Будущее нового коронавируса: сезонная простуда у людей или самоликвидация?

0
120

Микробиолог Павел Зеленихин о детях, легко справляющихся с вирусом, курильщиках в зоне риска и эффективности препаратов для терапии ВИЧ

«Истерия в СМИ заставляет перенаправлять финансовые потоки с нужных и полезных мер на выполнение каких-то популистских решений», — считает доцент кафедры микробиологии Института фундаментальной медицины и биологии КФУ Павел Зеленихин. В своем новом материале для «БИЗНЕС Online» он рассказывает, что итальянцы провалили все меры безопасности, как бороться с коронавирусом путем следования ЗОЖ и почему «хоть какая-нибудь» вакцина уже должна быть придумана.

Павел Зеленихин: «Действенные меры, даже в случае такой вирусной инфекции, имеют свой положительный эффект»

Павел Зеленихин: «Действенные меры, даже в случае такой вирусной инфекции, имеют свой положительный эффект». Фото предоставлено Павлом Зеленихиным

30–40% ЛЮДЕЙ В ПРИНЦИПЕ НЕ МОГУТ БЫТЬ ЗАРАЖЕНЫ ИНФЕКЦИЕЙ

Во-первых, с сожалением стоит признать, что джинн выпущен из лампы: в Китае не удалось закапсулировать вирус, как, например, в своем время SARS (по нему были проведены эффективные противоэпидемические мероприятия, которые позволили с ним справиться), и теперь он гуляет по планете. На мой взгляд, здесь медицинская система европейских стран оказалась критически неготовой. Особенно, как мы наблюдаем, это касается Италии. Они сразу пошли по плохому сценарию, хотя имели возможность подготовиться, так как получали всю информацию из Китая. Но фактически итальянцы провалили все меры безопасности и не уделили проблеме должного внимания, ресурсов, времени (так что тут нельзя кивать только на сам вирус). И теперь новая инфекция приобрела характер пандемии, распространившись по всему миру. В конце концов, она окажется в каждой стране без исключения. Это, конечно, новость не очень хорошая.

Но если говорить о самом Китае, то там эпидемия на сегодняшний день полностью взята под контроль и число новых зарегистрированных заболевших намного меньше количества выздоровевших. То есть инфекция в Китайской Республике не распространяется, так что с них можно брать хороший пример. Это говорит нам о том, что действенные меры, даже в случае такой вирусной инфекции, имеют свой положительный эффект. Надо понимать, что на случай определенных эпидемий есть специальные протоколы, которым следует подчиняться. Если надо — значит надо.

Почему я более-менее спокойно об этом говорю? Исходя из свойств самого вируса в том числе. Во-первых, у большинства заразившихся новым коронавирусом заболевание проходит в легкой форме, а это более чем 70% заразившихся. При этом совершенно не поддаются учету лица, у которых заболевание протекает вообще бессимптомно. Мы не знаем, сколько их, и новые случаи, которые возникают, во многом связаны с тем, что бессимптомное носительство приводит к заражению, возможно, тех реципиентов, которые впоследствии могут принять какое-то тяжелое или среднетяжелое состояние. Но, в общем, люди от этой инфекции несильно страдают.

Во-вторых, появились данные, что далеко не все к этому вирусу восприимчивы. По оценкам, 30–40% людей в принципе не могут быть заражены инфекцией. Это уже немало. Также следует сказать, что вирус меняется. Основное движение эволюции вируса происходит в сторону снижения его патогенности. И это на самом деле характерно и предсказуемо для новых вирусных инфекций. Связано это с тем, что вирусам, как и любым живым объектам, как паразитам, важно не уничтожить своих носителей, а обеспечить свое распространение в популяции хозяев. Получается, что естественный отбор среди вирусов ведет к тому, что преимущества получат такие варианты вируса, которые не приводят к гибели носителей. Вирусы, наоборот, «хотят», чтобы хозяева жили и распространяли их (о чем я писал в прошлом блоге). И с развитием пандемии, с каждым новым, если так можно выразиться, «поколением» вирусов они станут все менее зловредными. И мы уже будем иметь дело с таким более легким вариантом.

«Если говорить о самом Китае, то там эпидемия на сегодняшний день полностью взята под контроль и число новых зарегистрированных заболевших намного меньше количества выздоровевших»

«Если говорить о самом Китае, то там эпидемия на сегодняшний день полностью взята под контроль и число новых зарегистрированных заболевших намного меньше количества выздоровевших». Фото: «БИЗНЕС Online»

ПРЕПАРАТЫ ПРОТИВ ГЕПАТИТА С ИЛИ ДЛЯ ТЕРАПИИ ВИЧ ЭФФЕКТИВНЫ И ПРОТИВ КОРОНАВИРУСА

Также хорошая новость заключается в том, что в подавляющем большинстве случаев вся терапия, требующаяся при коронавирусной инфекции, — это обыкновенная симптоматическая терапия. То есть если человек заболел легкой формой, то ему не требуется ничего особенного: соблюдение постельного, питьевого режима, жаропонижающие, при необходимости противокашлевые. А в случае среднетяжелых или тяжелых состояний достаточно эффективны противовирусные препараты, которые уже разработаны для других РНК-содержащих вирусов (коронавирус в качестве генетического материала содержит РНК). И существующие препараты, допустим, против гепатита С или для терапии ВИЧ обоснованно эффективны и против коронавируса. Потому что фундаментально его генетический материал построен по схожему принципу.

