Аида Гарифуллина: «Проект оказался шире «Евровидения»

0
55

24-летняя певица Аида Гарифуллина всего за полгода сумела поучаствовать почти во всех знаковых проектах российского шоу-бизнеса. Самым последним завоеванием стало третье место в финальном отборочном туре конкурса «Евровидение-2012». Для молодой дебютантки конкурса из Казани, пропустившей вперед только «Бурановских бабушек» и Диму Билана, это прорыв. Но как выяснилось, этим ее цель не ограничивается. Она готовится к завоеванию американского рынка.

«Песня «Fantasy» будет иметь успех в Америке»
Аида, для многих твое появление на «Евровидении» было очень необычным. Оперная певица из Казани участвует в эстрадном конкурсе, да еще в таком экстравагантном дуэте с Тимати. При этом в финале вы вышли на почетное третье место…
– Хотите спросить, что это было?
Ну, как-то так…
– Было желание поучаствовать в конкурсе. Как вы понимаете, с классикой выходить на «Евровидение» невозможно, но и полностью уйти в эстраду я не хотела. Я давно обдумывала, с каким материалом можно появиться на этом конкурсе.
Ну, одно дело мечтать, а другое записать с ним песню. Как появляются такие возможности?
– На «Песне года» с познакомилась с Тимати и предложила ему вместе записать песню для «Евровидения». У Тимати есть связи в Америке, он неоднократно снимал клипы и записывал песни с известными рэпперами. Его менеджеры договорились о встрече, мы поехали в Майами и познакомились с Тимбалэндом.
Сам Тимати поначалу не особо проникся этой идеей, и только когда песня уже была написана, стал вслушиваться и согласился, что может получиться интересная вещь.
А как Тимбалэнд отнесся к твоей идее?
– Вы знаете, он даже сказал: «почему мне раньше не пришла мысль в голову связать рэп с оперой, в Америке это никто еще не делал». Мы записали две версии песни – и с Тимати, и с Тимбалэндом.
Зачем?
– Американцы уверены, что песня «Fantasy» будет иметь успех в Америке. Проект оказался шире «Евровидения». Будут съемки клипа с Тимбалэндом. Это будет чисто американский проект, и вся его команда, его менеджеры будут заниматься продвижением этой песни на американском рынке.
Сколько времени заняло сочинение песни и запись?
– О, все было сделано в рекордные сроки. Мы записали песню фактически за неделю до конкурса. Трое суток без сна до шести утра, мы сидели на студии. Это было такое удовольствие работать с профессионалами. Многие на конкурс шли с песнями, написанными полгода-год назад, у них было время подготовить яркий номер. А мы все делали с колес. С момента обсуждения идеи с Тимати до выступления на конкурсе прошло всего полтора месяца.

«Мы с Димой желали друг другу удачи»
Тебя не удивило, что Билан в последний момент вдруг вошел в число финалистов? Ведь в полуфинале он не участвовал…
– (смеется) Это как в спорте – чемпионам мира можно иногда включиться на последнем этапе.
Ты испытывала чувство соперничества по отношению к Билану?
– Да нет. Конкурс есть конкурс. Я к Диме очень хорошо отношусь. Перед выступлением мы встретились за сценой, обнялись «привет-привет, как дела?», желали друг другу удачи. Все нормально. И бабушки, просто респект.
Это ты про «Бурановских бабушек»?
– Да. Они настолько энергичные. У нас был выход в час ночи, у них еще позже. Они ходили, танцевали, общались друг с другом. Их песня действительно зажигала. Не знаю, как все это будет в Баку, в какой-то степени мне их жалко. Потому что я знаю режим подготовки к европейскому конкурсу. Там будет очень тяжело. Каждый день по три репетиции. Будет жарко, просто жалко бабушек. Им ведь под 80!
Ты про всех говоришь очень по-доброму, а как же здоровый артистический эгоизм?
– Я ни о чем не жалею. Можно было занять третье место и остаться незамеченными. Мы замечены. Я благодарна всем казанцам, всем татарстанцам! Каждому, отдавшему за нас свой голос! О нас много пишут. Мне много пишут на сайт, и я стараюсь всем отвечать. Я почувствовала такую огромную волну поддержки и любви. Разве этого мало? Все равно о Казани говорят.
А это не странно, по-твоему, учась в Венской консерватории, участвовать в эстрадных конкурсах?
– Нет. Как известно, жанровые и стилистические направления в музыке очень разнообразны. И каждое направление по-своему привлекательно. Есть немало ярких примеров в истории и отечественного вокального искусства, да и западного, когда артист, способен охватить своим талантом и сложнейшую оперную арию и всем известные песенные хиты. Недавно Дмитрий Хворостовский записал чудесный диск на музыку Игоря Крутого. При этом он остается очень востребованным оперным солистом. Я могу с ходу назвать имена и других певцов, которые помимо яркого исполнения оперных партий пели и романсы, и песни, и даже стадионы собирали на свои концерты – это Муслим Магомаев, Лучано Паворотти, Андрэа Бочелли. В этом и заключается преимущество оперного голоса! На данном этапе я ориентируюсь на такой универсальный тип вокалистов. Кто знает, в будущем все может измениться, и я буду петь на лучших оперных площадках мира! А с другой стороны, видимо, объективно пришла пора внести профессионализм и поднять до достойного уровня такое «массовое искусство». Это очень сложный путь. Это не упрощение, а усложнение!

