Альфрид Бустанов: «Наши предки не были тупыми догматиками!»

0
55

Известный историк о проекте в честь 1100-летия принятия ислама Волжской Булгарией, способном повысить международный престиж РТ и ее столицы

Очевидно, что интеллектуальный спектр мусульманского рукописного наследия республики достаточно широк для серьезной политической ставки в рамках празднования 1100-летия ислама в России, уверен ассистент-профессор Амстердамского университета Альфрид Бустанов. Он считает, что можно создать рабочую группу по составлению единого инвентаря всех исламских рукописей, сохранившихся в архивах и библиотеках Казани, а через два года презентовать миру надежный обзор бесценного письменного наследия.

У меня нет сомнений в том, что символически празднование «юбилея» ислама в нашей стране очень важноУ меня нет сомнений в том, что символически празднование «юбилея» ислама в нашей стране очень важно. Фото: «БИЗНЕС Online»

БОГАТСТВО МУСУЛЬМАНСКОГО КУЛЬТУРНОГО НАСЛЕДИЯ В СТОЛИЦЕ ТАТАРСТАНА

Тематика предстоящего 1100-летия принятия ислама в России вызвала неподдельный интерес у разных групп общественности. У меня нет сомнений в том, что символически празднование «юбилея» ислама в нашей стране очень важно. При этом убежден: символический приоритет в наполнении данного события смыслом должен принадлежать Казани. Для подобного есть своя веская причина — это богатство мусульманского культурного наследия в столице Татарстана и сосредоточение здесь интеллектуальных сил, связанных с исламской и татарской тематикой. Потенциал тут огромный, нужно лишь верно его реализовать.

Именно в Казани сконцентрировано порядка 30 тыс. исламских рукописей — это огромное богатство, которого нет больше нигде в Российской Федерации. Если сложить вместе коллекции Казанского университета, Академии наук РТ, Национальной библиотеки РТ, архива и музея, то перед нами предстает внушительных размеров сокровище, наследниками которого мы все являемся.

Для меня очевидно, что интеллектуальный спектр мусульманского рукописного наследия достаточно широк для серьезной политической ставки в рамках празднования 1100-летия ислама в России. В чем причина такой уверенности? В своей колонке я хотел бы представить некоторые соображения, которые делают наше письменное наследие ключевым элементом современных дискуссий о роли ислама в российском обществе.

Перевод сочинения ат-Табари на татарский язык, рубеж XVIII-XX вековПеревод сочинения ат-Табари на татарский язык, рубеж XVIII–XX веков. Фото: Альфрид Бустанов

КУЛЬТУРНЫЙ ПОСЫЛ НАШЕГО ПРОШЛОГО, ЗАКЛЮЧЕННЫЙ В ДРЕВНИХ ПАМЯТНИКАХ ПИСЬМЕННОСТИ, ПОНЯТЕН ЛЮБОМУ

Во-первых, и прежде всего это международный уровень значимости рукописных коллекций Татарстана. По своему качеству, художественному оформлению, конкретной истории личных библиотек и содержательному богатству наши рукописи не уступают аналогам в западных странах. На основе этих рукописей пишутся книги и статьи, публикуемые в Оксфорде, Лейдене, Гарварде и Токио. Интеллектуальное богатство наших рукописей заставляет исследователей возвращаться к ним вновь и вновь, открывая миру все новые нюансы исламской культуры и глобальной истории на международном уровне. Чтобы изучать историю ислама в России, исследователи всегда будут приезжать в первую очередь в Казань. А это значит, что знание с неизбежностью превращается в силу. Здесь важно помнить, что-либо мы сами формируем конвертируемое во власть знание, либо за нас так делают другие. Третьего не дано.

Во-вторых, наше преимущество в том, что наши предки не были тупыми догматиками! Они всегда изучали и высоко ценили тексты очень разнообразной направленности. Ведь в исламе все правы и неправы одновременно, поскольку у каждого своя истина, но Истина ведома лишь Аллаху. Поэтому нередко в одних и тех же руках находились книги противоречивого содержания. Именно богатство интеллектуальных позиций внутри ислама объясняет длительную историю исламской культурной традиции. Были бы наши предки толстолобыми доктринерами, их религия и культура давно бы оказались на обочине истории. Не искусство привыкания к любым условиям и не мышиная возня вокруг личных статусов, а именно готовность иметь дело со сложным внутренним разнообразием обеспечила многовековую преемственность и чрезвычайно продуктивное развитие. Благодаря мощной прививке от сектантства ислам не исчез ни под натиском монгольских захватчиков с их имперской идеологией, ни в периоды Смуты, ни в годы атеизма. Тот факт, что в наших рукописях обильно представлены противоречащие друг другу концепции ислама, служит для нас главным уроком прошлого: видеть различие не как повод для конфликта, а как полезное благо и повод для творчества. Умение обратить слабость в силу и составляет основу многовекового опыта российских мусульман. Эту мудрость неплохо бы вспомнить современным мусульманам, да и не только им.

