Четыре экономических предрассудка российских властей, или почему никто не торопится спасать утопающих

0
144

Такое ощущение, что кризис нынешние власти воспринимают философски. Мол, и не через такое проходили и тут не пропадем. Правительство на каждом углу хвастается, какая у нас большая кубышка и на сколько лет кризиса нам ее хватит, но тратить деньги на спасение экономики не хочет. Обозреватель «КП» рассуждает о причинах такого поведения и предрассудках российских чиновников.

Предрассудок № 1

«Нужно сохранить кубышку – вдруг дальше будет хуже?!»

Гоголевский Плюшкин гордился бы нынешним правительством. Государство не для того долгие годы копило нефтегазовые доходы, чтобы потратить их под воздействием какого-то там вируса. Резервы греют душу и позволяют надеяться, что в будущем все будет хорошо. Тем более в условиях аномально низких цен на нефть, которые, возможно, с нами надолго. Поэтому помощь экономике чиновники выделяют скупо. Два триллиона рублей – это всего 2% ВВП. В относительных величинах – на порядок меньше, чем выделяют в Америке. И в двадцать раз меньше, чем в Германии.

Почему это неправильно

«Черный день» наступил. Пора это признать и начать тратить деньги на поддержку экономики. Не тушить разгорающийся огонь с помощью детского ведерка, а вызвать пожарную машину, пока есть что спасать. Если медлить и философски смотреть на догорающий костер, то после отмены карантина быстрого выхода из кризиса можно не ждать. И государство потеряет не только сырьевые доходы, но и внутренние источники для пополнения бюджета. Налоги платить будет некому. А содержать армию безработных – придется.

Что делать

Известные экономисты Андрей Мовчан и Константин Сонин, а также многие их коллеги призывают потратить на спасение экономики от 5 до 15 триллионов рублей. Экономить и медлить в таких условиях очень опасно. Перекладывать все проблемы на бизнес неправильно. Он в ситуации с коронавирусом не виноват. Риски не рыночные, а карантин – принудительный. Чтобы помочь экономике, не надо печатать дополнительные деньги. В Фонде национального благосостояния их хватает. А если будет недостаточно, можно занять на внешних рынках. Внешний долг страны один из самых низких в мире – около 15% ВВП.

Пора открыть кубышку госрезерва, чтобы поднять экономику. Фото: Евгения ГУСЕВА

Пора открыть кубышку госрезерва, чтобы поднять экономику. Фото: ЕВГЕНИЯ ГУСЕВА

Предрассудок № 2

«Сейчас раздадим деньги – завтра проснемся с гиперинфляцией»

За 11 лет, что прошли с кризиса 2009 года, мы научились снижать риски в этой сфере. Центробанк хорошо сделал свою работу. Банкам почти ничего не угрожает. У них большая прибыль и хорошие резервы. Но такое ощущение, что власти борются с прошлым кризисом, не понимая, что нынешняя ситуация совсем другая.

Почему это неправильно

Мы боремся с инфляцией монетарным методом (ограничивая денежную массу в стране). В мирных условиях это правильно, но сейчас – нет. К примеру, в Центробанке долго сопротивлялись снижению ключевой ставки. Мол, воспользуемся этим механизмом в кризис. Он наступил. ЦБ заявляет, что готов к смягчению своей политики. Но не поздно ли? Снижение ставки отражается на экономике с большим опозданием – через 6 – 7 месяцев. Да и кто будет брать кредиты в трудное время, пусть даже по льготным ставкам? Помощь бизнесу нужна здесь и сейчас. Только это спасет от инфляции. Потому что когда из-за бездействия властей закроется треть или половина всех бизнесов, остальные переделят рынок и точно поднимут цены в условиях снизившейся конкуренции.

