«Антитела и вакцинация могут не только не помочь предотвратить COVID-19, но и усилить его»

0
280

Академики РАН о том, что мешает разделаться с коронавирусом и не уйдет ли он сам

Чтобы эпидемия COVID-19 закончилась или хотя бы пошла на спад, 60% населения должно приобрести иммунитет. Об этом на онлайн-совещании РАН говорили ученые, которые разрабатывают вакцины. По их словам, многое до сих пор непонятно: с одной стороны, неясно, прошли ли мы пик заболеваемости, с другой — есть надежда, что болезнь погаснет сама даже без вакцины. Неизвестно и то, как коронавирус будет взаимодействовать с другими вирусами, в частности с гриппом. Подробности — в материале «БИЗНЕС Online».

Александр Сергеев: «Сейчас важно понять, где какие разработки вышли на передний фронт, в каких фазах находятся клинические испытания в разных странах»Александр Сергеев: «Сейчас важно понять, где какие разработки вышли на передний фронт, в каких фазах находятся клинические испытания в разных странах». Фото: kremlin.ru

«ДО СИХ ПОР НЕЯСНО, НАХОДИМСЯ ЛИ МЫ НА ПИКЕ»

Академики РАН в четвертый раз за коронавирусный период провели дистанционное совещание про проблемам COVID-19 на площадке МИА «Россия сегодня». В этот раз высокое собрание завело речь о новых знаниях о лечении вируса, которые ученые получили за прошедшее с начала пандемии время. При этом, как заметил модератор мероприятия, вице-президент РАН Владимир Чехонин, заседание было необычным — на него, помимо российских вирусологов пригласили одного из ведущих мировых специалистов в этой области, профессора Константина Чумакова. Сегодня он является заместителем директора по науке отдела вакцин главного Агентства США по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов. И именно его доклад, в котором было рассказано о положении дел в США и других странах, связанных с проблемами COVID-19, стал центральным.

Однако сначала уже традиционно вступительное слово предоставили президенту РАН Александру Сергееву, который отметил, что сегодня самый важный вопрос, связанный с ковидом, это разработка вакцин. И хотя уже есть серьезные компании, готовые начать производство препаратов в больших количествах, ситуация довольно неопределенна, потому что требуется быстрый ответ на возникшую проблему. «Сейчас важно понять, где какие разработки вышли на передний фронт, в каких фазах находятся клинические испытания в разных странах», — сказал Сергеев. И подчеркнул, что нам интереснее оценить ситуацию, которая складывается в России и понять ее место в сравнении с другими государствами, особенно с теми, которые лидирует в разработках вакцин.

Что касается выступления Чумакова, то из него стало понятно, что ситуация не так проста. Это следовало даже из названия его доклада — «Вакцины против SARS-CoV-2: Перспективы создания и препятствия». По словам ученого, глобальная статистика говорит о том, что количество новых случаев продолжает увеличиваться, но до сих пор не ясно, находимся ли мы на пике или кривая будет ползти дальше. Правда, обнадеживает, что смертность не успевает за количеством новых случаев. И это означает, что «либо вирус становится не таким злым, либо мы научились более эффективно лечить заболевших».

Рассказывая про США, Чумаков подчеркнул, что там с начала лета наблюдается значительный подъем заболеваемости, но это первая волна, а не вторая, хотя и та не исключена. В качестве аргумента профессор привел ситуацию в Израиле, где довольно рано были введены карантинные меры и удалось эффективно подавить распространение вируса. Но с конца мая наметился сильный подъем, связанный, скорее всего, с ослаблением карантина. В России заболеваемость снижается, но, к сожалению, не так быстро, как хотелось бы. 

В среднем считается, что один больной COVID-19 заражает 2-3-х человек. Но есть оценки, по которым эта цифра увеличивается до 6В среднем считается, что один больной COVID-19 заражает 2-3-х человек. Но есть оценки, по которым эта цифра увеличивается до 6. Фото: Петр Ковалев / ТАСС

«ЕСТЬ НАДЕЖДА, ЧТО ЭТА БОЛЕЗНЬ ЗАГАСНЕТ САМА ПО СЕБЕ ДАЖЕ БЕЗ ВАКЦИНЫ»

Распространение вируса, как подчеркнул Чумаков, имеет прямое отношение к созданию вакцины. В среднем считается, что один больной COVID-19 заражает 2-3-х человек. Но есть оценки, по которым эта цифра увеличивается до 6.

При этом чем больше процент иммунного населения, тем больше подавляется эффективное распространение вируса.

А нужна ли вакцина вообще? Отвечая на этот вопрос, профессор сказал: чтобы эпидемия закончилась или стала спадать, примерно 60 процентов населения должны приобрести иммунитет против этой инфекции. Однако эта модель не учитывает гетерогенность, то есть то, что все мы имеем разную восприимчивость. Некоторые штаты и страны, где была очень высокая заболеваемость, уже начинают приближаться к этому порогу.   

