Айрат Фаррахов: «Мишустин – это человек, который может за короткий срок изменить страну»

0
103

Депутат Госдумы от Татарстана о первых достижениях нового кабмина, сформированного на принципах меритократии

«Помню свой первый рабочий день: когда к 8 часам утра приехал в минздрав и меня даже не пускали в здание, так как рабочий день у всех начинался после 10 утра. После прихода Мишустина рабочий день начинается гораздо раньше, продолжается до полуночи, а в выходные дни проходят совещания», — рассказывает депутат Госдумы Айрат Фаррахов. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассуждает о «креативных подходах», которые потребуются новому правительству в реализации нацпроектов, и роли в этом Татарстана.

Айрат Фаррахов: «Все мы понимаем, что инициативы стоят огромных денег»

Айрат Фаррахов: «Все мы понимаем, что инициативы стоят огромных денег».Фото: Антон Новодережкин/ТАСС

«НИКОГДА ЕЩЕ В ИСТОРИИ БЮДЖЕТ НЕ ПРАВИЛИ ЧЕРЕЗ ТРИ МЕСЯЦА ПОСЛЕ ПРИНЯТИЯ»

— Прошло полтора месяца после формирования нового правительства. На ваш взгляд, начал ли кабмин полноценно работать? И какие первые важные шаги были сделаны?

— Самый первый и мощный шаг — то, что мы на этой неделе рассматривали в первом чтении законопроект об изменениях в федеральный бюджет и бюджет пенсионного фонда РФ. На мой взгляд, это был первый серьезнейший документ нового правительства.

15 января президент выступил с посланием Федеральному Собранию, обозначил серьезные инициативы и в этот же момент сменил правительство. Все мы понимаем, что инициативы стоят огромных денег. А бюджет приняли всего три месяца назад, тогда как новации, предложенные Владимиром Путиным, должны были вступить в силу уже с 1 января этого года. Соответственно, во-первых, надо было срочно найти дополнительные деньги, источники финансового обеспечения. Во-вторых — переписать весь бюджет. В-третьих — утвердить все расчеты и внести в Госдуму. Новое правительство, несмотря на то что еще шло его формирование, выполнило эту сложную работу и внесло новый вариант бюджета, который мы приняли в первом чтении. Никогда еще в истории бюджет не правили через три месяца после принятия. Обычно правки вносили в мае.

Так вот, бюджет поправили не на один год, а сразу на трехлетку. Мы уже сейчас видим, какие суммы и какой регион получит для выплат учителям, детям от 3 до 7 лет, на поддержку музыкальных школ и т. д. Зная эти цифры, мы, депутаты, отправились на региональную неделю. Это тоже можно записать в заслуги нового правительства.

Хотел бы отметить совершенно новые инструменты, которые использует в работе кабмин Михаила Мишустина. Почему? Они знают, каково на этой стороне — большинство из них прошли данную школу: в составе правительства есть люди, которые работали в федеральных органах исполнительной власти, как и сам Михаил Владимирович, они знают, что необходимо в окопах.

— Стиль работы нового премьера отличается от прежнего?

— О нем ходят легенды! Я человек, который уже работал в правительстве.

— Поэтому и прошу вас сравнить.

— У таких, как я, есть бывшие коллеги, которые продолжают работать в министерствах. Так вот, рассказывают, что работа начинается задолго до 9 утра. А я помню свой первый рабочий день, когда к 8 часам утра приехал в минздрав и меня даже не пускали в здание, так как рабочий день у всех начинался после 10 утра. И это в федеральном органе приходили на работу с 10 часов, а то и позднее! После прихода Мишустина рабочий день начинается гораздо раньше, продолжается до полуночи, а в выходные дни проходят совещания.

После прихода Мишустина рабочий день начинается гораздо раньше, продолжается по полуночи, а в выходные дни проходят совещания

После прихода Мишустина рабочий день начинается гораздо раньше, продолжается до полуночи, а в выходные дни проходят совещания. Фото: © Дмитрий Астахов, РИА «Новости»

«МАРАТ ХУСНУЛЛИН В МОЕМ ЛИЧНОМ РЕЙТИНГЕ СЕГОДНЯ ЛУЧШИЙ ВИЦЕ-ПРЕМЬЕР»

— Это так по-татарстански! Ведь Рустам Минниханов каждым ранним утром выкладывает фото из своего кабинета.