Если говорить о том, что человек потенциально может заболеть, то у восприимчивых к вирусам людей эффективным барьером являются здоровые слизистые, их здоровый неспецифический противовирусный иммунитет, который в принципе против всех вирусов работает. Поэтому, если человек ведет более-менее здоровый образ жизни, разнообразно и полноценно питается и, очень важно, если он не курит (!), то это все значительно снижает вероятность заболевания.

Почему такой акцент на курении? Потому что при курении на слизистых респираторной системы возникают воспалительные процессы. У курильщика естественный защитный барьер ослаблен. Уже появились данные, согласно которым, риск перехода заболевания в тяжелую фазу у курящих значительно выше. А летальность в полтора раза больше. По-моему, это достаточно серьезный аргумент в пользу отказа от сигарет.

Подавляющее большинство заболевших перенесут эту инфекцию как легкое ОРЗ. Конечно, не стоит серьезно успокаиваться и надевать розовые очки. В особой группе риска находятся пожилые люди, о чем я также говорил в предыдущем материале. По статистике, подавляющее большинство скончавшихся от коронавируса — люди в возрасте 60+ лет. К сожалению, среди них летальность наиболее высокая, потому что возрастных патологий, самых разных, с возрастом становится больше: сердечно-сосудистые заболевания, включая гипертонию, диабет, болезни почек и т. д. Все это ускоряет переход в тяжелое состояние и, соответственно, ухудшает прогноз. Этим новый вирус SARS-COV-2 (ему дали такое имя) сильно отличается от гриппа, который в основном поражает детей и молодежь. А тут получается, ни одного зарегистрированного случая смерти у детей, и практически нет детей заболевших. Не умер ни один ребенок до 9 лет от коронавируса. Заболевшие есть, но они заболели, заразившись от взрослых, с которыми находились в длительном контакте. Причем переносят они инфекцию в легкой форме, практически нет тяжелых или среднетяжелых состояний.

ЕСТЬ ОДНО СОВПАДЕНИЕ У НОВОГО ВИРУСА С ИСПАНСКИМ ГРИППОМ

По поводу смертности. Я специально открыл отчеты ВОЗ, чтобы ознакомиться с цифрами. Для примера, при инфекции SARS (предыдущий вариант атипичной пневмонии) по результатам ее вспышки 2002 года смертность составила 9,6%. Если взять средне-восточный респираторный синдром MERS (кстати, случаи заболевания им регистрируются до сих пор, последний был в 2019-м, поскольку природный резервуар никуда не делся — это верблюды, и от них люди инфекцию все еще подхватывают), его летальность составляет 34,5% практически. Если брать свиной грипп (помните эпидемию 2009 года, тогда тоже говорили, что мы все умрем), то в начале смертность регистрировалась в диапазоне 4–7% — значительно выше, чем сейчас у коронавируса. А по результатам глобальной пандемии гриппа H1N1 летальность спустилась в итоге до 0,02–0,4%. То есть под конец эпидемии с инфекцией научились бороться и смертность значительно снизилась.

«Вирус появился в очень интересное время: финансовый кризис, международная напряженность. Как-то все совпало»

«Вирус появился в очень интересное время: финансовый кризис, международная напряженность. Как-то все совпало». Фото: «БИЗНЕС Online»

Кстати, «испанка» тоже была гриппом H1N1, очень похожим на свиной грипп. И вот у «испанки» расчетный коэффициент летальности составил, по современным данным, 2–3%, не больше. Кстати, есть одно совпадение у нового вируса с испанским гриппом — он тоже распространился по всей планете. К счастью, это единственная схожесть. От «испанки» в основном умирали молодые, дети (в принципе, как и от всех вирусов гриппа), а от коронавируса — пожилые. Ну и нынешний уровень медицины несопоставим с медициной 1918–1919 годов, что с учетом меньшей патогенности SARS-COV-2 по сравнению с испанским гриппом дает возможность делать значительно более благоприятные прогнозы.

Возможно, кто-то еще помнит птичий грипп H7N9, его летальность, по данным ВОЗ, была 39%. Вот это серьезные инфекции. И если сравнивать с коронавирусом SARS-COV-2, то, по отчету ВОЗ от 20 февраля, рассчитанная летальность составляет в среднем 0,94%. Что все же больше, чем для обычного гриппа, у которого она достигает 0,05%, максимум 0,1%. Но на фоне старших товарищей SARS и MERS летальность коронавируса SARS-COV-2 совершенно не смотрится.