«Я ощущаю свою ответственность перед городом, который мне так много дал»
И все-таки как ты оцениваешь свое третье место?
– Конечно, полная победа – это только первое место. Так уж мы привыкли в Казани. Ведь здорово было бы перед Универсиадой провести здесь «Евровидение»!
Но ведь, если бы даже вы победили, конкурс вряд ли проходил в Казани?
– Не зна-а-аю (смеется)… Мне кажется, Казань предприняла бы все возможное, чтобы провести этот конкурс у себя. Я думаю, сейчас этому никто даже и не удивился бы. И я почти не сомневаюсь, что этого удалось бы добиться. Казань во многом уже доказала свою столичность.
А ты продолжаешь чувствовать свою связь с городом?
– Конечно. Здесь моя семья. Я с детства принимала участие во всех городских концертах, знаю все казанские сцены. Сейчас я стала культурным послом Универсиады и, поверьте мне, ощущаю свою ответственность перед городом, который мне так много дал. Я и сейчас стараюсь, по возможности, участвовать во всех мероприятиях, связанных с городом.
Но в последние годы тебя было не видно в городе?
– Разве? Я приезжала в Казань по-несколько раз в году, кроме того, меня часто приглашали из Вены на важные мероприятия: встреча Президента Турции, дни РТ в Баку, инаугурация Президента РТ, открытие Универсиады в Белграде, в Ванкувере…
Последние шесть лет я училась в Европе. И эту возможность мне тоже дал город. По программе поддержки одаренных детей я получила грант мэра Казани.
Как это происходило?
– Думаю, мне дали грант по совокупности детских заслуг. В 13 лет я стала стипендиатом Фонда имени Ф. И. Шаляпина. Была участницей программы «Одаренные дети Татарстана», принимала участие в различных всероссийских и международных вокальных конкурсах – получила гран-при в Болгарии на конкурсе «Песни магии», первую премию «Созвездия» в Казани, вторую премию московского конкурса «Зажги свою звезду», стала лауреатом телевизионного конкурса «Утренняя звезда» в номинациях «академический вокал».
Но я не одна такая в Казани. Город поддерживает многих одарённых детей. Муса Маликов, Альберт Ситдиков – они тоже получили гранты. Альберт учился в Москве, а Муса – в Германии. Но он уже меньше пел и больше играл на саксофоне, и сочинял инструментальную музыку. Мы с Мусой встречались в Европе, дружили.

«Я никого не предупреждала, просто села в поезд и приехала в Вену»
Где именно ты училась?
– Сначала два года в Высшей школе музыки в Нюрнберге. Я закончила 10 и 11-й класс экстерном. Затем мы поехали с мамой на мастер класс к известному в Европе вагнеровскому тенору Зигфриду Ерусалему, ректору этой школы. Я была самой юной на этом мастер-классе. В Европе академическому пению начинают учиться вообще довольно поздно – вокруг меня были взрослые певцы. После прослушивания Зигфрид Ерусалем пригласил меня к себе учиться, но надо было очень серьёзно подготовиться! Ведь все музыкальные предметы надо было сдавать на немецком!
В 16 лет у меня уже был достаточный репертуар, поэтому я поступила сразу на второй курс казанского музыкального училища и параллельно занималась с репетитором немецким языком. В школе я изучала английский. А через год уехала учиться в Германию.
Трудно было?
– Начать самостоятельную жизнь в чужой стране – это очень тяжелое испытание для домашнего ребенка. Никаких поблажек. Родители далеко. Нужно было снять квартиру, самой решать все бытовые вопросы. Да еще успевать учиться и сдавать экзамены на новом языке!
Многие музыкально одаренные дети вообще закрывают глаза на учебу…
– Это не мой случай! Помню, чтобы перескочить класс мне пришлось сдавать очень сложный экзамен по математике. К тому же в день экзамена был концерт, поэтому вместо отведенных на экзамен 2-х часов пришлось уложиться в 45 минут. В тот день в Казань приезжал бывший Генеральный директор ЮНЕСКО Коитиро Мацуура, я должна была петь перед ним в КЦ Пирамида. За два дня спешно выучила японскую народную песню «Сакура». Было очень приятно, когда после моего выступления он поднялся на сцену, поблагодарил и спросил – откуда я так хорошо знаю японский язык!!! (ха-ха) Артистам часто приходится петь на разных языках!
Но математику-то сдала?
– Конечно, сдала и успешно.
Почему в Нюрнберге ты учились только два года?
– Мои родители мечтали, чтобы я училась в музыкальной столице мира – в Вене. Я никого не предупреждала, просто села в поезд и решила попытать счастье. Приехала в Вену, записалась на прослушивание к Клаудиа Виска. Она очень хорошо владеет школой бельканто. Сдала все экзамены и уже потом обрадовала родителей поступлением.
Все четыре года учебы в Вене были просто сказочными, было много выступлений, постановок силами университета. Например, в Шенбруне, в известном концертном зале, где выступал маленький Моцарт, мы ставили его оперу «Дон Жуан». У меня была в ней партия Церлины. В опере «Так поступают все» я пела партию Деспины. Были выступления в концертах.


