Рустам Минниханов: «Асгат сказал, что я согласен выдвигаться»

0
58

Будет ли президент РТ биться за название должности, как относится к многоженству и чувствует ли себя, подобно Путину, «рабом на галерах»?

На эти и многие другие вопросы отвечал сегодня врио президента РТ Рустам Минниханов на пресс-конференции в Казани, приуроченной ко вчерашнему Дню печати РТ. Особый колорит встрече придало то, что участвовали в ней исключительно первые лица татарстанских СМИ, поэтому набор поднятых тем, как в капле воды, отразил сегодняшнее состояние медиаотрасли. Кого-то интересовало 25-летие государственности Татарстана, кого-то — амнистия капиталов, а кого-то — появление в Instagram президента собачки…

В ЛИБЕРАЛЬНО-ДЕМОКРАТИЧЕСКИХ ЦВЕТАХ И ТОНАХ

Сегодняшняя пресс-конференция Рустама Минниханова проходила, можно сказать, в либерально-демократических цветах и тонах. И по форме, и по содержанию. В КРК «Пирамида» впервые организовали уютный полукруглый зальчик мест на 100, огородив его стендами и устроив небольшую сцену, на которой установили опять же полукруглый стол серебристого цвета. Все это весьма напоминало антураж пресс-конференций президента России. Причем даже оформление в Пирамиде» было в основном синим (а не традиционно зеленым): и эти самые стенды, и стулья, и даже ковролин на полу. Зато собравшихся журналистов (а это были руководители республиканских и районных СМИ РТ, а также работающих в республике федеральных СМИ) со всех сторон окружали лозунги времен первого президента: «Мы можем!» — «Без булдырабыз!», «Мы вместе!» — «Без бергэ!»

Минниханова встречала, как всегда, представительная делегация. В свите были руководитель аппарата президента РТ Асгат Сафаров, замруководителя аппарата президента РТ — руководитель департамента президента РТ по вопросам внутренней политики Александр Терентьев, руководитель республиканского агентства по печати и массовым коммуникациям «Татмедиа» Айрат Зарипов, гендиректор телерадиокомпании «Новый Век» (ТНВ) Ильшат Аминов, руководитель пресс-службы президента Андрей Кузьмин… К слову, на этот раз вел пресс-конференцию не Кузьмин, а «министр печати» Татарстана Зарипов. Под аплодисменты Рустам Нургалиевич поднялся на сцену, ему прикрепили к воротнику пиджака маленькие микрофоны — и разговор с прессой начался.

«ИНОГДА ЖАЛОБЫ КАК ПОДАРОК…»

«Не хотел портить праздник и собирать вас вчера, — весело объявил Минниханов (19 мая — День печати РТ). — Но сегодня разрешите поздравить вас с профессиональным праздником. И по поводу этого праздника мы можем пообщаться, потому что информационное поле — очень важный элемент в нашей работе, надо довести правильно наши мысли до вас, а вы уже — до наших жителей…»

Дальше президент задал очень интересное направление разговора, к которому не раз возвращался за почти два часа пресс-конференции, о роли прессы и… о роли критики прессой властей: «Я считаю, у нас очень мощный информационный ресурс в республике, и это тоже одна из составных конкурентных частей нашего Татарстана — то, что мы можем донести разные позиции до наших жителей. И сделать некие коррективы в своей работе, исходя из того информационного поля, из которого мы тоже получаем информацию. Потому что наша работа — это вовремя получить достоверную информацию и на нее отреагировать. Власть должна четко следовать вот этим принципам. Поэтому иногда жалобы как подарок…»

Журналисты, пишущие про экономику, наверняка узнали скрытую цитату Джанелла Барлоу — известного доктора философии, президента американского отделения международной тренинговой и консалтинговой компании TMI. Так вот какие книги читает наш президент… Впрочем, позднее он сам рассказал, что ему немало книг подарил Герман Греф… И это, понятное дело, отнюдь не детективы или лирические романы.

«МЫ ПРЕДПОЛАГАЛИ БОЛЬШЕЕ ПАДЕНИЕ»

Первым высоко поднял руку Аминов. Разумеется, тут же ведущий предоставил ему возможность задать вопрос: «В этом году исполняется 25 лет новой государственности Татарстана. Как считаете, какой путь проделала наша республика?»

