«Чтобы составить родословную, надо знать хотя бы своего деда, который родился до революции»

0
273

Художник-каллиграф Наджип Наккаш вот уже несколько десятков лет занимается составлением на заказ татарских родословных (шәҗәрә). В интервью KazanFirst он рассказывает об истории татарского народа через преломление родословными и дает советы, с чего начать изучение предков.

— Расскажите немного о себе. 

— Я выходец из села Усали Мамадышского района. По-татарски называется как «Өч өйле», то есть «Три дома».

— Это как в Башкирии Дюртюли. По-татарски «Дүрт өйле», то есть «Четыре дома». 

— Там изначально было три дома, потом оно превратилось в село. В русских документах называлось как «Ущули», «Сули». И наконец в 1923 году закрепили название Усали. Я учился в деревне. После школы работал 7 лет, преподавал изобразительное искусство, лаборантом работал. Потом в 1974 году поступил в Казанский университет, где обучался на историко-филологическом факультете на отделении татарской филологии. В 1979 году факультет окончил. Защитил дипломную работу по древней татарской прозе по сборнику «Маджмуа хикаят», то есть сборник хикаятов. Работал с рукописями. Мой научный руководитель Хатыйп Усман направил меня в Институт языка, литературы и истории имени Ибрагимова.

Занимался историей татарской литературы, по древнетатарской прозе. Прозу изучал по рукописям и печатным книгам на арабском шрифте. За время работы выпустил четыре книги с образцами этой литературы. Первым был сборник «Маджмуа хикаят», написанный в 1775 году муллой, который переехал в Сибирь из Атнинского района. Всё это до меня не было ни изучено, ни издано.

Параллельно занимался каллиграфией. В 1978 году взял у художника Баки Урманче несколько уроков и далее всё время практиковался в этом искусстве. Мне сейчас 72 года, меня знают, много заказов поступает, свои выставки устраиваю. Когда исполнилось 70 лет, организовал выставки во всех крупных городах Татарстана: Елабуга, Челны, Альметьевск, Мамадыш и Казань.

Сегодня моя выставка проходит в Уфе, в мечети «Аль-Ихлас» до октября 2020 года. Ее продлили из-за случившегося карантина.

— Как вы пришли к тому, что стали заниматься составлением родословных? 

— На меня как на художника обратили внимание, что я красиво и хорошо пишу и разбираюсь в старых исторических источниках. В начале 90-х годов татары начали проявлять интерес к изучению своего рода, своего наследства. И ко мне стали обращаться, чтобы помог. Сначала мне привозили или архивные документы, или материалы с воспоминаниями. Начал составлять родословные в художественном виде.

Сделал свою шәҗәрә-родословную в 2008 году. Сделал уже более 100 шәҗәрә в формате 70х100. Есть и большие шәҗәрә, и маленькие. Бывают родословные от 150 до 1000 имён.

Сам изучал документы в архивах, работал с метрическими книгами. Почти все такие документы у нас хорошо сохранились. Потому что данные о человеке заполнялись в двух экземплярах. Один отправляли в ОМДС сначала в Оренбург, а потом в Уфу. Все эти документы сохранились. А другой экземпляр сейчас находится в казанском архиве. Более древние документы хранятся в Российском государственном архиве древних актов.

Сначала ты изучаешь метричекие книги. У нас самые ранние метрические книги датированы 1829 годом. Но в архивах Татарстана метрики ведут свой отчет с 1865 года. Более древние акты хранятся в Уфе. После этого я начал изучать ревизские сказки, которое организовывало Русское государство. По каждому двору ходили и переписывали, с самого младшего члена семьи до самого старшего.

Это была такая своеобразная перепись, чтобы собрать налог с населения, чтобы рекрутов забрать в армию. Такая перепись не каждый год была: каждые 8, 10 лет. Всего было 10 ревизий начиная с 1725 года.

В нашем архиве хранятся документы «Ревизские сказки». Почему «сказки»? Потому что данные о человеке записываются с его слов, то есть со слов хозяина конкретного двора. Как правило, записывает всё русский, при нём всегда переводчик есть.

Начиная с 1811 года стали записывать и женщин. Ранее женщин не записывали. То есть стали записывать хозяина двора/дома. Напротив него указывали его жену, детей. Детей всех записывали, даже новорождённых. Тех, кто умирал между двумя ревизиями, тоже отмечали. По «Ревизским сказкам» очень много фактов можно узнать.

— Где конкретно у нас в Казани хранятся метрические книги и «Ревизские сказки»?

