Диана Сафарова: «В Каннах никто не знает про Казань»

0
78

О дресс-коде на Лазурном Берегу, французском журналисте, знающем татарский язык, и о том, как делать кинобизнес на розовой водке. Продюсер фильма Кирилла Серебренникова «Ученик», получившего премию Франсуа Шоле на главном кинофестивале Европы, рассказала «БИЗНЕС Online» о русских в Каннах, знакомстве с Сами Насери и Венсаном Касселем, а также планах покорения Лос-Анджелеса.

Съемочная бригада «Ученика» Съемочная бригада на премьере фильма Кирилла Серебренникова «Ученик» в Каннах

«КАННСКИЙ КИНОФЕСТИВАЛЬ — ЭТО НЕКОЕ СУМАСШЕСТВИЕ»

— Диана, что же это такое — Каннский фестиваль? При наблюдении за происходящим на Лазурном Берегу из наших широт всегда смущало, что там, с одной стороны, часто говорят с экрана о самых серьезных общественных проблемах (войны, бедность, неравенство, болезни), а с другой — это мир звезд, роскоши…

— На самом деле изнутри Канны выглядят органично. Это такое сосредоточение людей, которые добились многого и которые прекрасно понимают, какое кино они смотрят. Среди них есть и гламурные люди, ведь они стоят на вершине кинобизнеса… Вообще, Каннский кинофестиваль — это некое сумасшествие. Вы правильно сказали, с одной стороны — роскошь, с другой — серьезное событие. Хотя организация, как мне показалось, на фестивале была не самая идеальная.

 

— Что вы имеете в виду?

— Допустим, все аккредитованные участники получали бейджи, скажем так, разного ранга. И по каким критериям они это решали, было непонятно. К примеру, у меня как продюсера конкурсной картины формально был проход на все фильмы, но без билета ты все равно мог не попасть на показ, час простоять, а потом перед тобой могли просто закрыть дверь: «Извините, мест больше нет».

— Но для вас фестиваль начался фактически с мировой премьеры «Ученика» Кирилла Серебренникова. Фильмы программы «Особый взгляд» показывают там же, где и картины основной конкурсной программы?

— Да, только зал чуть поменьше, специально для «Особого взгляда». На самом деле я поняла, что это особенная премия, туда попасть даже престижнее, потому что все критики, все, кто разбирается в киноиндустрии, хотят попасть именно туда. Это такое сообщество интеллектуалов.

По красной дорожке проходит весь народ, все это торжественно, красиво, играет музыка. Наша команда заранее в Москве сработала со всей федеральной прессой, к сожалению, из Татарстана никого не было. Было все заранее отработано, все знали что, во сколько и когда.

Кстати, наша премьера была в первой половине дня, а для таких показов в Каннах не такой жесткий дресс-код, можно было прийти не в платье в пол, а smart casual. У нас был отдельный ряд — и для продюсеров, и для актеров, и для режиссера. Затем Кирилл и актеры вышли на сцену, чтобы представить картину.

— Серебренников сильно нервничал перед премьерой?

— Нет, Кирилл был спокоен, но было видно, что он счастлив — его фильм попал в Канны! Он был воодушевлен. В повседневной жизни он достаточно закрытый человек, а тут был готов к общению.

«Особого взгляда» «Изнутри Канны выглядят органично. Это такое сосредоточение людей, которые добились многого и которые прекрасно понимают, какое кино они смотрят»

«РЕБЯТА, ВЫ СЕЙЧАС ПОАККУРАТНЕЕ СО СВОИМИ ПРОЕКТАМИ!»

— О реакции публики на премьере «Ученика» писали разное. Читал и о бурных овациях по окончании, и о том, что якобы зрители пачками уходили с фильма…

— Может, и ушли два-три человека, но это же нормально для зала на несколько тысяч человек. Аплодировали в конце очень долго. У актеров брали автографы. Публика приняла просто потрясающе. Все шутки, которые были в фильме (а я очень переживала, как их воспримет иностранная публика), оказались совершенно универсальными. Зал все время смеялся.