«Мы все, кто здесь находится, этот путь видели, — напомнил Минниханов. — Это новая страна, новая Россия, это новая наша республика. Мы помним 90-е годы, ту ситуацию, которая была тогда. А что мы достигли? Мы достигли стабильности, мы достигли динамизма, мы сумели сохранить тот потенциал республики, который сегодня позволяет нам быть конкурентными. Мы много что сделали за 25 лет. И я считаю, что одно из самых главных наших достижений — это мир и согласие, которые есть между всеми религиями, всеми национальностями, которые проживают у нас в республике. Это, наверное, самое главное, залог дальнейшего нашего развития».

Вторым право задать вопрос предоставили гендиректору ИА «Татар-информ» Леониду Толчинскому, который спросил про бюджет: «На границе года вы, один из немногих в стране, сделали заявление, что республика выполнит все свои бюджетные обязательства и не будет ничего сокращать, в полном объеме будет придерживаться того, что было запланировано. Сейчас прошло почти пять месяцев… Как вы думаете, сможет ли республика, действительно, справиться со всеми обязательствами, которые взяла на себя?»

«Конечно, та ситуация, в которой оказалась наша страна, связана с внешними действиями, с ограничениями на мировых финансовых рынках, с ограничениями для ряда должностных лиц нашей страны. И мировое информационное поле недоброжелательно настроено к России, — констатировал Минниханов. — Это все, конечно же, серьезно повлияло на экономику. Как и цена на нефть, которая, к сожалению, резко упала. И тот коллапс, который произошел в банковской сфере, — все это негативно отразилось. И сказать, что ничего не произошло, — это неправда… Но мы предполагали большее падение, думали, что упадем значительно больше. Сегодня и валовый продукт, и промышленное производство упали менее чем на 1 процент. Я считаю, что, с одной стороны, это хорошо, но наша задача — расти 4, 5, 6 процентов в год. Это очень важно. Я придерживаюсь немножко другой позиции по отношению к тому, что в этот кризисный момент — понятно, денег у нас всегда не хватало, не хватает и будет не хватать — и в этом случае, когда необходимо не просто оживление экономики, из-за этих ограничений мы могли бы сократить наши инвестиционные программы. Но это же связано с огромным количеством людей, и все эти люди останутся без работы. Поэтому наше решение было такое, что все программы и проекты, которые у нас есть, мы будем реализовывать. И на самом деле мы их реализовываем. У нас бюджет, он с дефицитом. Я считаю, что то падение, которое сегодня есть, оно не страшно. Тем более что у нас есть возможность привлечь бюджетные кредиты с минфина России, мы этим вопросом тоже занимаемся. Поэтому моя позиция — та же, что четыре-пять месяцев назад: мы в этой ситуации справимся с принятыми на себя обязательствами».

На фоне таких серьезных тем несколько невпопад прозвучал следующий (третий по счету) вопрос от KazanFirst, который задал руководитель издания Ярослав Муравьев: «В последнее время всех очень интересует, что за песик появился у вас в Instagram?»

«Это увлечение моего младшего сына, — ответил Минниханов. — Я думаю, очень важно, чтобы ребенок имел общение с животными, очень полезно. Это лабрадор, Султан его зовут… Очень добрый щенок…»

Хазбулат Шамсутдинов
Хазбулат Шамсутдинов

ЧТО ДАЮТ ГЛАВЕ РЕСПУБЛИКИ ВСТРЕЧИ СО СМИ?

Вопросов было много, но каждый из журналистов задавал только по одному. Почему, выяснилось, когда очередь дошла до шеф-редактора «Вечерней Казани» Хазбулата Шамсутдинова.

— Я вообще хотел задать три вопроса, но меня ограничили, сказали, что нельзя, — сказал Шамсутдинов.

— Пожалуйста, — предложил Минниханов.

— Можно три? — обрадовался шеф-редактор «Вечерней Казани».

— Можно. Редко встречаемся… Иначе ты скажешь, что не дали возможности задать вопросы.

— Не скажу…

— Но напишешь, — заметил Рустам Нургалиевич под смех зала.

 Первый вопрос был про кардинальную смену шаймиевских кадров и работу новых, нынешних, второй — про отношение к многоженству, третий — про то, что дают главе республики вот такие встречи со СМИ.