— В Национальном архиве. На Декабристов, 4 и в здании на улице 8 Марта.

— Российская империя была аграрной страной. Практически всё население жило в деревнях. У нас по каждой деревне есть такая информация? 

— Да, по каждой, даже по самой маленькой. Эта информация довольно хорошо сохранилась. Раньше, когда я работал в архиве, мне давали стопку документов-оригиналов. Сейчас такие документы копируют и их уже можно прочесть в электронном виде. Если копия не читается или малоразборчиво там написано, чернила выцвели, то тогда дают работать с оригиналами.

— Указанные вами документы относятся к периоду Казанской губернии. Сегодняшние границы Татарстана очень отличаются от границ губернии. Например, Чувашия входила в состав Казанской губернии, а Актанышский район был в Уфимской губернии. Как такие территориальные изменения повлияли на эти документы? Человек может найти нужную ему информацию в Казани, если он родом из того же Актаныша? 

— Некоторая информация у нас есть, но не вся. Более древние документы есть в Уфе и в Москве. Это документы по Бугульминскому, Мензелинскому уездам. Там и башкирское сословие жило. Там так-то татары были, просто они записывались в башкирское сословие.

— Есть историческая проблематика по «ясачным чувашам». В исторических источниках татар после взятия Казанского ханства местное население проходило как «ясачные чуваши», хотя подразумевались татары.

— Чувашами записывались, чтобы землями обладать. Татар же выгоняли из крупных городов ханства за 40 километров. От крупных рек Волги и Камы на 25 км отгоняли татар. А на места оставленных татарских сёл селились русские, чуваши, марийцы и другие народы.

— По историческим документам можно было узнать национальность человека? Или там прописывалась только сословная принадлежность? 

— По деревням понятно о национальности человека. Есть чисто татарские деревни. Есть и башкирская сторона, и тептяри, есть и татары. Последние записывались так, чтобы иметь право на владение землёй. После взятия Казани многие татары стали переселяться на восток республики. Во времена насильственной христианизации в 18 веке татары перемещались на восток от Казани.

У башкир земель было много, они жили довольно свободно и широко. Поэтому татары записывались башкирами, чтобы у них была земля и возможность заложить свою деревню.

— Тогда же много было сословных понятий у тюрко-мусульман Поволжья. Кто такие тептяри? 

— Тептяри записывались в отдельные тетради, то есть «дәфтәр». В башкирское сословие они не входили, потому их и записывали в отдельные тетради. Они были ниже башкирского сословия. Налог от них собирали по-другому.

— А известно, кем они были до записи тептярами, до записи в «дәфтәр»?

— Татарами мусульманскими были из казанской стороны.

— А кто такие мишари?

— Это мещеряки. Мишә-бишә-бәш переводит как «Лесные люди». Они жили на землях Нижегородской области, Мордовии, Пензенской области. И все были татарами. Они и среди мордвы встречались. У последних были свои мурзы, а у татар — свои. Они вперемешку жили. У них своё наречие есть, которое отличается от казанского диалекта. Но они в корне те же самые татары.

Когда их завоевали, то заставили служить русской армии. У многих мишарей были свои лошади, своё оружие. Когда их призывали, то они шли на военный поход. Им дали «өстенлекләр», то есть преимущества, доплаты. Они в Польше воевали. Во всех русских войсках татары-мишари были конными и в первых рядах. За это их награждали землёй. Например, прапрадедом моей жены были сергачские мишари из мурз Урманчиевых. По царской грамоте они получили земли в Алькеевском районе.

— Вы сделали больше 100 родословных?

— Да, больше 120 родословных.

— Составляя родословные, вы для себя сделали какие-то открытия? Пришли к каким-то выводам, которые не читали ни в учебниках, ни в книгах по истории?

— По именам очень интересная картина. Раньше у татар были более тюркские имена, которые символизировали какие-то проявления природы. Те же имена Тимур, Тимерхан, Тимерҗан и так далее. Были и такие имена, как Арыслан (лев), Илбарыс, Юлбарыс. У людей такңе были имена в честь деревьев, например, Тирәк (тополь), Иштирәк, Имәнбай (имән — дуб).

Потом в начале 18 века у татар усиливается противостояние русским из-за христианизации. И у татар начинают распространяться мусульманские имена, например, Мухаммад, Ибрагим, Сулейман, Исхак и так далее.

— То есть использование тюркских имён сокращается? 

