Рустам Батыр: «Российский ислам – религия богоизбранного народа»

0
156

Почему мы должны экспортировать уникальную модель отечественного ислама — концепт джадидизма

Превратить российскую умму в мощный плацдарм по захвату исламского мира, по вовлечению его в орбиту влияния РФ, — такую амбициозную задачу необходимо ставить перед нашей страной, уверен известный мусульманский и общественный деятель Рустам Батыр. Но до до этого еще далеко, констатирует он, причем не только в жизни, но даже на бумаге, в умах. О том, почему мы прозябаем жизнь в ведомых и как изменить ситуацию, — в материале автора «БИЗНЕС Online».

«Самообесценивание — наш главный коллективный грех перед Богом, Россией и всей мировой уммой»

«Самообесценение — наш главный коллективный грех перед Богом, Россией и всей мировой уммой»

«ВМЕСТО ТОГО, ЧТОБЫ ВЕСТИ, МЫ ПРОЗЯБАЕМ ЖИЗНЬ В ВЕДОМЫХ»

Явление Михаила Мишустина народу крепко перетряхнуло политическое поле России. Наполовину обновленный состав правительства порвал многие из устоявшихся нитей лоббистских связей. Закулисную паутину, пробирающуюся к высшим коридорам власти, фактически пришлось плести заново. Не остались в стороне от этих процессов и мусульманские центры влияния, честь консультировать которые мне в нынешнем статусе «вольного каменщика» периодически выпадает. В кулуарной повестке дня вновь встал вопрос о месте мусульман в общественно-политическом ландшафте современной России. Фундаментальная проблема подобных телодвижений, однако, заключается в том, что в нашей стране нет глобальной долгосрочной стратегии касательно ислама. Вместо нее — сиюминутный, в лучшем случае тактический, сумбур. И именно здесь таится корень многих наших бед, бесконечных бегов по кругу и топтания на месте.

Не сказать, что государевы мужи совсем уж не замечают мусульман. Замечают. Только видят они нас, как правило, через весьма специфические очки. Они смотрят на нас преимущественно сквозь призму вопросов государственной безопасности: ничего не взорвалось — и слава богу. Даже Болгарская академия изначально строилась на таком же концептуальном фундаменте — с целью оградить отечественный ислам от деструктивного влияния исламской учености, курируемой ЦРУ, МИ-6 и прочими крестными отцами халифатистов всех мастей. Однако до превращения БИА и в целом российскую умму в мощный плацдарм по захвату исламского мира, по вовлечению его в орбиту российского влияния, пока далеко. Причем не только в жизни, но даже на бумаге, в умах.

Конечно, мы, мусульмане, сами виноваты в подобном положении вещей. Мы ведь в общемировой исламской семье ведем себя как бедные родственники, которые рады и тому, что их, будто вшивых, посадили с дальнего краю общего стола. Словно малые дети, мы смотрим в рот всякому заезжему проповеднику в белой рубахе-кандоре и черной накидке-биште. Даже если тот несет откровенную ахинею, но слегка декорированную начетническим цитированием аятов и хадисов, мы готовы записывать ее под карандаш, будто шейх изрыгает из уст не баребухи глупости, а перлы непостижимой для нас мудрости.

Такое самообесценение — наш главный коллективный грех перед Богом, Россией и всей мировой уммой. Вместо того, чтобы вести, мы прозябаем жизнь в ведомых.

«Мы всегда отличались от своих собратьев в большом исламском мире. У нас была почти стопроцентная грамотность населения. У нас женщина никогда не низводилась до уровня вещи и наложницы»

«Мы всегда отличались от своих собратьев в большом исламском мире. У нас была почти стопроцентная грамотность населения. У нас женщина никогда не низводилась до уровня вещи и наложницы»

«МЫ ПЕРВЫМИ В МИРОВОЙ УММЕ НАПЕЧАТАЛИ КОРАН»

Это грех перед Богом, ибо мы фактически предаем тот аманат, которым Всевышний осенил нашу историческую судьбу. Правы те, кто говорит, что каждая религия имеет свою национальность. В этом смысле российский ислам — религия богоизбранного народа. Избранного для особой миссии: сберечь и передать будущим поколениям истинное понимание наследия Пророка. Вот почему мы всегда отличались от своих собратьев в большом исламском мире. Пока те глотали пыль верхом на ишаках, у нас была почти стопроцентная грамотность населения — так, как и заповедано в Коране. У нас женщина никогда не низводилась до уровня вещи и наложницы. Она всегда была в почете. Уникальный институт абыстаев — тому лишь одно из подтверждений. Мы первыми в мировой умме напечатали Коран и явили миру феномен джадидизма. Менять все это на убогие по своему содержанию проповеди заморских эмиссаров ислама действительно грех. Грех смертный, непростительный.

Это грех не только перед самими собой и своей историей. Это грех перед нашими собратьями, оставшимися в интеллектуально-нравственном заполярье, где некогда взошло великое солнце Истины, но которое вот уже несколько веков как скрылось за горизонтом, погрузив исламскую ойкумену в бесконечную полярную ночь аутсайдерства. Исламский мир потому и пал как геополитический игрок, что допустил надлом изначального коранического генома культуры. Когда он заболел, надо было выйти на свежий воздух и погреться под лучами вечно обновляющего солнца Истины. Но вместо этого исламский мир захлопнул двери иджтихада и поспешил туда, куда бежит всякий, кого охватило расстройство желудка. Вот с тех пор он так и сидит там на толчке за закрытыми дверьми. И ничего предложить современному миру так и не может.