«Есть надежда, что эта болезнь загаснет сама по себе даже без вакцины, хотя вакцина была бы самым идеальным вариантом», — неожиданно сообщил профессор и напомнил,  что большинство зараженных либо вообще не испытывают симптомов, либо испытывают их в очень слабой форме. Но при этом они все равно приобретают иммунитет.

Какая нужна вакцина? В идеале такая, которая вызывала бы стерилизующий защитный иммунитет и полностью бы защищала людей от заражения и делала бы их неспособными передавить вирус другим. Но многие вакцины не обладают таким свойством, признал ученый. По его словам, они защищают тех, кто привит, но позволяют им быть носителями вируса и участвовать в его передаче. Также возможна вакцина, которая не защищала бы от заболевания, но могла бы снизить тяжесть болезни и предотвратить смертность.

Появляется ли иммунитет у переболевших, и если да, то какой? Тот факт, что люди выздоравливают, говорит о том, что иммунитет возникает, но вопрос в том, насколько он долговечен. К сожалению, примеры других коронавирусов, которые вызывают простудные заболевания, показывают, что иммунитет против них держится не очень долго. Поэтому надо быть готовыми к тому, что и в данном случае может быть такая же ситуация. Чумаков также отметил, что прежде чем созданный препарат назвать вакциной, надо доказать, что он безопасный, эффективный, действительно защищает, создает долгосрочный иммунитет.

Что касается типов вакцин против COVID-19, то их сегодня 6. Это цельно-вирионные, субъединичные, векторные, ДНКовые, РНКовые живые аттенуированные. Всего в стадии доклинических исследований сегодня находится 132 препарата. Клинические испытания проходят 17, из них 9 — в первой фазе, 6 — во второй, 2 дошли до третьей. А несколько дней назад было объявлено, что одна вакцина уже лицензирована. Но не для широкой публики, а для военного персонала. Это китайская вакцина Ad5-nCoV, разработанная фирмой CanSino.

Всего в стадии доклинических исследований сегодня находится 132 препарата. Клинические испытания проходят 17, из них 9 — в первой фазе, 6 — во второй, 2 дошли до третьейВсего в стадии доклинических исследований сегодня находится 132 препарата. Клинические испытания проходят 17, из них 9 — в первой фазе, 6 — во второй, 2 дошли до третьей. Фото: Минобороны РФ / ТАСС

«СЕЙЧАС ВАЖНОСТЬ ВРОЖДЕННОГО ИММУНИТЕТА СТАНОВИТСЯ ПОНЯТНА В ВАКЦИНОЛОГИИ»

Докладчик напомним, что президент США Дональд Трамп объявил полувоенную операцию для того, чтобы максимально ускорить испытания семи вакцин. Но получится ли это, непонятно, поскольку есть сложности. Они заключаются прежде всего в том, что не известен механизм защиты от вируса, а нейтрализующие вещества недолговечны и возникают не у всех. «Антитела и вакцинация могут не только не помочь предотвратить заболевание, но и усилить его. Это было продемонстрировано на других вакцинах, и существует основание опасаться этого феномена и здесь», — высказал обеспокоенность Чумаков.

При этом почти все из более чем сотни вакцинных кандидатов, по словам профессора, целятся в одну мишень — поверхностный белок S, который вызывает нейтрализующие антитела. Но он может оказаться не очень хорошим защитником. С другой стороны важно, что существует врожденный иммунитет и есть вакцины, способные сильно его стимулировать. «Только сейчас важность врожденного иммунитета становится понятна в вакцинологии и много исследований проводится в этой области. Совершенное необходимо, чтобы это направление развивалось и в России», — сказал Чумаков и «похвастался семейными связями», так как впервую эту идею высказала его мама Марина Ворошилова еще 50 лет назад. По его словам, клинические испытания тогда показали, что эффективность живой полиомиелитной вакцины против гриппа во время сезонной вспышки в 3,8 раза больше, чем специфической вакцины. «Это совершенное замечательный результат, который, к сожалению, был забыт надолго, но за последние 10 лет появилась масса работ, которые показывают, что и другие вакцины тоже вызывают такую временную защиту. Это абсолютно простой и дешевый способ, и его грешно не использовать», — подчеркнул докладчик и порадовался за Россию, которая начала такие испытания.

При этом профессор констатировал, что сегодня мы все еще находимся в положении, когда трудно делать прогнозы. Тем более, за минувшие 4-5 месяцев рассеялось много иллюзий о том, как будет развиваться ситуация дальше. По его словам, нельзя предсказать и то, какая вакцина окажется самой эффективной. Создавать же их надо очень внимательно, чтобы избежать потенциальных негативных последствий, так если будет подорвано доверие население, это нанесет колоссальный ущерб ученым. А в обществе и без того сильны антивакцинные настроения.

