«Деньги раздать стоит по политическим причинам – у народа злоба и ненависть копятся»

0
123

Эксперты «БИЗНЕС Online» о том, почему власти отказываются платить людям пособия по примеру других стран

«Если бы мы печатали резервные валюты, можно было бы и «с вертолета деньги разбрасывать», потратить триллионы рублей», — ответил министр финансов Антон Силуанов на вопрос о том, почему в России не раздают средства так же, как в США или ЕС. Чем всеобщая раздача «вертолетных денег» в разгар коронавирусного кризиса уступает адресной поддержке, почему включение печатного станка снизит, а не повысит инфляцию и стоит ли использовать международные резервы для помощи нуждающимся?

Антон Силуанов (справа) вслед за руководителем Сбербанка Германом Грефом и главой Центробанка Эльвирой Набиуллиной (слева) высказался по поводу прямой раздачи денег населениюАнтон Силуанов (справа) вслед за руководителем Сбербанка Германом Грефом и главой Центробанка Эльвирой Набиуллиной (слева) высказался по поводу прямой раздачи денег населению. Фото: kremlin.ru

«ЗАДАЧА НЕ СОРЕВНОВАТЬСЯ, КТО БОЛЬШЕ ПОТРАТИТ»

Сегодня министр финансов РФ Антон Силуанов вслед за руководителем Сбербанка Германом Грефом и главой Центробанка Эльвирой Набиуллиной высказался по поводу прямой раздачи денег населению. Министр напомнил, что рубль не является мировой резервной валютой, в отличие от долларов США, евро или фунтов стерлингов. «Если бы мы печатали резервные валюты, можно было бы и „с вертолета деньги разбрасывать“, потратить триллионы рублей, — заявил в интервью „Ведомостям“ Силуанов. — Но ведь задача не соревноваться, кто больше потратит, а помочь тем, кто в первую очередь нуждается в поддержке. Нужно помочь бизнесу сохранить работников, помочь людям оплачивать первоочередные расходы на питание, жилье, кредиты».

Еще в середине апреля глава минфина объявлял журналистам, что на сдерживание распространения COVID-19 в России и сглаживание негативных последствий для экономики будут направлены дополнительные ресурсы. В их числе прямые расходы бюджета, снижение налоговой нагрузки, предоставление налоговых отсрочек, а также гарантийная поддержка. Общий объем средств на эти цели — порядка 2,8% ВВП (около 3,1 трлн рублей).

Отвечая на вопрос журналистов «Ведомостей» по поводу незначительных мер господдержки в сравнении с развитыми экономиками при значительных резервах, низких госдолге и инфляции в РФ, Силуанов заметил, что эти решения направлены на поддержку предприятий после «выхода из вынужденных каникул».

Он напомнил, что пострадавшие от пандемии малые предприятия получают полугодовые отсрочки по налогам и кредитам, по арендным платежам, беспроцентные кредиты на зарплату и гранты в размере МРОТ на сотрудника. «Вы говорите, МРОТ — это мало, но для малых предприятий, если брать белые зарплаты, это 70 процентов от фонда оплаты труда, не так уж и мало получается. Да, кто-то платил в конвертах, но это уже на совести этих компаний», — добавил он.

Глава минфина подчеркнул, что списание долгов — не самый лучший метод, но можно реструктурировать долги, в том числе налоговые. «Мы рассматриваем меры, которые помогли бы предпринимателям минимизировать груз обязательств, который накопится к моменту выхода из простоя», — сказал Силуанов.

Термин «вертолетные деньги» появился с подачи американского экономиста Милтона Фридмана, который предложил провести эксперимент по разбрасыванию денег с вертолета. Идея эксперимента в том, чтобы увеличить инфляцию и стимулировать экономическую активность с помощью передачи денег напрямую домохозяйствам.