Россия, конечно, кинулась спасать человечество от игиловских (ДАИШ — арабское название запрещенной в РФ террористической группировки «ИГИЛ» — прим. ред.) испражнений исламского мира. И дай Бог, что у героев нашей страны, во имя идеалов интернационализма не щадящих свои жизни, получится зачистить эти авгиевы конюшни. Но не нужно строить никаких наивных иллюзий: вместо одного ДАИШ придет другой. Неважно, как он будет называться: «Аль-Каида», «Боко харам», «Талибан», «Хизб ат-тахрир», «Ат-Такфир ва аль-хиджра» — суть не в этом, а в том, что за больным надо не подчищать, его надо лечить. Россия должна быть не золотарем исламского мира, а его доктором, табибом. И в данном контексте российские мусульмане могут стать теми пилюлями, которые способны принести исцеление. А вместо этого мы выстраиваем обратную конструкцию, при которой больной активно дышит на доктора. Хорошо, что в последние годы хоть медицинскую маску научились надевать. Однако дальше этого, увы, не пошли.

«Воскрешение идей джадидизма начнет летопись нашего славного будущего.Однако в России преобладает противоположная установка — ориентация на консерватизм, традиционализм»

«Воскрешение идей джадидизма начнет летопись нашего славного будущего.Однако в России преобладает противоположная установка — ориентация на консерватизм, традиционализм»

«НАШЕ ГОСУДАРСТВО ПОНИМАЕТ ВАЖНОСТЬ СБЛИЖЕНИЯ С ИСЛАМСКИМ МИРОМ»

В отечественном мусульманском десанте, который спасет исламский мир от самого себя, нуждается и сама Россия. Исламский мир — гигантский рынок сбыта для наших товаров. Там же, в глубоких карманах нефтяных шейхов, лежат те деньги, которые Талия Минуллина c коллегами из других регионов, должна принести туда, где им самое место — в российские инвестиционные проекты. Кто же сможет выступить тем ледоколом, который в исламском заполярье проложит путь ко всем этим возможностям? Ответ один: российские мусульмане.

В принципе, наше государство понимает важность сближения с исламским миром, в объятия с которым дополнительно подталкивает и санкционное давление. Понимает оно и ту роль, которую в этом процессе могут сыграть отечественные мусульмане. Неспроста ведь группу стратегического видения «Россия — Исламский мир», собственно и отвечающую за такое сближение, Владимир Путин поручил возглавить мусульманину Рустаму Минниханову. Проблема в другом — в осознании того, что мы можем предложить исламскому миру взамен.

Как известно, за влияние в этом регионе борются разные геополитические игроки. Он далеко не «голубой океан», в котором отсутствуют конкуренты. России придется немало попотеть и потолкаться локтями за право быть царицей этой горы. А без конкурентного преимущества в подобной схватке мы вряд ли сможем выиграть. Так что же мы можем предложить нашим партнерам в исламском мире? То, что им нужно больше всего, — избавление от вековой удавки, душащий их потенциал к росту.

Здесь и пригодятся наработки российских мусульман. Воскрешение идей джадидизма оживит не только страницы нашего прошлого, но и начнет летопись нашего славного будущего.

Однако, к сожалению, в России, если говорить в целом, пока преобладает противоположная установка — ориентация на консерватизм, традиционализм. Вот и на днях муфтий Альбир хазрат Кргановвыступая на съезде сторонников православной монархии «Двуглавый орел», по факту назвал исторических джадидов «врагами внутренними, которые мечтали развязать вечную войну всех против всех под видом прогрессивных революционных преобразований». Уверен, что подобная негативная оценка понравится отдельным православным иерархам, которые мечтают видеть мусульман отсталыми и забитыми и которые хотят, как писал Николай Ильминский, чтобы даже муфтий «трусил бы не только губернатора, но и всякого столоначальника».

Однако за рубежом такому товару мы вряд ли найдем сбыт. У них у самих в исламском мире кадимизма хоть отбавляй. Даже при желании мы не сможем конкурировать с ними на этом поле. Да и зачем? Общество стагнации и мракобесный ДАИШ они и без нас создавать умеют. Им нужно ровно противоположное — то, что поможет избавиться от этого самого кадимизма, то, что им обеспечит прорыв вперед, причем не только на нефтяной, но и на самой важной — ценностно-идеологической — смазке. Вот с чем мы должны выходить на международный рынок. Мы должны экспортировать уникальную модель российского ислама, концепт джадидизма.

Джадидизм — товар не скоропортящийся, но и он со временем морально устаревает. Уже сейчас в Европе и США созревает прослойка мусульманских богословов, которые активно осваивают и развивают, так сказать, общеджадидские идеи. Если мы так и будем продолжать сидеть на месте, то может статься, что в скором времени наше конкурентное преимущество просто-напросто испарится, перестанет быть уникальным. Отчасти это уже произошло. Однако пока еще не поздно осознать наши идеологические просчеты на исламском поле и поставить интеллектуальное наследие отечественного ислама на службу умме, России и всему миру. Место царя горы исламского мира все еще ждет нашего прихода. Осталось только простроить путь-стратегию к нему.

Рустам Батыр

Фото: «БИЗНЕС Online»

Мнение авторов блогов не обязательно отражает точку зрения редакции

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here