— Да, арабские имена очень красивые, со смыслом. Например, имя женщины Сахибджамал — обладательница красоты. Гайниджамал — красивые глаза. Таких имён очень много. Есть двухсоставные имена — одна часть тюркская, а другая мусульманская. Например, имя Мухамаджан, Ишмухаммад, который переводится как «Друг Мухаммада». Или, например, имя Мухаммадиш. Так, название города в Татарстане Мамадыш происходит от имени Мухаммадиш.

Кто первым переселился, вокруг себя собрал народ, именем того и называлась деревня. У нас в Татарстане многие деревни названы в честь первого переселенца.

— Тюркские имена, которые были задвинуты на второй план в пользу мусульманских, как реакция татар на насильственное крещение, затем вернулись обратно? Стали популярными среди татар?

— Сейчас идёт возрождение. Обращаю внимание, что начитанные татары сегодня начинают давать детям древние хорошие имена, со смыслом.

— Я в одном из ваших шәҗәрә увидел очень необычное для татар имя Мәскәү, то есть Москва. 

— Это имя встречается с шәҗәрә в период 17 века. В трёх из четырех мои шәҗәрә это имя стоит в самом начале. Наверное, это было татарское имя. Может быть, оно было перенято от мордвы, потому что татары с мордвой вместе жили, соседями были. Я предполагаю, что сам город Москва начинался от татарской деревни Мәскәү. До завоевания Ивана Грозного на территории этого города русских ещё не было.

— Зачем сегодня татарам нужны родословные? Татар вообще обвиняют в том, что мы забываем историю, не интересуемся ею. 

— Это приобщение к своему национальному, откуда вышел и сам народ, знать, откуда твои гены. У нас, у тюрков и мусульман, был такой обычай — знать свою родню до седьмого колена. Зачем? А чтобы до седьмого колена между родственниками не заводились семьи. После седьмого колена брак уже возможен, потому что родственные связи отдаляются, смешивается родная кровь и дети рождаются здоровыми.

Я видел в некоторых шәҗәрә, как дальние родственники вступили в брак между собой. Например, моя троюродная тётя и җизни — они, оказывается, из одного рода. Я об этом очень поздно узнал. У татар была письменность и много сохранилось рукописных шәҗәрә. Старые шәҗәрә у нас в памяти. Многие хотят узнать и передавать детям родословные, чтобы называть имена предков и молиться за их души.Родословная имеет огромное значение и являет собой культурное наследие. Знание родословной — значит, человек знает культуру своего народа, обычаи. И он оставляет ее своим детям и внукам.

— По родословным можно узнать, к какому клану или роду относится человек? Скажем, у башкир есть понятие род. 

— Нет, у татар совсем всё по-другому. Татары уже давно перешли от кочевого образа жизни к оседлому, стали крестьянами и не переселялись больше. У них рода уже не смешивались. Браки стали совершать между людьми, проживающими в двух соседних деревнях. Башкиры ведь ещё очень разрозненно жили. Поэтому им нужно было знать свой род. Кочевые земли были поделены между родами. У каждого рода была своя тамга, то есть знак рода. Как нация башкиры довольно поздно сформировались — после революции только. И вот они обращаются к своему прошлому, чтобы закрепиться как нация. Хотя у них язык — это диалект татарского языка.

— Наверняка к вам обращаются татары, чтобы им составили родословную, и они очень хотят видеть среди своих предков каких-нибудь именитых мурз, татарских князей. 

— Да. Сейчас все любят этим хвастаться.

— Какова вероятность, что у человека в шәҗәрә найдётся предок, который из мурз? 

— Такое случается. Обычно у таких татар род отличается и по сей день. Им присуще стремление узнавать больше, стремление себя создать как-то по-другому. Такая тяга к знаниям, наверное, по генам передаётся.

У нас есть сословие мулл, имамов. Они только между собой браки заключали. И так особый ген создавался. Все наши писатели — Габдулла Тукай, Галимджан Ибрагимов — происходят из родов священнослужителей.

И люди, которые, скорее всего, из мурз, тоже ощущаются таковыми. Например, у моей жены прапрадеды были священнослужителями. Один дед обучался в Казани и остался в городе. Он был 30 лет муэдзином-азанчи Апанаевской мечети. Один из его сыновей переселился в деревню в Высокогорском районе, тоже был муллой. А до этого их род был переселившимся из Нижегородской губернии, из Сергачского и Алатырьского уезда. Их род начинается с мурз.