Позднее, отвечая на вопрос президента РАН, Чумаков добавил, что применение живой полиомиелитной вакцины снижает смертность от любого заболевания на 30%. Но коронавирусы, как многие вирусы, не вызывают долгосрочного иммунитета и точного объяснения этого феномена нет. «При этой болезни существуют клетки памяти в костном мозге, которые держатся очень долго и при следующей инфекции быстро мобилизуются и начинают производи антитела… Уже 40 лет прошло как открыли вирус иммунодефицита человека. До сих пор нет вакцины… Я не хочу никого пугать, но потенциально может оказаться и здесь такая же ситуация. Мы сделаем вакцину, она будет вызывать нейтрализующие антитела, а защиты не будет… Нужно быть готовыми ко всему», — пессимистично заключил Чумаков.   

За последний период стало понятно, что эволюция COVID-19 идет с очень низкой скоростью. А это значит, что для него не понадобится, как для гриппа, постоянно меняющихся платформЗа последний период стало понятно, что эволюция COVID-19 идет с очень низкой скоростью. А это значит, что для него не понадобится, как для гриппа, постоянно меняющихся платформ. Фото: «БИЗНЕС Online»

«ЧЕМ БОЛЕЕ РАЗВИТА СТРАНА В СМЫСЛЕ ЭКОНОМИКИ, ГИГИЕНЫ И ОБРАЗА ЖИЗНИ, ТЕМ ВЫШЕ ЗАБОЛЕВАЕМОСТЬ COVID-19»

Директор Федерального научного центра исследований и разработки иммунобиологических препаратов им. М. П. Чумакова РАН Айдар Ишмухаметов отметил, что за последний период стало понятно, что эволюция COVID-19 идет с очень низкой скоростью. А это значит, что для него не понадобится, как для гриппа, постоянно меняющихся платформ. По его словам, сейчас они проводят доклинические исследования инактивированной цельновирионной вакцины, которые завершатся в августе. Затем, по планам, начнутся клинические испытания, которые закончатся в январе следующего года, если все будет успешно. А после будут поданы документы на регистрацию вакцины. При этом центр Чумакова, по словам Ишмухаметова, может производить по 7-10 миллионов доз вакцин в год.

Директор института медицинской паразитологии им. Е. И. Марциновского Александр Лукашев добавил несколько своих соображений. Он согласился с основным докладчиком, что в странах, которые были максимально поражены коронавирусом, коллективный иммунитет начинает играть значимую роль в снижении заболеваемости. И хотя у нас и близко нет 60%, о которых говорил Чумаков, без коллективного иммунитета объяснить быстрое снижение распространение коронавируса в Москве, где люди расслабились и не соблюдают меры предосторожности, невозможно. По его мнению, массовая вакцинация будет уже намного менее актуальна, а вакцины, скорее всего, потребуются нишевые для таких уязвимых групп населения, как люди старше 65 лет и имеющие хронические заболевания. Поэтому, как отметил Лукашев, понадобится не 70-80 млн доз, а максимум 15 млн.

Однако весь рынок разработки вакцин у докладчика вызывает удивление, так как с одной стороны предлагаются очень технологичные подходы, современные и модные, а с другой — на порядок отстают подходы к испытаниям и обеспечению их эффективности и безопасности. При этом многие вакцины разрабатываются на платформах и системах, которые раньше никогда не использовались, не доказаны и не проверены, а значительную их часть разрабатывают люди, которые еще полгода назад ничего не слышали про коронавирусы. Это скорее биотехнологи, чем специалисты по разработке вакцин, выразил обеспокоенность Лукашев.

Он также поделился своим ощущением о том, что инфекция COVID-19 — это болезнь чистых рук, так как смертность от нее гораздо ниже в странах с меньшим уровнем гигиены и медицины, чем в высокоразвитых странах. С этим согласился и Чумаков. «Есть четкая корреляция между заболеваемостью COVID-19 и национальным доходом на душу населения. Чем более развита страна в смысле экономики, гигиены и образа жизни, тем выше заболеваемость COVID-19», — удивился профессор и признался, что даже специалисты не понимают, как вирусы, распространяясь волнами, взаимодействуют друг с другом и как они ведут себя на Земном шаре. А в заключении добавил, что не известно, не помешает ли коронавирусу сезонный грипп. «Есть масса интересных  вопросов, ответа на которые мы пока не имеем», — заинтриговал аудиторию профессор Чумаков.

Ольга Вандышева

Фото на анонсе: AP / TASS


business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here