Что делать

На период карантина государство должно стать всеобщим работодателем. Оно запретило всем работать, и оно же должно заплатить за это. Это по-честному. К инфляции это не приведет. Во-первых, потому что в кризис спрос сильно падает. Во-вторых, потому что мы даем не дополнительные деньги, а деньги взамен тех, что временно заморожены в экономике. Простой пример. Официант потерял работу. Он не купит джинсы в онлайн-магазине. Продавец не получит прибыль, не заплатит аренду и уволит продавца. Арендодатель уволит кладовщика и не выплатит кредит банку. Банк сократит несколько кредитных менеджеров и обанкротится. Компании, держащие там счета, лишатся всех средств и уволят сотрудников. Это «колесо сансары» можно крутить до бесконечности. А началось все с нескольких клиентов, которые не пришли в ресторан и оставили деньги на своих счетах. Выход – дать денег официанту, чтобы он все-таки купил себе джинсы. По мнению экономистов, запущенная с помощью госденег цепочка позволит сохранить экономические отношения, а на инфляцию практически не повлияет.

– Выпустить деньги в экономику абсолютно безопасно с учетом падения спроса. Не произойдет ни гиперинфляции, ни перетока в валюту. Мы говорим о том, чтобы люди могли купить товары первой необходимости. Поэтому напечатать 10% ВВП и раздать населению и бизнесу не повредило бы, – рассказал Андрей Мовчан в интервью каналу RTVI.

По мнению Константина Сонина из Высшей школы экономики, нужно каждому россиянину с невысокими доходами выдать по 30 тысяч рублей – равными порциями в течение ближайших месяцев.

Предрассудок № 3

«Свято место пусто не бывает»

В правительстве не особенно стремятся помогать бизнесу. Проповедуют чуть ли не дикий капитализм. Мол, пусть всем управляет невидимая рука рынка: неэффективные компании вымрут как динозавры, а выживут сильнейшие. По сути, единственная озвученная помощь – субсидия в размере МРОТ и беспроцентные кредиты на зарплаты, тоже не больше минималки.

Почему это неправильно

Если государство не поддержит бизнес сейчас, новые предприниматели в скором времени не появятся. И вот почему. Допустим, в крупном торговом центре освободится треть площадей. Думаете, их сразу займут другие бизнесмены, которые только этого и ждали? Вряд ли. Потому что риск будет неприемлемым. А если будет вторая вспышка, и государство опять отойдет в сторонку? А если арендодатель не пойдет на уступки? А если спрос не восстановится, потому что у населения не будет доходов? А если народ перестанет ходить в торговые центры, опасаясь заражения?

При этом нынешние меры (в частности, беспроцентный кредит на зарплаты) помогают лишь единицам компаний. Точнее, загоняют их в долговую яму.

– Для тех, кто возьмет такой кредит, это означает рост кредиторской задолженности без возможности погасить ее в ближайшие месяцы. Кроме того, с фонда оплаты труда работодатель должен начислить налоги в размере, значительно превышающем проценты по кредиту, – говорит Наталья Волчкова, профессор Российской экономической школы.

Что делать

Одно из предложений экономистов – можно вернуть пострадавшему бизнесу часть тех денег, которые они уже заплатили в бюджет. Это справедливо, ведь тогда больше поддержки получат «белые» предприниматели. Получив эти деньги, никто из бизнесменов в здравом уме не захочет сворачивать бизнес. Зачем убивать дойную корову, когда деньги ей на корм у тебя есть? Любой бизнес – детище предпринимателя. Бросить его сложно. Если дать возможность этого не делать, большинство предпринимателей останутся на рынке. И после снятия карантина цепочки восстановятся быстро, а большинство людей смогут вернуться на прежнюю работу и получать доходы.

– Многие бизнесы будут вынуждены закрываться. И когда они вернутся, никто не знает. Это разрушает ткань бизнеса. И чем дольше будет кризис, тем сильнее. А мертвую конструкцию возрождать очень сложно, – говорит Андрей Мовчан в интервью каналу RTVI. – По-хорошему нужно прописать сложную комплексную программу, которая решала бы проблемы предприятий и делала бы так, чтобы им было выгоднее оставаться на плаву. А государство не выпустило бы слишком много денег в экономику. Но пока не видно, чтобы в правительстве кто-либо этим занимался.