— Абсолютно! Совещания с руководителями по субботам — мы к такому привыкли. На самом деле это очень правильно. Ведь у всех позитивные ожидания от работы нового правительства, которые накладываются на благоприятную макроэкономическую ситуацию, сложившуюся в стране. У нас хорошие золотовалютные запасы, самый низкий долг, цена на нефть неплохая, при этом растут ненефтегазовые доходы. В прогнозе социально-экономического развития повысили темпы роста экономики с 1,7 на 1,9 процента ВВП. В целом ситуация стабильная. Все ожидают, что это правительство вскоре предложит свою программу. Конечно, ее нельзя быстро сделать, но, думаю, ее элементы Мишустин представит во время отчета правительства в Госдуме в апреле. Этому правительству отчитываться пока не за что, но, думаю, они воспользуются моментом и предложат программу развития страны на ближайшие годы.

— Когда вы познакомились лично с Михаилом Мишустиным?

— Лично познакомился, когда работал замминистра в минфине. Поскольку федеральная налоговая служба (ФНС) относилась к министерству,  мы постоянно сталкивались на совещаниях в нем. Еще ближе мы познакомились в момент реформы, когда приняли решение передать администрирование пенсионных взносов из ПФР в ФНС. Для этого надо было переписать все законы, согласовать в правительстве дорожную карту. В тот момент проводилось много совещаний, которые требовали серьезной координации. Тогда мы познакомились еще ближе и активно вместе работали. Это было примерно в 2015 году.

Мишустин — чрезвычайно активный и креативный человек, который на ходу просчитывает варианты для решения и принимает их.

— То есть деятельный?

— Да, очень деятельный. Все те, кто знает стиль его работы, был знаком с ним или в целом с работой ФНС, позитивно восприняли его назначение и то, что вместе с ним в правительство пришло много профессионалов. Это меритократия, то есть когда на должности назначают людей, которые доказали результатами своей работы, что они этого достойны.

— Можно ли утверждать, что Мишустину дали карт-бланш и назначенные на посты министров — это его команда и его выбор?

— Не могу 100-процентно утверждать, что весь кабмин отдали ему на откуп. Но большинство из назначенных — его люди, причем профессионалы в своем деле.

«Я рад и горд за Марата Хуснуллина. Строительная отрасль — драйвер нашей экономики. Поэтому он молодец, показывает всем другим пример»

«Я рад и горд за Марата Хуснуллина. Строительная отрасль — драйвер нашей экономики. Поэтому он молодец, показывает всем другим пример». Фото: kremlin.ru

— Некоторые указывали, что Мишустин — технический премьер. Такие бывают? И можно ли его к таким отнести?

— Смотря что понимать под словом «технический». Если это о том, как сделать 10 шагов по снижению бедности (а мы подобного раньше не смогли достичь), по созданию единой цифровой среды, которая даст синергию нашему экономическому росту, по повышению производительности труда, то да, это технический премьер — человек, который благодаря своей харизме, знаниям, пониманию, как надо двигаться, четкому выстраиванию приоритетов и колоссальной трудоспособности может за короткий срок изменить страну.

Давайте вспомним Рустама Нургалиевича, он всегда нам говорил: «Пусть развитые западные страны чуть-чуть потопчутся на месте, а мы пробежим быстрее, и тогда разрыв будет значительно меньше». Мне кажется, у Мишустина и Минниханова одинаковая харизма, они даже со стороны похожи: походка, привычка сразу понимать, о чем хотят сказать, и быстро дать совет в двух словах, но так серьезно и глубоко!

Поэтому в моем понимании «технический» — это тот, кто за короткий срок сможет сделать то, что не сумели сделать предыдущие за много-много лет.

— Но обычно подразумевают, что технический — это временный вариант, пока мы быстро не перестроим систему управления в стране.

— Мы должны понимать, что власть не передается по наследству. Власть — это возможность себя реализовать во благо людей. Если у правительства будет получаться быстро и красиво расти, решать насущные проблемы людей, так что в вашем понимании техническим его уже никто не назовет. А какие насущные проблемы? Бедность, технологическая отсталость, проблема изоляции, отсталость нашего высшего образования — все это беспокоит людей. Если правительству удастся все решить, если люди почувствуют снижение ставки ипотеки, повышение качества образования, то и отношение будет другим.

Я рад и горд за Марата Хуснуллина. Он в моем личном рейтинге сегодня лучший вице-премьер в данном кабмине. Он за это короткое время вышел с потрясающими инициативами, попал в точку, сказал обо всем, в чем нуждается большинство населения. Строительная отрасль — драйвер нашей экономики. Поэтому он молодец, показывает всем другим пример.

— Полутора месяцев достаточно, чтобы утрясти все внутренние проблемы в работе кабмина?

