«Да, к сожалению, умер от коронавируса»: новая жертва пандемии – член «Милли шура»

1
1181

«Он жил татарином». Глава НКАТ Чувашии, успешный лидер татарской общины Ферит Гибатдинов провел последние дни в реанимации на аппарате ИВЛ

Пандемийный 2020-й продолжает забирать ярких личностей татарского мира. Сегодня рано утром стало известно, что в чебоксарской больнице скончался руководитель национально-культурной автономии татар Ферит Гибатдинов. Похоронить его должны в родном селе Урмаево, которое он сделал настоящим центром развития национальной культуры. Человека, который «боролся за идею единой нации от всего сердца», вспоминают собеседники «БИЗНЕС Online».

«Да, к сожалению, он умер от коронавируса. Мы уже знали до того, что он лежит с данной болезнью в Чебоксарах. Похоронят его в родном селе Урмаево, это для него было место святое»

«ПОХОРОНЯТ ЕГО В РОДНОМ СЕЛЕ УРМАЕВО, ЭТО ДЛЯ НЕГО БЫЛО МЕСТО СВЯТОЕ»

О том, что причиной смерти 60-летнего Ферита Гибатдинова стал именно коронавирус, прямо или косвенно говорил практически каждый из сегодняшних собеседников «БИЗНЕС Online». Хотя далеко не все были готовы подписаться под этими словами, все-таки мы знаем, как сегодня медицинские и не только власти в стране оберегают статистику в разгар пандемии. Так что пока, судя по всему, у Гибатдинова была подтверждена двухсторонняя пневмония с осложнениями на фоне перенесенного недавно инфаркта. Последние полторы недели своей жизни он провел в реанимации, а в последние дни был подключен к аппарату ИВЛ.

Однако слухи о COVID-19 нашему корреспонденту подтвердил председатель исполкома всемирного конгресса татар Ринат Закиров. «Да, к сожалению, он умер от коронавируса. Мы уже знали до того, что он лежит с данной болезнью в Чебоксарах. Похоронят его в родном селе Урмаево, это для него было место святое», — сказал Закиров «БИЗНЕС Online». Кстати, имя самого Гибатдинова в начале мая уже появлялось в СМИ в связи с темой пандемии. Тогда он рассказал журналистам, что у него в Урмаево похоронили двух односельчан, заболевших коронавирусом. Правда, сам же общественный деятель извинялся за то, что вынес на публику непроверенные данные. Впрочем, известно, что вспышки COVID-19 случились за последнее время в ряде татарских сел, например в Нижегородской области и Мордовии.

Уроженец села Урмаево Комсомольского района Чувашии и выпускник Казанского института культуры (1986), руководитель НКАТ Чувашской Республики считался одним из самых успешных татарских лидеров в российских регионах. В 2007 году он стал обладателем почетного звания «Заслуженный работник культуры Республики Татарстан».

«Почему трудно? Нисколько не сложно, для подобного в душе должен быть татарский вирус, если он есть — то это только радость», — так отвечал в 2017 году сам Гибатдинов, делегат съезда ВКТ, на вопрос: «Легко ли быть татарином в России?» «Я без татар не представляю будущее России. Это один из коренных народов, и он достоин, чтобы его язык стал государственным в РФ, — продолжал он. — Чтобы больше формировать общественное, государственное мнение, татарам надо, чтобы государственный язык стал татарским, тогда все сомнения относительно будущего отпадут. Безусловно, поддержку Татарстана мы ощущаем и материальную, и духовную, ведь Казань для нас есть Мекка, это наш центр».

Альбир Крганов: «Мы очень дружно вместе работали. Ферит Абдуллович был искренним мусульманином, соблюдал все предписания ислама и, кроме этого всего, жил как истинный патриот и очень любил наш народ»

«ГИБАТДИНОВ НЕ ПРОСТО ГОВОРИЛ ПО-ТАТАРСКИ, ОН ЖИЛ ТАТАРИНОМ»

«Ферит действительно возглавлял одну из лучших татарских организаций в России. У нас их более 400, и я могу подтвердить, что его организация была наиболее активной и инициативной. За ним стоял весь народ. Бывают организации, где 200–500 человек, а за Феритом стояли все татары Чувашии, целый регион. Он их консолидировал на идее национального возрождения, сохранения истории и культуры», — уверен глава исполкома ВКТ Закиров.