А в самом конце он уже плакал, потому что фильм заканчивается монологом героини Вики Исаковой. Очень мощный монолог, все абсолютно были в слезах. У меня даже у самой перехватило дыхание, хотя я смотрела фильм уже в четвертый или пятый раз.

 

— А что говорили профессионалы?

— Через пять дней американский журнал Vanity Fair («Ярмарка тщеславия») напечатал материал — Топ-10 картин, показанных в Каннах. Среди них был наш «Ученик».

Наш известный кинокритик, журналист «Коммерсанта» Андрей Плахов сказал мне и коллегам из Hype Film, с которыми мы делали картину: «Ребята, вы сейчас поаккуратнее со своими проектами! Потому что, войдя с первым своим проектом в «Особый взгляд», сейчас будет в три раза больше внимания к тому, что вы будете делать».

И дистрибьюторы очень быстро начали покупать, и было отдельно еще три-четыре показа. Мы очень хорошо продали наш фильм, продали права одной берлинской компании. А премия Франсуа Шале, которую получил «Ученик», дает поддержку министерства культуры Франции во французском прокате.

С Крисом Пайном «Я попала на вечеринку фильма Hell or High Water, тоже из «Особого взгляда», где снимался Крис Пайн, и познакомилась с голливудской звездой»

— Но не было разочарования, что картина не получила главные призы «Особого взгляда»?

— Хотелось, конечно, получить призы. Но, мне кажется, участие в фестивале — это уже победа, потому что даже потом, когда на каких-то встречах я говорила, что являюсь продюсером фильма «Ученик», мне отвечали: «О, да это один из лучших фильмов!»

— А вообще, российское присутствие в Каннах насколько ощущалось?

— Я была на открытии русского павильона, меня пригласила Катя Мцитуридзе. Правда, европейцев там было больше, чем русских. У нас был один уголок, куда никого не пускали, там были только русские — Федор Бондарчук, Игорь Верник, Сати Спивакова, Вера Глаголева. Они приехали, чтобы в том числе поддержать Кирилла и нас.

Так что русские в Каннах были в первые дни, с «Учеником» в основном. Все приехали на наш фильм, а после премьеры и уехали. Ну погуляли пару дней. Да, еще было мероприятие у Ильи Лагутенко. Вот, собственно, и все русское присутствие в Каннах.

На красной дорожке Диана Сафарова на красной дорожке Каннского фестиваля

«БЫЛ ШИКАРНЫЙ ПОКАЗ ФИЛЬМА ШОНА ПЕННА «ПОСЛЕДНЕЕ ЛИЦО»

— Тогда поговорим о звездах и о самых запоминающихся фильмах, на которые удалось попасть в Каннах.

— Вообще, общаясь там, я поняла, что в основную программу Каннского фестиваля довольно часто попадают коммерческие проекты с большим обилием звезд, хотя, конечно, бывают и большие фильмы великих режиссеров. В этом году, например, Альмодовар, Джармуш и другие.

Например, был шикарный показ фильма Шона Пенна «Последнее лицо». Я считаю, что это один из лучших фильмов из тех, которые я там увидела. Шикарный фильм был с Марион Котийяр «Это всего лишь конец света», он взял Гран-при, это фильм молодого режиссера Ксавье Долана. Было очень трогательное награждение, он заплакал, расчувствовался на церемонии закрытия.

Еще я была на новом Альмодоваре, фильме Оливье Ассаяса, который тоже получил один из каннских призов.

— В джинсах на премьерные показы можно прийти?

— Ну это просто не принято, все знают, что это black tie, неприлично приходить в джинсах. Кто-то может прийти в коротком платье, но в коктейльном. А мужчины почти все в смокингах.

Вот вы спрашивали: что такое Каннский фестиваль? Если честно, на второй-третий день, когда ты постоянно на каблуках, потому что всегда надо быть при параде, начинают болеть ноги. В шортах не ходит никто вообще, если говорить об участниках фестиваля. В джинсах я тоже не видела никого, кроме официанток.

— И как происходят большие премьеры больших фильмов с голливудскими звездами в Каннах?