Филигрань с головой шута в татарской рукописи XVII векаФилигрань с головой шута в татарской рукописи XVII века. Фото: Альфрид Бустанов

В-третьих, для любого знакомого с нашей рукописной традицией очевидно, что она не появилась на пустом месте и не жила в изоляции. Наши рукописи ярко показывают широкий кругозор и открытость миру как ключевую ценность для каждой личности. Привычная картина: персидский текст с татарскими комментариями написан на голландской бумаге с филигранями в форме головы шута. Что это, если не манифестация глобального мира? Не ковыряние в себе, а самодостаточный взгляд, стремящийся объять в себе весь мир. Интересно, что любознательность и открытость новому никогда не приводили к исчезновению самости. Напротив, знание о себе и мире только обогащалось за счет новых слов и культурных парадигм. Юлианский календарь и русский язык появились в татарской культуре так рано, что уже невозможно определить, где «чужое», а где «свое». Персидские слова «зинһар» и «шимбә» сопровождают нас каждый день уже не одно столетие. Да и моде на турецкие сериалы дня сегодняшнего предшествовала мода на шамаили, фески и османские словечки в прошлом. Татарские рукописи учат нас, что наша культура — это далеко не өчпочмак, а космополитичная среда со своей высокой культурой и устоявшимся взглядом на мир. Как говорится в подобных случаях, стесняться тут нечего.

Итак, если коротко, то исламские рукописи в Казани — это про международный престиж, идеологический плюрализм и открытость миру. Думается, что данный триединый культурный посыл нашего прошлого, заключенный в древних памятниках письменности, понятен любому гражданину России и работает исключительно на благо нашей Родины. И это неудивительно, ведь исламская культура — неотъемлемая часть российской, ее плоть и кровь.

Изображение тела человека в сочинении по магии, конец XIX векаИзображение тела человека в сочинении по магии, конец XIX века. Фото: Альфрид Бустанов

ОЧЕНЬ ВАЖНО ДОНЕСТИ ДО ШИРОКОЙ ОБЩЕСТВЕННОСТИ ТРИЕДИНУЮ ФИЛОСОФИЮ ТАТАРСКОЙ КНИЖНОСТИ

Если говорить конкретно, каким образом можно реализовать этот триединый посыл в рамках празднования 1100-летия принятия ислама в России?

Уже сейчас можно создать рабочую группу по составлению единого инвентаря всех исламских рукописей, сохранившихся в архивах и библиотеках Казани. Достаточно коротких сведений о каждом артефакте, чтобы через два года презентовать миру надежный обзор бесценного письменного наследия, мудрость которого будут оценивать поколения и поколения наших потомков. Такая работа к 1100-летию ислама в России убедительно и наглядно продемонстрирует глубокие корни и неоспоримое богатство мусульманской культуры в нашей стране. Мусульмане появились здесь не вчера и даже не позавчера, и им есть что сказать в современном мире, опираясь на свой исключительно богатый опыт. Работа по инвентаризации или первичной обработке нам вполне по плечу. Только за прошедшее лето я при поддержке сотрудников научной библиотеки КФУ инвентаризовал более тысячи древних манускриптов. Для меня это был очень ценный опыт и школа, которую сложно получить исследователю со стороны.

На выходе мы будем иметь порядка 10 томов кратких описаний рукописей на татарском, арабском, персидском, османском и чагатайском языках за период с XI по конец XX века. Девять веков непрерывной интеллектуальной и социальной истории, эмоции и повседневность, магия и логика, стихи и проза — все в одном флаконе. Вот это уже надежная база для серьезного разговора о судьбах исламской культуры в нашей стране. Здесь можно и количественные методы применять, и работать над изданием отдельных памятников, будь то коллекции личных писем или же правовые решения по тем или иным вопросам. Уместный повод для гордости у каждого гражданина нашей страны вне зависимости от конфессиональной и национальной принадлежности, ведь речь идет о нашем общем культурном наследии.

Наряду с таким охватом письменного наследия с высоты птичьего полета очень важно донести до широкой общественности триединую философию татарской книжности: престиж, разнообразие и открытость. Через выставки, популярные лекции, театральные постановки, современные публикации, стрит-арт и публичные обсуждения вполне возможно донести до весьма широкой аудитории тот дух, что был присущ нашим праведным предкам, сохранившим для потомков ислам как образ жизни, несмотря на все испытания и беды прошлого.

Повторю свою мысль: рукописное наследие мусульман России являет собой важнейший культурный пласт, оставленный многовековой историей ислама в нашей стране. Невозможно себе представить жизненный опыт наших предшественников без отсылки к данному богатству. Именно поэтому я призываю наполнить знаменательную дату 1100-летия ислама в России интеллектуальным и популярным взаимодействием с мусульманской рукописной традицией. Такой подход подчеркнет уникальность Казани как академического, образовательного и культурного центра, а также поможет выпукло представить богатый опыт Республики Татарстан в межкультурном взаимодействии.

Альфрид Бустанов

Фото на анонсе: «БИЗНЕС Online»
Мнение авторов блогов не обязательно отражает точку зрения редакции

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here