О необходимости «вертолетных денег» до Силуанова высказывались и другие финансисты. Так, Греф заявил, что Россия не может напрямую раздавать деньги населению, потому что у страны нет достаточного количества инструментов по привлечению больших объемов внешнего долга. «Вы знаете, здесь как в том анекдоте: назовите три причины, почему следует отступить. Причина первая: у нас нет снарядов. Так же и здесь: у нас нет такого количества снарядов», — объяснял он в интервью главе комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрею Макарову. «В таких сложных условиях адресная, прямая поддержка — одна из мер, и наше правительство применяет эти меры, увеличивая пособие по безработице и выдавая гранты компаниям для выплаты заработных плат, для того, чтобы поддержать доход граждан, и другие адресные меры семьям с детьми. Поэтому подобное абсолютно нормально, но это все находится в компетенции правительства и бюджетных решений», — заявила, в свою очередь, Набиуллина. По мнению главы Центробанка, стандартных инструментов денежно-кредитной политики для помощи экономике хватает, а раздача «вертолетных денег» для России неактуальна.

«К росту инфляции сейчас ведет только печатание избыточных денег. Печатание недостающих денег увеличивает деловой оборот и активизирует деловую активность, тем самым способствуя снижению инфляции»«К росту инфляции сейчас ведет только печатание избыточных денег. Печатание недостающих средств увеличивает деловой оборот и активизирует деловую активность, тем самым способствуя снижению инфляции». Фото: «БИЗНЕС Online»

«ЕСЛИ ДЛЯ СПАСЕНИЯ ЛЮДЕЙ СТАЛО БЫ НУЖНО ПЕЧАТАТЬ ДЕНЬГИ, ИХ НАДО БЫЛО БЫ ПЕЧАТАТЬ, ДАЖЕ ПОД УГРОЗОЙ ИНФЛЯЦИИ»

По просьбе «БИЗНЕС Online» эксперты оценили необходимость раздачи «вертолетных денег» в России и объяснили, чем это чревато для нашей страны, в отличие от США и Евросоюза.Михаил Делягин — российский экономист, публицист и политик, действительный член РАЕН, доктор экономических наук. Директор Института проблем глобализации:Михаил Делягин российский экономист, публицист и политик, действительный член РАЕН, доктор экономических наук, директор Института проблем глобализации:

— Деньги с вертолетов никто разбрасывать не предлагает, но сегодня России абсолютно необходимо спасение людей от угрозы голода и бунтов, которая совершенно реальна. Потому что государство, запретив людям зарабатывать себе на жизнь и не давая при этом никакой поддержки, по сути дела, запретило им жить. И это реальная проблема, которая касается и гастарбайтеров, и граждан России. Поэтому необходим заявительный порядок признания человека безработным, когда гражданин, не собирая идиотских унизительных справок, которые в ряде случаев в принципе не может получить, становится безработным. Он признает факт ответственности за дачу ложных показаний, если у него есть какой-либо недекларируемый источник дохода, и это наказание должно быть жестким. И если у него нет на счетах в банках 30 тысяч рублей (или, например, двух прожиточных минимумов), то он должен автоматически в тот же день, в день обращения, получить пособие по безработице в размере не менее двух прожиточных минимумов. Потому что официальный прожиточный минимум сейчас занижен примерно вдвое.

Это вопрос физического выживания большого количества людей. Силуановым и компанией, людьми, которые получают миллионы рублей в месяц, как следует из их деклараций, в тень, при помощи регрессивного налогообложения, когда чем человек беднее, тем больше у него пытается забрать государство, вытеснено до 30 миллионов человек. То есть до 40 процентов рабочей силы РФ. И этим людям помочь через поддержку бизнеса невозможно, потому что соответствующий бизнес государством не виден и оно не может его увидеть в принципе. Это достигнуто усилиями государства, в том числе и того самого господина Силуанова. Данные меры не могут привести к росту цен, потому что монополистические торговые сети перед началом «ковидобесия» накручивали на цены производителя 200 процентов, а сейчас — уже 400, а иногда и больше. Поэтому необходимо так же, как и в любое другое время, ограничить произвол монополий при помощи расширения прав антимонопольной службы.

Но самое главное — спасение людей. И государство имеет деньги для решения этих проблем. По отчетам возглавляемого господином Силуановым министерства финансов, на 1 апреля неиспользованные остатки средств на счетах федерального бюджета составляли 15,9 триллиона рублей. Только часть этих денег признавалась в фонде национального благосостояния. Но господин Силуанов предпочел, вместо того чтобы спасать людей, заниматься странными финансовыми махинациями, перечислив Банку России 2 триллиона 150 миллиардов рублей из этих денег при перекладывании в Сбербанке из одного государственного кармана в другой. Что можно было бы оформить элементарно, не выводя деньги из федерального бюджета.

