Альфрид Бустанов: «Есть ли у татар XXI века свой культурный проект?»

0
79

Программная статья Рустама Минниханова содержит не ответы на вызовы современности, но смелую постановку узловых вопросов

Публикация за авторством президента РТ, посвященная татарской теме, продолжает обсуждаться в среде национальной интеллигенции. По-своему решил развить концептуальные линии, очерченные Рустамом Нургалиевичем, и историк, ассистент-профессор Амстердамского университета Альфрид Бустанов. Автор «БИЗНЕС Online» считает крайне важным, чтобы вопросы, заявленные лидером республики, не повисли в воздухе, но воспринимались бы критически с расчетом на интеллектуальную синергию и рождение нетривиальных идей.

Приятно осознавать, что проблематика исторического наследия и разработка сценариев будущего занимают думы первого лица в республике«Приятно осознавать, что проблематика исторического наследия и разработка сценариев будущего занимают думы первого лица в республике»

В СТАТЬЕ ПРЕЗИДЕНТА РТ ЧУВСТВУЕТСЯ ОПАСЕНИЕ ЗА СУДЬБУ НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

«Сохранять и развивать» — таков девиз программной статьи президента РТ Рустама Минниханова, вышедшей на прошлой неделе. Приятно осознавать, что проблематика исторического наследия и разработка сценариев будущего занимают думы первого лица в республике. Из чтения этого текста становится ясно, что в коридорах власти есть четкое понимание необходимости долгосрочных инвестиций в гуманитарную сферу как фундамент государственности. В статье президента много правильных слов, и, поскольку официальные восхищения в прессе уже прозвучали, я хотел бы по-своему развить те концептуальные линии, что были очерчены Рустамом Нургалиевичем.

В статье президента РТ чувствуется опасение за судьбу национальной идентичности. Несмотря на то что он принимает разнообразие татарского народа и не призывает к «единству любой ценой», все же его понимание национального довольно прочно завязано на язык, исторический опыт и культурные маркеры. Оно и понятно: государственный чиновник такого уровня не может позволить себе эксперименты с ключевыми категориями, его просто не поймут люди. Такие эксперименты — это удел науки. Однако тот факт, что в распоряжении у президента оказывается только позднесоветская этническая матрица с перчинкой набившего оскомину евразийства, показывает некоторый застой в гуманитарной мысли республики. Поскольку нет источника формирования новых идей, пространства для споров, обсуждения новейшей литературы и вообще научной критики, то нет и действенных политических решений в этой области. Одними нефтедолларами делу не поможешь. Нужна творческая среда и интеллектуальная свобода, а выстроить это столь же нелегко, как перезагрузить милләт.

Президент выражает надежду на то, что молодежь не потеряет связь со своим народом и когда-нибудь тоже примет участие в «сохранении» языка и культуры«Президент выражает надежду на то, что молодежь не потеряет связи со своим народом и когда-нибудь тоже примет участие в «сохранении» языка и культуры»

РАЗДЕЛЯТЬ ОБЩИЕ ЦЕННОСТИ И ЗНАЧЕНИЕ ОДНИХ И ТЕХ ЖЕ СЛОВ — РАЗВЕ НЕ В ЭТОМ КРОЕТСЯ СЕКРЕТ ОБЩНОСТИ?

Некоторые важные подсказки есть в самом тексте Рустама Нургалиевича. Будто между прочим президент говорит о различных гранях понятия свободы в татарской культуре. Это и ирек, и азатлык, и хөррият. Поскольку я подробно писал о татарской свободе для «Арзамаса», то скромно сочту данный пассаж за скрытое, но почти буквальное цитирование. Для президента понятие свободы, в том числе ее ключевая политическая составляющая, является стержнем идентичности, вероятно, даже более важным, чем привычные язык и литература. Разделять общие ценности и значение одних и тех же слов — разве не в этом кроется секрет общности?