«Начну с последнего», — сказал Минниханов. И продолжил: «Наверное, такие встречи нужны, потому что мы ограничены теми людьми, которые тебя окружают. Вообще, чем начальник круче и выше, тем больше его состояние формируется его окружением. Наверное, свежий воздух всем нужен…»

Интересным был ответ на второй вопрос: «По многоженству моя позиция — я согласен с моей женой… (Следующие слова заглушили аплодисменты и смех — прим. авт.) И моральный аспект — перед детьми ответственность. Для ребенка твоя жена — мама. Наверное, для каждого из нас будет скорбно, если будет по-другому, надо исходить из этого. Не из своего комфортного состояния, как тебе будет хорошо… Я говорю о многоженстве. Многоженство я не поддерживаю».

Ответил Минниханов и на вопрос о новых назначенцах: «По кадрам — я сам шаймиевского призыва. Если я вам не нравлюсь, значит, Шаймиев не нравится… Я работал в районе и даже не думал, что буду работать в Казани. Я глава администрации одного из пригородных районов, а он меня поставил министром финансов».

Про сегодняшние кадры в Татарстане врио президента сказал, что они «в целом справляются». Напомнив, сколько управленцев из РТ забрали в Москву, Рустам Нургалиевич сказал: «Это говорит о том, что наши кадры конкурентны». И добавил: «Но можно критиковать!»

Александр Латышев
Александр Латышев

«НЕУДОБНЫЙ ВОПРОС ЗАДАЙ!»

В ходе пресс-конференции быстро выяснилось, что президент ждет и даже добивается от собравшихся неудобных вопросов. В этом смысле весьма показательным стал диалог с главным редактором газеты «Республика Татарстан» Александром Латышевым. Он еще только начал представляться, как Рустам Нургалиевич попросил: «Удиви Хазбулата — задай какой-нибудь такой вопрос! (По залу прокатились смешки — прим. авт.) А то он скажет, что ты пишешь про наши указы-приказы и больше ничего не пишешь… И чтобы он не подумал, что мы с тобой договорились, будто из заготовки твой вопрос был. Неудобный вопрос задай!»

Зал грохнул от хохота, журналисты зааплодировали…

— Вы очень мобильный руководитель, — поехал по явно заранее проложенной колее редактор. По залу опять прокатилась волна смеха.

— Недостаточно мобильный, — самокритично прокомментировал Минниханов.

— Нет, Рустам Нургалиевич, мы даже иногда, знаете, слабо успеваем за вашим передвижением по планете. Вопрос такой: как, учитывая смену часовых поясов, плохую или там хорошую погоду и другие факторы, которые влияют на самочувствие, вам удается вот так хорошо, четко соблюдать рабочий график и так хорошо выглядеть…

Тут снова грянул смех.

— Не получилось, — философски заметил врио президента.

«МНЕ РАБОТА ПРЕЗИДЕНТА НРАВИТСЯ»

Издатель «БИЗНЕС Online» Рашид Галямов тоже попытался задать не один, а три вопроса, но Минниханов его затормозил: «Тебе — два, потому что мы с тобой-то часто встречаемся». Первый вопрос был: «Вы пять лет отработали на посту президента… Что это была за работа, кем вы себя ощущаете? Помните, Путин как-то сказал, что ощущает себя рабом на галерах… А вы на этой работе?»

«Очень хорошая работа, очень привлекательная! — под веселый смех зала заверил Минниханов. — Если мне не нравится, я могу ее закончить. Но мне эта работа нравится».

Журналисты это признание встретили аплодисментами.

Второй вопрос был из области бизнеса: «В Думе на прошлой неделе прошло первое чтение закона об амнистии капитала… В Татарстане тоже есть множество компаний, которые зарегистрированы за рубежом, в офшорах. Насколько этот закон актуален для Татарстана? И помните, вы заявляли, что Татарстан готов стать гаванью для этих капиталов, лидером офшорной амнистии. Есть ли первые звонки, переговоры об этом?»