Когда господин Силуанов говорит, что, для того чтобы спасать жизни людей, нужно печатать эти деньги, он лжет, с моей точки зрения. Потому что подобные заявления полностью противоречат отчетам его же собственного министерства, официально выложенным в интернет. Однако даже если бы для спасения людей стало бы нужно печатать деньги, их надо было бы печатать, даже под угрозой инфляции, и это понятно всем, кроме людей, подобных господину Силуанову. К тому же необходимо уточнить, что у нас в стране существует искусственно созданный, в том числе господином Силуановым, жесточайший денежный голод. И если вы печатаете деньги при нехватке их в обращении, в экономике, то это, как показывает опыт правительства Примакова – Маслюкова, ведет не к росту инфляции, а к ее снижению. К росту инфляции сейчас ведет только печатание избыточных денег. Печатание недостающих средств увеличивает деловой оборот и активизирует деловую активность, тем самым способствуя снижению инфляции.
Александр Виноградов — ведущий экономист АНО «Научно-исследовательский центр Олега Григорьева „Неокономика“»:Александр Виноградов ведущий экономист АНО «Научно-исследовательский центр Олега Григорьева „Неокономика“»:

— Ситуация по «вертолетным деньгам» двоякая. Я считаю, что деньги раздать стоит просто по политическим причинам. У народа злоба и ненависть копятся, а это чревато социальным взрывом. С раздачей денег люди скажут, что государство о них заботится, а не только налоги дерет. Да, это даст очень небольшой всплеск инфляции, но он будет на уровне тех трат, которые и так бы произошли.

Насколько я мониторю социальные сети и «Телеграм», текущие меры поддержки так себе работают. Что хорошо — регионам правительство РФ дало кредитные каникулы на выплаты бюджетных кредитов. Деньги сейчас не надо будет возвращать в федеральный бюджет, что-то останется на местах, и они смогут ими распоряжаться. Но эта мера касается субъектов, а не каждого конкретного человека.

У нас большая проблема в виде разнообразных трудолюбивых гастарбайтеров, у которых нет культуры копить и экономить. У них больше распространена модель «трать до конца или отсылай деньги на родину». Вот с этой категорией надо что-то делать — или давать работать, или в вагоны и обратно на родину. Иначе это чревато нападениям на людей. Сообщения же уже есть. Сами подумайте — пырнули ножом за мешок с продуктами. Ну дожили, называется.
Максим Осадчий — начальник аналитического управления «БКС»:Максим Осадчий начальник аналитического управления «БКС»:

— Как вы знаете, в США разослали некоторым категориям населения чеки на 1 200 долларов и на каждого ребенка по 700 долларов. У нас тоже вроде подобная возможность есть в виде денег фонда национального благосостояния. Только ФНБ был создан для других вещей — для пенсионного фонда. Но есть международные резервы, в которых более 569 миллиардов долларов. Давайте просто посчитаем, что будет, если раздать по 20 тысяч рублей населению, как ранее предлагал Алексей Навальный. Получается около 300 долларов на человека или 45 миллиардов долларов на всю страну — это меньше 10-й части от международных резервов.
Я полагаю, что раздавать всем сестрам по серьгам — это не очень справедливо. Например, я не нуждаюсь в этих деньгах, и мне было бы стыдно брать их. У меня сохранилась работа, от «удаленки» только выигрываю. Есть люди, на которых почти не отразилась эта кризисная ситуация. С какой стати государство должно им помогать? В любом случае поддержка должна носить адресный характер, распространяясь только на тех, кто действительно пострадал. Например, потерял доход на 30 процентов по сравнению с 2019 годом, как в кредитных каникулах. Особое внимание должно быть к многодетным семьям и наиболее уязвимым категориям.
Деньги стоит выделять через поддержку бизнеса. Помогая бизнесу, власти решают две задачи — сохраняют занятость и ускоряют восстановление после пандемии. Если завод разрушится сегодня, то после отмены режима самоизоляции восстановить производство будет в разы сложнее.

Как оценить эффективность уже введенных мер? Мы знаем, что голодные люди, которым уже некуда идти, выходят на улицы. Вспомним, что революция 1917 года произошла из-за того, что не подвезли в Петроград хлеба, так как не было транспорта. Важный критерий — социальная стабильность. Пока все, что мы видим, — собрание людей в Осетии. Но, скорее всего, это было на национальной почве и напрямую с коронавирусом не связано. Значит, положение не является критическим и не нужно раздавать деньги населению.