«У нас в семье у всех очень развитая интуиция»
Родители гордятся тобой?
– Это я горжусь своими родителями, они так много сделали для меня. Они у меня замечательные.
Аида, вот невозможно не спросить – ваши родители не случайно так назвали вас?
– Наверное, вкладывали в это надежды, смысл. Мама видимо, знала и чувствовала, что ребенок будет петь. У нас в семье у всех очень развитая интуиция. Мама в то время работала с детскими хорами. В три года я перепела все детские песни, песенки из музыкальных сказок, мультфильмов и при этом хорошо интонировала.
Здорово было бы когда–нибудь прийти к опере «Аида»… Но у меня еще все впереди, хотя арию Жрицы я пела в консерватории.
Твоя мама, Ляля Гарифуллина – директор Центра современной музыки Софии Губайдулиной. Она музыкант?
– Да, она закончила Казанскую консерваторию по классу дирижирования. Мама мой первый учитель вокала. Она всегда со мной. Подбирала мне репертуар, возила меня на всевозможные вокальные конкурсы, мастер-классы! И сейчас с ней первой я обсуждаю свои идеи.
А музыку Софии Губайдулиной вам приходилось петь?
– Да. На свой 80-летний юбилей София Асгатовна приезжала в Казань, и я исполнила перед ней отрывки из её раннего вокального цикла”Фацелия”. Музыка Губайдулиной – это музыка интеллектуальная!
А кто твой папа?
– Папа – предприниматель, у него своя фирма, занимающаяся ландшафтным дизайном. Между прочим, мне эти его гены тоже передались. У меня большой интерес к дизайну интерьера, это мое хобби.
Твоя учеба окончена или ты еще хочешь где-то поучиться?
– Пение такая вещь, которой можно учиться всю жизнь. Я не упускаю возможности поучиться у признанных педагогов. В прошлом году мне посчастливилось поработать с Сетом Риггсом. Это легендарный учитель вокала или как говорят американцы тренер по вокалу, который разработал свою собственную методику работы с голосом. Он преподает как эстрадный голос, так и переход к оперному. Он ставит голливудским актерам голоса. Например, одна из его учениц – Николь Кидман. У него учились Майкл Джексон, Стиви Уандер, Рэй Чарльз, Барбара Стрейзанд, Шер и другие мировые звезды.
Тебе пришлось немного перестраиваться?
– Да пришлось, но все шло как-то гармонично. Я быстро схватывала, то, что он объяснял. И ему это нравилось, было комфортно работать.
Но все-таки, где больше сосредоточены твои интересы – в опере или на эстраде?
– Мои интересы? Я нахожусь в состоянии здорового поиска, я не выбираю легкий путь. Я себя в принципе в музыке комфортно чувствую. Я не отказываюсь от оперных проектов, мне это все очень интересно. Есть предложения от агентов в Европе, в Вене. Есть предложения поучаствовать в оперном фестивале в Вероне.
Но мне также интересно и важно было записать песню для церемонии закрытия Универсиады в Шеньчжене. Тем более это была работа с Уолтером Афанасьефф – легендарным американским продюсером и композитором. Очень красивая получилась песня. И работа над ней пока еще не завершена. Будет сниматься клип на итальянском языке.
Как тебя в Китае приняли? Твоя красота, наверное, там была особенно замечена.
– В Европе меня часто принимали за азиатку. А песня в Китае очень понравилась, многие спрашивали – где можно ее скачать?
Но если продолжить разговор о моих творческих интересах и возможных проектах, в прошлом году Александр Чепарухин предложил мне поучаствовать в постановке оперы Перселла «Дидона и Эней» в пермском оперном театре. Мне предложили партию Дидоны, а партию Энея должен петь Петр Налич. Это московско-пермский проект. Пока он в работе.
За неполный год с окончания консерватории ты успела засветиться в самых крупных российских проектах шоу-бизнеса, вплоть до выступления с Филиппом Киркоровым…
– Опять же спасибо Казани. Здесь на Дне города я познакомилась с Димой Биланом. Он слышал мое выступление с песней, написанной для Шеньчженя, – обратил внимание на мой голос. Мы подружились. Позже он пригласил меня спеть с ним дуэтом в проекте «Призрак оперы», где я познакомилась с Филиппом Киркоровым. Он же познакомил меня с Игорем Крутым. Затем последовало приглашение в «Новогодний голубой огонек» и на «Песню года», где я, как уже рассказала, познакомилась с Тимати. Так что все действительно развивается очень стремительно.
С кем еще из знаменитостей успела познакомиться?
– Яркое впечатление осталось от общения с Андреа Бочелли. Наши общие знакомые передали ему мой диск. Он его послушал и пригласил меня к себе в гости. Это была очень трогательная встреча. Мы вместе музицировали – он аккомпанировал, я пела. И даже спели кое-что из его дуэтов с Сарой Брайтман.