«Как человек он был очень открытый, искренний, доступный, светлый, солнечный, — продолжает собеседник „БИЗНЕС Online“. — Он без улыбки не разговаривал ни с кем. Где бы ни был Ферит — у него на лице улыбка. Такой свет, искренность подкупали, и люди тянулись к нему». Закиров напомнил, что Гибатдинов, помимо руководства национально-культурной автономией, создал еще и в родном Урмаево собственный ансамбль песни и танца «Мишар», ставший визитной карточкой чувашских татар: «Но Ферит не вдавался в этнологические дебри, диалект и так далее, он просто гордился этим и продвигал искусство. Он поставил мишарский танец и выступал с ним по всей России, они могли представлять не только регион, но и всех татар РФ.

Он все время предлагал: давайте я выступлю здесь, там. У него был автобус, он грузил туда свой ансамбль и ехал в Москву, Нижний Новгород, Казань, Сочи, Крым, даже в Стамбул, участвуя в фестивалях. Предлагал объехать все крупные регионы во время переписи, но из-за коронавируса это отложили, а теперь и самого Ферита не стало».

Еще один человек, который давно знал Гибатдинова и много работал с ним, — это муфтий Чувашии, председатель ДСМР Альбир Крганов, который напомнил нашему корреспонденту, что Ферит Абддуллович долгие годы был его заместителем по культуре в чувашском муфтияте. «Мы очень дружно вместе работали, — сказал „БИЗНЕС Online“ Альбир хазрат. — Ферит Абдуллович был также хаджием, в прошлом году по нашей квоте он побывал в хадже, слава Всевышнему Аллаху, являлся искренним мусульманином, соблюдал все предписания ислама и, кроме этого всего, жил как истинный патриот и очень любил наш народ. Вся его сознательная жизнь прошла в служении татарскому, мишарскому народу. Любил акцентировать внимание на том, что он никогда не отделял мишар от татар, мы много говорили об этом».

Крганов считает, что благодаря деятельности Гибатдинова произошло возрождение татарской национальной культуры и самобытности в Чувашии, где он, в частности, с 1987 года был директором школы искусств в Комсомольском районе.

«Это ему позволяло на данной площадке воспитать десятки и даже сотни детишек разных национальностей. Что интересно, Ферит Абдуллович также прекрасно разговаривал на чувашском языке, развивал и культуру чувашского народа. Благодаря его деятельности выросла целая плеяда деятелей культуры», — говорит муфтий ДМСР. «Гибатдинов не просто говорил по-татарски, он жил татарином,  вот этой удивительной жизнью, я такого другого человека, честно говоря, и не знаю. Поэтому искренне желаем ему милости Всевышнего, чтобы Аллах простил ему  прегрешения, воздал ему большими степенями в раю», — резюмирует Крганов.

«Гибатдинов не просто говорил по-татарски, он жил татарином, вот этой удивительной жизнью, я такого другого человека, честно говоря, и не знаю» Фото: tatar-congress.org/ru

«НЕ ЗНАЮ, БУДЕТ ЛИ ЕЩЕ ТАКОЙ ЧЕЛОВЕК В БУДУЩЕМ»

С теплотой вспоминали руководителя НКАТ Чувашии в разговоре с «БИЗНЕС Online» и другие татарские общественники и деятели культуры.