«Пока никто больно-то не заявился, — сообщил Минниханов — Это надо было сделать вчера, конечно, но и сегодня не поздно. Главное, чтобы мы за свои слова отвечали. Если мы сказали, что амнистия, то чтобы потом к этим людям не было никаких вопросов. Хотя наш президент Владимир Владимирович четко об этом сказал, чтобы все это одинаково слышали, это очень важно… Я считаю, что амнистия капитала должна быть. Но мы ограничиваем людей. У меня есть свое видение на то, что у человека не должно быть за рубежом счетов и имущества. Вот мы привлекаем талантливого молодого человека в Татарстан или девушку, которые имеют какие-то активы, какой-то бизнес за границей. Но мы уже не сможем их пригласить в республику, потому что они должны выбирать — или с нами, или нет. Амнистия капитала — это очень правильно. А в части ограничений, которые сегодня приняты, в некоторых моментах мы теряем тех людей, которых могли бы привлечь. Многие отказываются от госслужбы, это плохо… У него есть семья, у него есть дети, есть какие-то планы. Другое дело, он не должен воровать, он должен быть честен и свои доходы показывать. В этой части я согласен. Поэтому амнистию капитала мы ждем, надеюсь, наш призыв услышан. Но пока еще с амнистированным капиталом никто не пришел. Будем надеяться — документ появится…»

МНЕ НУЖЕН ВАШ ОТВЕТ, ЧТО ВЫ ПЛАНИРУЕТЕ…

Если неудобных вопросов на пресс-конференции было маловато, то, мягко скажем, непонятных (как про щеночка) — многовато. Например, представитель «Интерфакса» настойчиво потребовала от Минниханова сделать заявление про то, что он собирается идти на президентские выборы. Хотя о таком своем решении он заявил еще в марте.

— Рустам Нургалиевич, вы планируете принимать участие в выборах президента Татарстана?

— А вы как, советуете или нет? — пошутил Минниханов.

Асгат Сафаров
Асгат Сафаров

— Мне нужен ваш ответ, что вы планируете… (хохот в зале) Заявление — возможно сейчас его сделать, что вы планируете?

— Планирую ли я? — переспросил Минниханов под продолжающийся смех в зале.

— Соглашайтесь! — подсказал с первого ряда Сафаров.

— Асгат сказал, что я согласен, — под хохот и аплодисменты заявил президент.

ПРО НАЗВАНИЕ «ПРЕЗИДЕНТ» — ЭТО ВОПРОС ИЛИ СОВЕТ?

И тут же получил интересный вопрос от руководителя «Известий Татарстана» Аяза Хасанова довольно опасный вопрос: думает ли, как сохранить название «президент Татарстана»?

— Это вопрос или совет? — несколько ехидно поинтересовался Минниханов и, конечно же, выкрутился (не впервой), при этом проявив явное стремление не дразнить Москву. — Знаете, опять-таки есть федеральный закон. Он принят Государственной Думой Российской Федерации… И что вы мне посоветуете?

— Искать лазейки! – заявил Азат.

— Есть закон, — повторил врио президента. — Другое дело, нравится мне закон или не нравится. Мы не можем руководствоваться этими соображениями…»

Между прочим, на сегодняшней пресс-конференции Рустаму Нургалиевичу несколько раз пришлось услышать острые вопросы, касающиеся неурегулированных взаимоотношений с Москвой. Ответы были очень аккуратными. Так, Минниханов не стал критиковать антикризисную программу правительства РФ, пошутив: вы хотите меня поссорить с федералами? Дипломатично ушел от прямого ответа на вопрос главного редактора «Звезды Поволжья» Рашита Ахметова о межбюджетных отношениях и более справедливом перераспределении налогов по формуле «50 на 50».

Тут Минниханов пошутил, что позиция человека зависит от того, где он работает: «Я работал в районе, думал: в этой Казани нормальных людей нет (смех в зале)! Оказался в минфине — оказывается, там хорошие люди работают! Наверное, москвичи так же думают. Поэтому ответ такой: смотря где ты находишься. А по большому счету наша страна должна решать глобальные задачи — обороноспособность, космос… Мы же любим говорить: все должны жить по каким-то правилам… Мы стараемся участвовать во всех федеральных программах. Получили поддержку по проведению Универсиады… В программе «Иннополис» тоже немаленькие средства (федерального) бюджета. Где-то теряем, где-то добираем. Поэтому нам надо более плотно работать с Москвой».

…На пресс-конференции Минниханов также ответил на вопросы об Иннополисе, об использовании водоохранных зон, о возможном открытии новых прямых рейсов из аэропорта «Казань» за границу, о поддержке КАМАЗа, о судьбе Адмиралтейской слободы, об обеспечении татарстанских сел приличной питьевой водой…  Полную стенограмму читайте завтра на сайте «БИЗНЕС Online».

Фото: prav.tatarstan.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here