«Татарские песни вполне можно продвигать в Европе»

Чем ты занята сейчас? Отдыхаешь после «Евровидения»?
– Сейчас я работаю над татарским диском. Наконец-то.
Что значит наконец-то?
– Все меня спрашивали, ты же татарочка, почему нет татарских песен. Все на английском, немецком, французском, на разных языках, но не на родном. Я решила выпустить диск к Универсиаде. Это будут и авторские песни, и народные татарские песни. Все песни будут записаны с живыми инструментами.
Ты чувствуешь свои корни, когда поешь татарские песни?
– Конечно. В моей семье звучит татарская речь, моя прабабушка красиво пела «Озын кой». В 5 лет она выучила со мной песню «Жидегэн чишмэ». У меня хорошее произношение. Татарская музыка безумно красивая, несколько раз я показывала ее своим преподавателям в Европе. Они были просто восхищены ее мелизмами в мелодии и гармонией. Я думаю, что татарские песни вполне можно продвигать в Европе.

Справка

Аида Гарифуллина родилась 30 сентября 1987 года в Казани. Первое публичное выступление Аиды с песней Эдиты Пьехи «Наш сосед» состоялось в 5 лет в телепрограмме «Марафон-15». С 11 лет занимается вокалом у доцента кафедры вокала Казанской государственной консерватории Нины Варшавской и ведет активную концертную жизнь на сценах казанских театров и концертных залов. В 13 лет Аида Гарифуллина стала Стипендиатом Фонда имени Ф. И. Шаляпина и «Голосом года» в номинации «Академический вокал». В этом же 2001-м году Аида выступила на сцене Большого концертного зала им. П. Чайковского в рамках фестиваля «Одаренные дети Татарстана». Аида с успехом принимает участие в различных всероссийских и международных вокальных конкурсах. В ее багаже вторая премия конкурса «Зажги свою звезду» (Москва), в номинациях «Академ.вокал»гран-при «Песни магии» (Болгария), первая премия «Созвездие» (Казань). Она является лауреатом телевизионного конкурса «Утренняя звезда».
В 2005 году Аида получила грант мэра города Казани на обучение в Германии и поступает в Высшую школу музыки в Нюрнберге в класс академического вокала профессора и ректора этой школы Зигфрида Ерусалема. С 2007 по 2011 год учится в Венском Университете музыки и исполнительского искусства в классе профессора Клаудии Виска.
Пела перед многочисленными иностранными делегациями, президентом ЮНЕСКО, президентом Турции, а также пред тремя российскими президентами – Борисом Ельциным, Владимиром Путиным и Дмитрием Медведевым. Затем Аида выступает на саммите глав государств СНГ, на IV российско-швейцарском деловом саммите, на инаугурации президента Татарстана.
В 2011 году участвует в Первом международном конкурсе вокалистов им. Муслима Магомаева в Москве, начинает творческое сотрудничество со знаменитым композитором Уолтером Афанасьефф, выступает на закрытии XXVI Всемирных Студенческих Игр в китайском Шеньчжене. Выступает в дуэтах с Алессандро Сафина и Майклом Болтоном, а также с артистами российской эстрады первой величины – Димой Биланом, Филиппом Киркоровым. Принимает участие в новогоднем «Голубом Огоньке» и юбилейной «Песне Года-2011».

«БИЗНЕС Online».

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here