Научились ли мы бороться с гиперинфляцией? Фото: Евгения ГУСЕВА

Научились ли мы бороться с гиперинфляцией? Фото: ЕВГЕНИЯ ГУСЕВА

КАК У НИХ

«Все страны делают на удивление похожие вещи»

Как справляются с экономическим кризисом в США?

Во-первых, срочно поддержали финансовые рынки и выделили кучу денег на их поддержку. Два триллиона долларов. Итог – панику на биржах удалось погасить всего за неделю. А это как сбить жар во время лихорадки. Самое первое дело.

Во-вторых, быстро поддержали потерявших работу, иначе в стране, полной зарегистрированного оружия, социальные проблемы могли тут же перекинуться на улицы. Итог – двадцать шесть миллионов безработных встали на биржу труда всего за месяц и начинают получать пособия. Каждому гражданину (с годовым доходом меньше $75 тысяч в год) дали по $1200 единовременной помощи, а каждому ребенку – еще по $500.

В-третьих, дали пострадавшему малому и среднему бизнесу поддержку – на выплаты зарплат. Она называется Paycheck Protection Program. Объем вложений – $360 млрд. И ее главное отличие от наших «беспроцентных кредитных подачек» – эти долги простят в том случае, если компания в течение восьми недель никого не уволит, а выделенные деньги потратит на зарплаты, выплаты по кредитам, аренду или услуги ЖКХ.

– Все развитые страны в мире делают на удивление похожие вещи, – констатирует Андрей Мовчан.

Но наши чиновники, видимо, до сих пор думают, что «американцы тупые»…

ВЗГЛЯД С 6-ГО ЭТАЖА

Предрассудок № 4, главный.

«Я этого не вижу, значит этого нет»

Главная причина неторопливости и скупости нашего правительства проста – чиновники не знают, как и чем живет страна. Бытие определяет сознание. Владелец загородного коттеджа во время режима самоизоляции с удовольствием делает йогу на открытом воздухе, его дети гуляют за высоким забором. Ему не понять, как себя чувствуют пятеро членов одной семьи, запертые в однушке с окнами на МКАД, лишенные доходов и сходящие с ума в обнимку с бутылкой и телевизором.

Чиновники сохранили свои зарплаты, ездят на работу по пустым дорогам и спокойно рассуждают, что нет ничего страшного в падении экономики на 5 – 10%: «Да, вдвое вырастет безработица. Да, треть бизнесов обанкротится. Но экономика всегда восстанавливается. Вот, посмотрите на графики с прошлого кризиса». Им не понять, как себя чувствует владелец небольшого кафе, вынужденный платить аренду, официант, оставшийся без денег на съемной квартире, и мойщик машин, который работал вчерную и получал деньги в конце смены. И почему-то не понимают, что их чиновничьи зарплаты – производная от налогов, которые платят эти маленькие, незаметные люди.

К сожалению, никто из нынешних членов правительства (за исключением разве что Трутнева) не работал в реальном бизнесе. Инвестиционных аналитиков, бухгалтеров и кабинетных экономистов в третьем поколении в расчет не берем. Чиновники не догадываются, что большинство предпринимателей не создают заначку. А если и создают, то на одну-две, максимум, три недели. Деньги больше приносят в обороте, чем на депозите. Их вкладывают в развитие, открывают новые точки, расширяют ассортимент.

Понятно, что предупредить о таком кризисе заранее власти не могли. Случись так, предприниматели смогли бы заранее подготовиться, снизить издержки, заморозить новые проекты, отложить средства. Но все произошло слишком быстро. А полная остановка любого бизнеса на несколько месяцев – это как резко загасить доменную печь на металлургическом комбинате. Чугун застынет – и привет! Печь нужно взрывать и строить новую.

Бизнес-климат в стране и без кризиса был слабеньким. Предпринимателей душили налогами и проверками. Бюджет спасала лишь высокая цена на нефть, которой в ближайшие годы не будет. И если правительство, посадившее пол-экономики на принудительный карантин, не покажет себя заботливым хозяином и срочно не запустит реальные меры поддержки бизнеса, о росте российской экономики можно будет забыть надолго. Очень надолго.

Евгений Беляков

ИСТОЧНИК KP.RU

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here