У них был священнослужитель Абыз, который знал Коран. Он с семьёй построил отдельную деревню Старая Камка вместе с ещё 16 семьями. Она почти 100 лет тому назад называлась Исамбай. Вот отсюда их род и называется Исамбаевы. Раньше у простых крестьян все фамилии были только от отцов. А священнослужители и мурзы хранили одну фамилию. Вот моя жена Исанбаева. Её брат Исанбаев, её сын Исанбаев.

— Почему у татар был такой период, что мурзы свою фамилию передавали, а простые крестьяне-татары в качестве фамилии брали только имена отцов?

— Потому что им и не нужно было сохранять свою фамилию. Из своих деревень они никуда не выходили. Уже в конце 19 века сформировалась буржуазия. Крестьяне стали уходить из деревень за подработкой — в города переселялись. Вот тогда по русскому обычаю татарам и понадобились фамилии и паспорта стали нужны. И тогда татары и стали брать имена отцов в качестве фамилий.

Фамилии татар стали записывать в метрические книги только после 1890 года. Тогда фамилии уже указывали дедов.

— Вы сказали, что у нас хорошего состояния метрические книги, ревизские книги.  А вот документы Советского Союза в каком состоянии?

— После революции и до 1923 года документы плохо сохранились. Потому что метрические книги муллы составляли. Но их затем репрессировали и документы в Большевистские советы перешли. И порядок записи людей был уже не тот. Правильно записи составлять начнут в 30-е годы. Тогда уже людей в домовые книги записывали.

— Было ли у вас такое, что к вам человек обращается с просьбой составить родословную, но вы утыкаетесь в период 20-х-30-х годов, когда учет населения был ещё не настроен?

— Чтобы составить родословную, надо знать хотя бы своего деда, который родился до революции. Нужно знать, что с ним связано, кто его жена. Примерный год рождения или год смерти. Вот так начинается составление родословных.

Как правило, одно поколение в шәҗәрә составляет примерно 25-30 лет. Например, ты нашёл своего деда, который родился в 1900 году. Значит, от него отсчитываешь 30 лет и так можно обнаружить метрическую книгу.

Последние ревизские книги отсчитываются 1858 годом. Если ты нашёл своего деда в метрической книге, то это обязательно должно отразиться и в ревизских книгах.

— У вас некоторые родословные доходят до 13-14 веков. Как у вас это получается?

— У нас сохранились очень древние родословные, составленные от руки. Это довольно скрупулёзно сделанные рукописи. Их собирал доктор филологических наук Марсель Ахметжан. Они хранятся в архиве Института языка, литературы и искусства Ибрагимова. О некоторых родах можно узнать по этим очень старым рукописям.

Доктор исторических наук Габдрахман Хафизов изучает вот эти рукописи. Он один род связал с очень большим родом, который уходит вглубь средневековья, до Булгарских ханов. Вот до них доходит шәҗәрә.

— Можно ли верить таким шәҗәрә? 

— Им не очень-то и верится, но там связка всё-таки есть. Даты там, конечно, могут не совпадать. Может путаница какая-то есть. Но я думаю, что что-то там всё-таки есть. В Спасском, Тетюшском уездах, в Апастовском районе, в Кайбицах, в Буинском районе такие шәҗәрә сохранялись.

— У человека появилось желание узнать о своих предках. Что ему делать и куда обращаться? 

— Сначала надо расспросить своих родителей, которые ещё живы. И вот с этими данными идти в государственный Национальный архив Татарстана по адресу Декабристов, 4. Туда можно обращаться, там заполнить документы и начать работу. За некоторые услуги там взимается плата 450 рублей за то, чтобы разузнать об одном имени.

В течение нескольких месяцев-полугода они могут дать твою родословную. У нас есть отдельные архивисты, которые специально ходят в архив и разбираются с документами. Составление шәҗәрә специальными архивистами стоит от 15 до 50 тысяч рублей. Всё зависит, насколько далеко в глубь веков ты проник и как много информации ты нашёл.

Возможно, за архивами ещё в Москву или Уфу придётся ехать, в Российский государственный архив древних актов. В принципе в архивах Казани можно найти информацию до десятого колена, но при условии, что это документы по Казанской губернии.

— По каким районам Татарстана сложнее всего составлять шәҗәрә, а по каким легче?

— Сложнее по восточным районам, которые когда-то входили в Уфимскую губернию. Многие документы находятся в Уфе. Я сам запросы делал в Уфимский архив, документы находил, получал.

— Как много времени у вас уходит на то, чтобы нарисовать одну родословную?

— За неделю могу нарисовать. Я сам раму, материалы подбираю. В итоге получается картина, украшающая твой дом. Она останется и после тебя, достанется твоим детям.

kazanfirst.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here