— Смена правительства в государстве, где это бывает не так часто (да, кабмин менялся, но многие оставались), — серьезное дело. Я не вижу в подобном никакой проблемы. Правительство назначено, аппарат работает. Может, пишут, что людям каких-то льгот недостаточно, но ведь надо работать, потому что население страны ждет позитивных изменений. А я уверен, что они будут. Чтобы новую программу сформировать, требуется время.

Конечно, главная программа сегодня — это нацпроекты, стратегические цели и задачи, которые обозначил президент. После того как они были объявлены, мы понимали, что большинство из них недостижимо. Поэтому сейчас инструменты, которыми будут достигать эти цели, должны быть изменены. Очень важно перенастроить их, а вместе с ними — и темпы роста. Я считаю, что теперь с таким составом, подобными подходами мы сможем всего достичь.

«У всех здравомыслящих людей в правительстве есть понимание, что налоговая нагрузка в нашей стране запредельная»

«У всех здравомыслящих людей в правительстве есть понимание, что налоговая нагрузка в нашей стране запредельная». Фото: © Наталья Селиверстова, РИА «Новости»

«ПОДНИМАТЬ ЭКОНОМИКУ НАДО НЕ ЗА СЧЕТ УСПЕШНЫХ РЕГИОНОВ»

— Что вы ответите тем критикам, которые утверждают, что Мишустин ради достижения целей будет только усиливать фискальную нагрузку, тем более в ФНС ему удалось серьезно повысить собираемость налогов, внедрив новые технологии?

— Президент уже пообещал, что до 2024 года налоги трогать не будут. Кроме того, у всех здравомыслящих людей в правительстве есть понимание, что налоговая нагрузка в нашей стране — запредельная. Поэтому повышения налогов в ближайшее время не будет. Посмотрите, сколько платят работодатели: 30 процентов — страховые взносы, 13 процентов — НДФЛ, это уже 43 процента. Поэтому неудивительно, что есть теневой рынок. Мы сейчас работаем с экспертами, минфином, правительством, считаем, каким образом можно было бы снизить налоговую нагрузку. Главная задача — снижать налоги, которые являются главным тормозом развития экономики.

Вторая важнейшая задача — это межбюджетные отношения. К сожалению, у нас только 13 субъектов-доноров сегодня, а все остальные — реципиенты. Вы знаете, что два соседа Татарстана — Марий Эл, Чувашия — сегодня входят в 10 субъектов, которые включены в отдельный список, кому оказывается помощь, то есть они глубокие реципиенты. Мордовия от Татарстана тоже не так далеко, но также в этом списке. Ее долг составляет более двух годовых бюджетов. Поэтому реформу межбюджетных отношений важно делать не за счет субъектов, поднимать экономику надо не за счет успешных регионов, а искать другие варианты. Точно так ведь и в государстве в целом: нельзя делать реформу за счет одних людей для других.

— Межбюджетные отношения — это очень важная тема, в том числе для Татарстана, кстати, как региона-донора. Межбюджетную политику многие критиковали. Ожидаете ли вы, что новое правительство во главе с Мишустиным будет как-то пересматривать подходы к межбюджетным отношениям и в какую сторону? Ведь в последнее время было так: собрали со всех богатых и раздали бедным?

— Раньше поступали линейно: брали у более-менее успешных и добавляли тем, кто нуждается.

— Размазывали масло тонким слоем всей стране.

— Это уже ваша фраза, но тем не менее все так. Я считаю, что это линейный подход, который из всех вариантов самый неэффективный. Конечно, можно понять, что, например, в Кургане больницу никогда не ремонтировали, а сейчас на подобное нужно выделить деньги. И это важно, так как от такого зависит качество жизни людей. Но стоило бы принять целую программу, чтобы экономика Кургана сама эффективно работала. А для этого надо в том числе, чтобы местная власть усерднее трудилась, включая субботы и воскресенья, как принято в Татарстане. А власти в Кургане все-таки начали думать, каким образом поддерживать малый бизнес. Важно, чтобы губернатор области так же, как и президент Татарстана, сам собирал предпринимателей, всю прессу и спрашивал, как вам работается, и тут же заставлял чиновников выполнять запросы. Вот когда в Курган начнут каждый день приезжать министры, вице-премьеры и так далее. Но ведь это надо заслужить и заработать. Поэтому смысл в том, что все регионы должны работать более эффективно и завоевывать доверие собственных граждан. Иначе никак не получится.

Мишустин — креативный человек, поэтому, как мне кажется, не допустит линейного подхода. Один из примеров такого подхода связан с распределением налога на прибыль, когда 2 процента забирают в федеральный центр, а 1 процент распределяют между остальными субъектами. Я считаю, что надо искать другие варианты, которые бы позволили налоговой базе регионов самостоятельно решать свои вопросы.

