организацию и продолжать работать. У нас ведь нет ни приема в организацию, ни учета членства. Мы работаем с массами. Если человек готов стать лидером во взрослой организации и подтвердил на это право своей работой в молодежном «крыле» ВКТ, мы с удовольствием поручим ему дело.

Окончание следует

http://www.business-gazeta.ru/article/108169/

10 КОММЕНТАРИИ

  1. Такое ощущение что репортер все время Рената Закирова пытался передергивать, то не серьезно, это не поможет, надо делать хоть что то а не фыркать носом туда сюда

  2. Конгресс татар по моему единственная Федеральная организация которая на деле, монотонно и последовательно занимается сохранением и развитием языка и культуры по всей России.

  3. А нам чем таким важным они помогают, ни разу не видел что бы приехали и что нибудь построили или провели, все здесь делается только с помощью бюджета или богатыми татарами.

  4. Вообще то господин Аноним в нашем регионе почти к каждому крупному движению общественному и к реставрациям, и открытиям мест татарской культуры приложили руку либо конгресс либо его члены, коим например является Канюкаев

  5. У меня дочка не раз ездила в Казань по приглашению конгресса на дни татарские собрания, если человек ищет свою культуру он знает что и как делает конгресс, а если только зовется татарином то и не знает ни чего

  6. Такое высокое положение у человека и всегда становится приятно когда в разговоре он указывает на достижения Самарских татар, на Латыпова и его работу которую он без устали ведет в своем селе, Алькино действительно сейчас образец правильного подхода к сельскому развитию, в городе такого количества устремленных в бизнес людей нету, причем патриотов своей малой родины. Школа Самарская про которую говорит Закиров, это наша любимая “Яктылык”, а кроме этого все те же люди из всемирного конгресса(о которых кто то не слышал;)) например господин Канюкаев сейчас прилагают вместе с областной автономией все усилия к открытию второй татарской школы в нашем городе и после этого в интервью Казанские деятели уже будут ставить Самару в пример всем другим регионам о том как надо действительно на деле возрождать наш язык и заниматься тем что бы дети наши выросли настоящими татарами и знали, и ценили свою культуру. Не то что собирать там какие то свои парламенты и курултаи добиваясь противоборства с властью и задвигая татарский народ в оппозицию, то же мне нашлись глашатые народа татарского, сейчас как никогда раньше можно продуктивно работать и с Самарскими властями и с представителями Татарстана , а не идти по пути бендеровцев!

  7. Да молодец Ринат! Самара турында да онытмый тора, булган чараларга киля, безнен активистларыбызны да зурлап ряхмят хатлары белян булякли. Бер геня кызганычлы, безнен олкя турында ТНВ да бик эз сюжетлар курсятяляр, э булганнары Гали авылы турындда гына. РИна Зиннуровичны курсям шушы сорауны биргян булыр идем, димяк булышыр иде безгя

  8. Да вот что вы разводите тут ненужную демагогию. ВЫ посмотрите скольким татарам нужно то что они “татары” Посмотрите сколько чел ходит на праздники,есть вот прям 100 чел (причем это бабушки в платках) остальные просто залетные, чисто случайно кто-то притащил. В фойе на тат празднике все разговаривают на русском, никому не нужно это

  9. Я вот вообще считаю что нужно оставить один лишь английский, ну так сложилось что он легче всех остальных языков, сейчас люди много путешествуют, общаются с людьми с других стран , действительно есть необходимость владения одним единым языком именно английским я считаю

  10. Ленар, не могу с Вами согласиться. Именно из-за разнообразия языка, культуры нам интересно путешествовать, узнавать новое. Мне посчастливилось принять участие на II Всемирном форуме татарских женщин, и, к Вашему удивлению, со многими делегатами мы общались именно на татарском языке. Были представительницы из Финляндии, Турции и они не понимали ни русский,ни английский вот тут то и пригодился наш родной ТАТАРСКИЙ язык.

Добавить комментарий для Азат Отменить ответ

Please enter your comment!
Please enter your name here