После пандемии нас ожидает процесс огосударствления экономики, который ускорится и усилится. Маятник истории движется назад, и, как сказали бы астрономы, планета Россия сейчас движется по ретроградной траектории. Вспомните кризисы 2008–2009, 2014 годов — они приводили только к увеличению доли государства в экономики. В банковской сфере идут процессы укрепления, а многие бизнесы зависимы от госзаказов. Это траектория, с которой Россия без политических потрясений не свернет.
Наталья Орлова — главный экономист, руководитель центра макроэкономического анализа «Альфа-банка»:Наталья Орлова главный экономист, руководитель центра макроэкономического анализа Альфа-банка:

— Мне кажется, что политика «вертолетных денег» все-таки обсуждается в странах с очень высоким уровнем закредитованности. Потому что, по сути, смысл такой политики — это когда мы бюджетными мерами пытаемся стимулировать конечный спрос, который уже нельзя поддерживать с помощью смягчения мер денежной политики и через банковский сектор.
И второй момент состоит в том, что «вертолетные деньги» обсуждаются в страхах, которые уже несколько лет сталкиваются с проблемой дефляционных рисков. И эти два момента для России неприменимы, потому что в РФ низкое кредитное плечо и мы только недавно боролись с высокой инфляцией. У нас инфляционные ожидания еще остаются сильно повышенными.
А насчет того, эффективны ли меры по поддержке правительством экономики и населения… Вы знаете, я думаю, что эти меры предложены, исходя из той структуры экономики, которая характерна для России. Ведь у нас экономика с малой долей малого и среднего бизнеса, с достаточно незакредитованным населением. И это предопределило, почему у нас масштаб мер поддержки не такой большой, как в развитых странах. Но, судя по тому, что мы видим сейчас, данные правительственные меры не сильно востребованы. И в значительной степени это может быть связано с тем, что у нас общая логика ведения бизнеса. У нас бизнес не любит как в кредиты залезать, так и быть должным. Возможно, он не очень комфортно себя чувствует, влезая в какие-то обязательства перед государством. В частности, в виде налоговых каникул. Поэтому у меня ощущение, что пока бизнес старается справляться самостоятельно. И лучшей мерой поддержки был бы какой-то анонс по началу смягчения карантинных мер. Это стало бы лучшим, что сейчас может представить себе бизнес.
Олег Вьюгин — председатель совета директоров МДМ–банка:Олег Вьюгин председатель совета директоров МДМ–банка:

— Сам термин «разбрасывать деньги с вертолета» — это просто образное выражение, и у каждого свое мнение, что за ним кроется, как его понимать. Поэтому, в принципе, бизнесу помощь надо оказывать, потому что именно само государство приняло решение ограничить работу предприятий, особенно — малого бизнеса. И раз так решили, надо как-то им помочь. Нужно ответить на самый главный вопрос: а какие сейчас проблемы у малого бизнеса? Там ситуация крайне простая. Из-за того, что сильно упал спрос на их продукцию, плюс есть ограничения на их деятельность, часть предприятий закрыта, а у другой, которая открыта, просто нет спроса, потому что у людей нет денег. В результате нечем платить аренду и заработную плату. В этой ситуации какой может быть выход? Закрыть бизнес вообще или просто не платить (зарплату и аренду — прим. ред.)? Но не платить — это приводит к судебным искам и так далее. То есть, по существу, хорошо бы, если бы правительство решило данные вопросы. Это проблемы отношения с арендатором, то есть если компания сама не может платить аренду полностью, то государство должно так сделать, и, соответственно, если на зарплату есть средства, то должно помочь выплатить ее сотрудникам. Но подобная вещь вроде не принята, она вступит в силу лишь в середине мая.

А эффективны ли меры по поддержке экономики и населения, которые сейчас принимаются правительством?.. По факту пока неэффективны. Это видно по тому, что пишут средства массовой информации и показывают обследования. Лишь малая часть людей и компаний смогла воспользоваться всеми этими мерами.

Алексей ЛучниковАлександр ГавриленкоДмитрий Исламов

Фото на анонсе: © Илья Питалев, РИА «Новости»
Фото экспертов: «БИЗНЕС Online»

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here