— Но ведь еще зависит и от того, где регион расположен — север это или юг с его сельским хозяйством.

— Нет предела эффективности. Надо искать креативные подходы. Я не зря говорю о том, что два субъекта, граничащие с Татарстаном, к сожалению, в самом низу, хотя у нас земля одинаковая.

— Может, у них нефти нет.

— Понимаете, нефть все-таки — это не все, тем более она ограничена определенными годами. Поэтому есть примеры, когда даже нефтедобывающие регионы становятся реципиентами, причем глубокими, а когда-то были донорами.

Конечно, у нас огромная страна, серьезное неравенство. Я уже говорил о том, что три субъекта формируют половину федерального бюджета — Москва, Ханты-Мансийск и Ямал. Даже Татарстан от них страшно далеко! Неравенство колоссальное.

— Кстати, Мишустин уже начал активно ездить по регионам.

— Очень правильно делает. Надо встречаться с людьми, потому что они позволяют понять и почувствовать, каково там, на земле. Поэтому премьер своим примером показывает, как это важно, и другим дает понять, что только в кабинетах вопросы не решаются.

«Цели и задачи остаются же, но инструменты, я думаю, будут серьезно меняться. И это как раз задача правительства — предложить новые инструменты достижения целей»

«Цели и задачи остаются же, но инструменты, я думаю, будут серьезно меняться. И это как раз задача правительства — предложить новые инструменты достижения целей». Фото: kremlin.ru

«С НЫНЕШНЕЙ ДИНАМИКОЙ ПОСТАВЛЕННЫЕ ЦЕЛИ ТРУДНОДОСТИЖИМЫ»

— Вы говорили, что раньше цели нацпроектов казались недостижимыми. Сколько времени нужно, чтобы действительно их достичь? Реальны ли поставленные сроки — к 2024 году — например, расти быстрее, чем мир?

— Край — это 2024 год. Он действительно обозначен. Я, как и многие другие эксперты, считаю, что с нынешней динамикой поставленные цели труднодостижимы. До 2024-го осталось совсем чуть-чуть. Поэтому, мне кажется, одна из причин, по которой президент принял решение о смене правительства, — это все-таки доклад о динамике изменений и о том, что с теми инструментами, которые были предложены, достичь национальных целей просто невозможно.

Поэтому цели и задачи остаются же, но инструменты, я думаю, будут серьезно меняться. И это как раз задача правительства — предложить новые инструменты достижения целей. Мы должны войти в пять ведущих экономик мира. Наша экономика должна расти быстрее, чем экономика в мире. Вполне реально, но не по инерции, а новыми методами. Возможно, где-то — снижением налоговой нагрузки, где-то — дополнительными мерами поддержки малого и среднего предпринимательства.

Я считаю, что очень важно поддерживать такие регионы, как Татарстан, по крайней мере, не мешать, не менять правила игры, тогда республика и сама будет стремительно развиваться.

— Но если бы у всех регионов были такие же деятельные и активные главы, как в Татарстане!

— Это уже задача власти — искать деятельных и активных людей, создавать условия, чтобы такие люди стремились к власти, чтобы могли себя реализовать. Я поэтому и говорю, что с приходом Мишустина надежды, положительное ожидания кратно увеличились, и это тоже позитивный момент. Посмотрите, как рынки позитивно отреагировали на данную новость.

«Для Татарстана назначение Мишустина — это хорошо, но и для него такие субъекты, как наша республика, — опора, возможность испытать какие-то абсолютно нестандартные подходы»

«Для Татарстана назначение Мишустина — это хорошо, но и для него такие субъекты, как наша республика, — опора, возможность испытать какие-то абсолютно нестандартные подходы». Фото: tatarstan.ru

«НАШ ПРЕЗИДЕНТ РТ И МИХАИЛ МИШУСТИН ОЧЕНЬ ПОХОЖИ»

— Откройте секрет, для вас было неожиданным назначение именно Мишустина премьером?

— Это стало неожиданным, да, о нем не говорили как о потенциальном кандидате. Подобное явилось, как говорят в таких случаях, чрезвычайно приятной неожиданностью. Еще раз подчеркну — для меня очень важно слово «меритократия», когда к власти приходят люди, заслужившие ее своей работой, результатами.

— Вы взаимодействовали с Мишустиным, когда внедрялся эксперимент по самозанятым, например?