Я убежден, что серьезные изыскания в области истории понятий (Begriffsgeschichte) станут хорошим подспорьем для будущей концептуальной работы, включая государственное строительство. Ведь у нас, за что ни возьмись, непонятно, что имеется в виду. Наиболее очевидный пример — это словосочетание «Республика Татарстан». В каком смысле республика? Какие республиканские традиции мы развиваем? Это всего лишь наследие советского нациестроительства, брошенное на полдороги, или же осознанный проект государственности, соотносящий себя с другими традициями на философском уровне? Publica в данном слове отсылает к общественному договору или общаку? Далее. Татарстан — это страна татар? Политический символ для татар за пределами республики, не обещающий реального расцвета высокой культуры? Чтобы у республики было будущее, нужно дать подробные ответы на эти и другие концептуальные вопросы.

Президент выражает надежду на то, что молодежь не потеряет связи со своим народом и когда-нибудь тоже примет участие в «сохранении» языка и культуры. Исторический опыт подсказывает: чтобы это благое пожелание реализовалось, нужна привлекательная идея. Есть ли у татар XXI века свой культурный проект? Та идея, за которой потянутся люди. Ведь невозможно заставить любого человека, особенно молодежь, искренне следовать за тобой, если нет общей цели и даже налета мессианства. Какое общество мы строим? Для чего нужно то материальное благополучие и даже власть, к которым мы так стремимся? Ведь в основе это всего лишь инструменты для реализации больших идей. А есть ли они? И где их черпать?

Лишь со второй половины XIХ века отдельные представители образованных татар стали систематически собирать и изучать памятники прошлого«Лишь со второй половины XIХ века отдельные представители образованных татар стали систематически собирать и изучать памятники прошлого»

БЕЗ ИНТЕЛЛИГЕНЦИИ, КОНКУРЕНТНЫХ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКА ТАТАРСТАН БУДЕТ ЛИШЬ КРАСИВЫМ ФАНТИКОМ БЕЗ НАЧИНКИ

Академик Дмитрий Лихачев говорил, что в век технического прогресса человечество может спасти от самоуничтожения только высокая культура. Именно потому он ратовал за развитие классической гуманитарной науки. Думаю, что интуитивно Минниханов эти вещи понимает и потому во главу угла в своем видении будущего ставит получение знаний, науку и просвещение. Среди наук особое место в статье президента очевидно занимает история. С одной стороны, это дань уважения традиционному инструменту нациестроительства: прошлое нужно для национальной гордости. С другой — Рустам Нургалиевич отводит именно исторической науке главную роль в «сохранении наследия». В этом месте хочется спросить: а что именно сохранять и зачем? Сходимся ли мы в наших представлениях о культурном наследии?

Сама идея наследия (мирас) в татарской культуре насчитывает почти два века истории. Лишь со второй половины XIХ века отдельные представители образованных татар стали систематически собирать и изучать памятники прошлого. Среди них были Шигабутдин Марджани, Хусаин Фаизханов и Саид Вахиди. До них слово «мирас» использовалось почти исключительно в правовом ключе для обозначения наследственного имущества. В советское время данное слово стало терять свое концептуальное содержание: у народа должно быть национальное наследие, желательно максимально бесконфликтное и без особых амбиций. Тогда и произошла подмена богатой культуры на безликие «традиции», о чем прямо пишет президент: «В долгом пути к победе социализма мы растеряли значительную часть того наследия, которое и составляет облик народа». Лучше и не скажешь. Когда я вижу десятки абсолютно неизвестных науке татарских трактатов XVII–XVIII веков, покрытых плесенью и грибком, у меня возникает вопрос: какое еще наследие мы собрались холить и лелеять, если даем сгнить сокровищам международного класса? Этим текстам место не в коробке, а на экранах гаджетов и в наушниках у девушек и парней. Не стоит думать, что молодежи подобное неинтересно, напротив, они находятся в поиске того настоящего, что стоит за призраками соцреализма.

Я вижу в программной статье президента не ответы на вызовы современности и не манифест культурной революции, а смелую постановку узловых вопросов. Важно, чтобы эти вопросы не повисли в воздухе, но воспринимались бы критически с расчетом на интеллектуальную синергию и рождение новых нетривиальных идей.

Так или иначе президент РТ прав в одном: без высокой классической культуры, интеллигенции, конкурентных науки и образования Республика Татарстан будет лишь красивым фантиком без начинки. Стратегически работать над смысловым содержанием — наша общая задача.

Альфрид Бустанов
Фото: «БИЗНЕС Online»

Мнение авторов блогов не обязательно отражает точку зрения редакции


business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here