СИСТЕМА ЗДРАВООХРАНЕНИЯ ОКАЗАЛАСЬ НЕГОТОВОЙ К ПОЯВЛЕНИЮ ТАКОГО КОЛИЧЕСТВА БОЛЬНЫХ

Проблема ведь состоит еще в том, что повышенная летальность в некоторых регионах, в той же Италии, проявляется из-за того, что появляется одновременно большое количество заболевших. То есть система здравоохранения оказалась неготовой к появлению такого количества больных. В этом и состоит вся боль, вся проблема — не готова система. В результате пациентов, которым можно было помочь, спасти не удается.

Вообще, вирус появился в очень интересное время: финансовый кризис, международная напряженность. Как-то все совпало. Но, мне кажется, сегодня вирус во многом является информационным поводом для отвлечения внимания от других проблем — финансовых, социальных и политических.

Мой прогноз в среднем такой: поскольку новый вирус (и это уже доказано) постепенно снижает свою патогенность, а с ней и летальность, то тут на самом деле существует два варианта развития: вирус за несколько лет, за десятилетие, станет еще одним коронавирусом человека (четыре уже есть, это будет пятый), который станет вызывать сезонную простуду у людей. И второй вариант — самоликвидация, как это было с вирусом SARS, вспышка которого из-за правильных противоэпидемических мероприятий (своевременного выявления заболевших, карантинирования носителей и контактировавших с ними лиц и т. п.) сошла на нет.

С учетом последней информации о новом вирусе прогнозы достаточно благоприятные. Апеллируя той информацией, которая сейчас доступна, в частности, на основании данных журнала The Lancet (один из наиболее авторитетных общих журналов по медицине — прим. ред.), можно заключить, что даже при самом неблагоприятном прогнозе во всемирном масштабе через три-четыре месяца инфекция будет взята под контроль.   

При проектировании вакцины предполагают, какие компоненты нового вируса будут обладать нужными свойствами

«При проектировании вакцины предполагают, какие компоненты нового вируса будут обладать нужными свойствами». Фото: tatarstan.ru

Я УВЕРЕН, ЧТО «ХОТЬ КАКАЯ-НИБУДЬ» ВАКЦИНА УЖЕ ЕСТЬ, ДАЖЕ НЕ В ОДНОМ ВАРИАНТЕ

Вакцина. Если попробовать объяснить проще, то для получения современных вакцин используют уже не живые объекты, не вирус целиком, а нарабатывают какой-то отдельный специфический компонент патогена, некий, допустим, белок. Этому компоненту, необходимому для изготовления вакцины, нужно обладать свойствами антигена. То есть он должен распознаваться нашей иммунной системой при попадании в организм и вызывать выработку специфических антител. Эти антитела и обеспечивают нам специфический иммунитет.

При проектировании вакцины предполагают (то есть заранее рассчитывают теоретически), какие компоненты нового вируса будут обладать нужными свойствами. Затем эти компоненты нарабатывают в необходимых количествах и начинают испытывать. Именно на это уходит больше всего времени. Потому что их нужно испытать на животных, получить разрешение на испытание на добровольцах и т. д. Это необходимо для того, чтобы новая вакцина была безопасной, подобное очень важно, потому что всегда существует вероятность побочных эффектов после применения. И именно на создание безопасного стабильного продукта, повторю, уходит бо́льшая часть времени.

А сам принцип создания вакцины хорошо известен, метод отработан, но надо проверять несколько вариантов, комбинаций, особое внимание уделяя безопасности. Это серьезная, кропотливая и небыстрая работа.

Также очень важно проверить, насколько стойким вырабатывается иммунитет. А значит, надо следить за тестовыми группами, прежде чем выпускать лекарство в свет, а это тоже занимает определенное время.

Я уверен, что «хоть какая-нибудь» вакцина уже есть, и даже не в одном варианте. Но они проходят вот эти длительные процедуры проверки эффективности и безопасности согласно протоколам. Первая вакцина может быть получена в течение месяца, максимум двух. Но ее проверка займет год и даже больше.  

СМИ в ситуации с коронавирусом, конечно, приносят пользу, информируя людей, но при этом нагнетают напряжение, усиливают панику, которая в итоге парализует экономику. Более того, с моей точки зрения, истерия в СМИ заставляет перенаправлять финансовые потоки с нужных и полезных мер на выполнение каких-то популистских решений. Скажем, на обеспечение всех здоровых людей простыми медицинскими масками, которые по факту никак не помогают, не защищают от вирусов. Вот здесь средства массовой информации, безусловно, играют негативную роль.

Павел Зеленихин
Фото на анонсе: «БИЗНЕС Online»
Мнение авторов блогов не обязательно отражает точку зрения редакции

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here