— Налоговая служба стояла во главе технического обеспечения этого эксперимента. Посмотрите, как он реализовывался! Легко сказать: «С завтрашнего дня загружайте программу „Мой налог“, и у вас будет все хорошо». На самом деле только по Татарстану 60 тысяч человек за год зарегистрировались! А представляете, у кого-то что-то не сработало бы, не получилось, кто-то на учет не встал и так далее. Какие репутационные риски были бы?! Поэтому за простым изменением налогового режима стоит колоссальная работа всей федеральной налоговой службы, политиков, депутатов, правительства и так далее. И во главе всего должен быть человек, который убедит всех, что это правильно. Ведь фактически предложен беспрецедентный налоговый режим — 4 процента, такого в принципе у нас нигде нет.

— Вы работали в правительстве Медведева. В нынешнем кабмине, как вы сказали, тоже остались знакомые. Насколько отличаются их подходы к работе?

— Я думаю, что время покажет, сейчас пока сложно как-то оценивать. Могу говорить лишь о своих ощущениях. Например, как уже упомянул, предложения по внесению изменений в бюджет за 1,5 месяца. И на это найдены деньги — 2 триллиона рублей!

— В ФНБ, наверное, нашли?

— Даже если в ФНБ, но просто так эти деньги потратить невозможно. Сами депутаты, и дело даже не в них, закон не даст их потратить. Не сомневаюсь, что сейчас появится программа. Ведь за короткий срок удалось придать серьезный импульс всему развитию, всех оживить, кого-то немножко приспустить с неба, кого-то приподнять для того, чтобы дать возможности реализовать себя. Это очень важно. Я думаю, что президент просто попал в точку с таким назначением.

— Татарстану чего стоит ожидать?

— Думаю, у республики должны быть хорошие ожидания. Как я уже отметил, президент РТ, лидер наших изменений, и Михаил Мишустин очень похожи. И, на мой взгляд, такие субъекты, как Татарстан, — основа для быстрых изменений, для тех программ, которые можно реализовать. Ведь, когда ты приходишь управлять такой большой структурой, как правительство РФ, нужны драйверы — регионы, где можно что-то внедрять, а потом уже распространять на всех, как это было с режимом для самозанятых. Рисков было много, но все прошло успешно. А вы вспомните, раньше правительство уже предпринимало меры по выводу людей из серой зоны, например история с патентами. Так там максимум 2 тысячи человек зарегистрировались, а сейчас только в Татарстане — 60 тысяч!

Поэтому для Татарстана назначение Мишустина — это хорошо, но и для него такие субъекты, как наша республика, — опора, возможность испытать какие-то абсолютно нестандартные подходы.

Человек он креативный, и надо ожидать от него интересные подходы. А сегодня без креативных подходов мы никому ничего не докажем. К сожалению, мир очень быстро, динамично идет вперед, и нам нужно не просто ползти, вставать, нам надо взлетать и перепрыгивать. И самое важное — менять сознание людей. Не эволюционно, а революционно.

—  Главное, чтобы нас коронавирус не остановил…

— Коронавирус — это ничего страшного. Я думаю, что он никаких проблем нам не создаст. Мы все преодолеем.

— Как нынешнее правительство взаимодействует с депутатским корпусом?

— Во-первых, Мишустин знает, что такое Государственная Дума, знает ее возможности, все входы, выходы и каким образом с ней надо работать — а здесь, у нас, очень много вопросов решается. Мы постоянно встречаемся сейчас с новым правительством, и каждый из них подчеркивает, что лично подписывает письма и ответы на депутатские запросы. Это я говорю к тому, что люди обращаются со своими проблемами к народным избранникам, а депутаты формируют запросы, и лично министр отвечает. Новое правительство уделяет большое внимание работе депутатов, понимает, что это необходимо и ни одна реформа не пройдет без законов.

Я вам больше скажу, когда Михаил Мишустин еще возглавлял ФНС, наш комитет по бюджету и налогам несколько раз был у него, и он сам любое новшество нам демонстрировал, например, мог показать чек за выпитый вами кофе пару часов назад. А ведь через систему проходят миллиарды чеков! Если это необходимо, можно поднять любой контрольно-кассовый аппарат, проанализировать каждую компанию, ее эффективность. Сегодняшние колоссальные возможности ФНС нельзя недооценивать! Но они нацелены, подчеркну, не на то, чтобы задушить, обязать, вменить, а на то, чтобы снизить бюрократию, отчетность, создать нормальные условия. Все мы понимаем, что налоги платить надо, но не больше, чем можешь. При этом хотим, чтобы не было проверок. И вот эта вся махина направлена на то, чтобы убрать все негативное, что раздражало людей, — проверки, коррупцию и так далее.

Персоны: Фаррахов Айрат Закиевич

Елена Колебакина-Усманова

Фото «БИЗНЕС Online»

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here