Ркаил Зайдулла — писатель, депутат Госсовета РТ, уроженец Чувашии:

— Мы были знакомы с конца 80-х годов, видимо, схожесть мышления сблизила. Фериту пришлось пройти много препятствий в жизни, в деле возрождения татарской культуры у нас, в Чувашии. Перед глазами стоят посиделки у него дома, когда мы делились планами. Он познакомил мир с творчеством татар моей малой Родины. Из Чувашии вышли много выдающихся деятелей, например Фатхи Бурнаш, академики, государственные деятели. Он окончил Казанский институт культуры, учеба в столице всех татар земного шара сформировала в нем любовь к нашей нации. Он боролся за идею единой татарской нации от всего сердца. Не знаю, будет ли еще такой человек в будущем… Очень жаль, что в последнее время много утрат. Мы теряем наши мечты, личности — очень тяжело.


Рифат Фаттахов — директор фонда им. Вагапова:

— Фарит Гибатдинов был одним из самых ярких лидеров не только татар Чувашии, автономию которых он долгие годы возглавлял. Фарит Абдуллович без преувеличения являлся одним из столпов татарского национального движения в целом! Его отличали трудолюбие, целеустремленность, фанатическая преданность своему делу. Он пользовался большим уважением, авторитетом не только среди татар, но и у властных структур. Помню, как в 2006 году при активнейшем участии Фарита Абдулловича провели Вагаповский фестиваль в Чебоксарах. Изначально для фестиваля в Чебоксарах нам выделили один из рядовых концертных залов. Но Фарит Абдуллович с этим категорически не согласился. Обратился к министру культуры, дошел вплоть до главы республики, но добился, чтобы нам дали лучшую площадку города — театр оперы и балета. И на безвозмездной основе. При подготовке фестиваля мы с ним неоднократно встречались с руководителями самых разных уровней. Фарит Абдуллович вел себя, с одной стороны, очень гибко, уважительно к другой стороне, в то же время весьма достойно. Это был организатор от бога!

Фариту Гибатдинову была свойственна и такая очень важная черта — сила убеждения. Он являлся очень энергичным человеком и своей неуемной энергией увлекал за собой других. Он и сам был творческой личностью. Фестиваль «Урмай моңы» с более чем 20-летней историей — это его детище. Его ансамбль «Мишәрләр» — уникальное явление в татарской культуре. Некоторые недальновидные критиканы Фарита Абдулловича иногда и упрекали, мол, зачем делить татарский народ. Но Фарит Абдуллович был непреклонен и принципиален и в этом вопросе. «Развивая культуру мишар, мы же в целом сохраняем татарскую культуру, — говорил он. — Наша сила — в многообразии. Это же наше богатство!»

Несколько лет тому назад он приехал в село Шыгырданы на первый концерт Азата Абитова. Поднялся на сцену, дал напутствие своему земляку, а на прощание понимающе, с хитрецой, по-доброму улыбаясь, сказал мне: «Ә сиңа, Рифат туган, сабырлык телим»(«А тебе желаю терпения»). И сегодня остается желать только терпения. Терпения его родным, близким. Терпения татарам Чувашии, которые в буквальном смысле слова осиротели. Терпения всему татарскому народу, ибо смерть Фарита Гибатдинова — невосполнимая утрата для всего татарского народа. Урының оҗмахта булсын, Фарит Абдуллович!


Рустэм Ямалеев — председатель «Штаба татар Москвы»:

— Он был предан татарскому народу, искренне служил ему. Приезжал с концертами в Москву, посещал «Штаб татар Москвы». Мы всегда спрашивали у него советы, постоянно находились на связи с ним. Ферит был оптимистом, очень обаятельным, общительным, всегда выше обстоятельств. В Москве он был с детьми, юными артистами, в нашем штабе, мы собирались концертную программу повторить этой осенью… Единственное, что утешает, — у него остались последователи, эти дети. Наверное, их родители благодарны, что они воспитывались у Ферита, он прививал им дух национального, татарского, от него многое зависело в татарском национальном движении не только Чувашии. Нам станет его очень не хватать, будем его всегда помнить.

Альфред МухаметрахимовЛинар Фархутдинов

Фото на анонсе: «БИЗНЕС Online»


business-gazeta

1 КОММЕНТАРИЙ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here