— На самом деле из-за этих премьер можно не попасть вовремя туда, куда тебе нужно. Вот ты идешь поужинать, а начинается голливудская премьера, и закрывают всю улицу полностью, причем и пешеходную часть. И если ты успел пройти — хорошо, если нет, то нужно идти через какие-то неизвестные закоулки, обходить, чтобы попасть туда, куда тебе надо. Ты все время боишься, мы даже чуть не опоздали на after party «Ученика».

Вот такое мероприятие, которое привлекает кучу туристов. Особенно днем творится что-то невероятное.

С Сами Насери «Сами Насери помог мне попасть на закрытие Каннского фестиваля»

«ЕСЛИ КАЗАНЬ ЕЩЕ ЗНАЮТ ФАНАТЫ ФУТБОЛА, ТО В КУЛЬТУРНОЙ СФЕРЕ МЫ СОВЕРШЕННО НЕ ПРОДВИНУТЫ»

— Перед поездкой вы рассказывали «БИЗНЕС Online», что едете в Канны за деловыми контактами. Насколько удалась эта часть поездки?

— На самом деле это было самым главным. Я познакомилась с продюсерами, дистрибьюторами. Не хочу сейчас козырять именами, потому что боюсь сглазить. Очень важно было попадать в нужную среду, чтобы продвинуться дальше. Важно было попадать на вечеринки после премьер фильмов, куда приходят все нужные люди.

Вот я попала на вечеринку фильма Hell or High Water, тоже из «Особого взгляда», где снимался Крис Пайн, и познакомилась с голливудской звездой.

С кем еще из тех, кого все знают? Сами Насери из фильма «Таксист», хорошо с ним пообщались, он даже помог мне попасть на закрытие Каннского фестиваля. Есть несколько вариантов сотрудничества с ним — и в качестве продюсера, и как актрисы. Будем думать. Еще мы пообщались с Венсаном Касселем. Когда ты говоришь, что являешься продюсером одного из фильмов «Особого взгляда», сразу к тебе другое отношение, тебе сразу дают визитную карточку, интересуются. Помогает, конечно, и то, что я говорю на двух иностранных языках.

С Викторией Исаковой С Викторией Исаковой

— Говорили ли вы своим новым знакомым, что не просто из России, а из Казани?

— Я везде говорила — Казань, Татарстан. В Каннах никто не знает про Казань. Может быть, один французский продюсер иранского происхождения сказал, что знает Казань, хотя, возможно, просто не хотел меня обидеть.

И если Казань еще знают фанаты футбола, то в культурной сфере мы совершенно не продвинуты. Мне было обидно. Только через спорт мы известны, но это совсем другая среда. Да, в 2013 году картина казанского режиссера вошла в Short Film Corner Каннского фестиваля («Сухая река» Алексея Барыкинаприм. ред.), но нас по-прежнему не знают. В киномире, в театральном мире мы никто. Я как патриот все время говорила о Казани. Рассказывала о нашем фонде «Живой город». В общем, познакомилась с кинокритиками, с кинорежиссерами, с кем-то мы уже переписываемся и даже обсуждаем какие-то проекты.

Возвращаясь к Казани и Татарстану… Познакомилась в Каннах с одним журналистом — пожилым интеллигентным французом. Он спросил, откуда я, и добавил, что я не выгляжу как русская. Отвечаю, что татарка. Он такой: «Татарка? Бер, ике, оч. Исэнмесез». Я в этот момент, чуть не падая, спрашиваю: «Вы знаете татарский язык?» Он ответил: «Конечно, это же второй по значимости язык в России. Это очень важный язык, естественно, я знаю его». В его словарном запасе немного слов, но он знает о самом татарском языке, о его истории, может, даже лучше, чем мы сами.

«Я как патриот все время говорила о Казани. Рассказывала о нашем фонде «Живой город»

«МНЕ КАЖЕТСЯ, ЧТО И ТАТАРСТАН ЧЕРЕЗ КИНО МОЖЕТ СЕБЯ ПРОДВИГАТЬ»

— Здесь, в Казани, вас воспринимают как человека, который может каким-то образом сдвинуть местную киноиндустрию с мертвой точки. Это вообще реально?

— Ой, это настолько большая тема. Боюсь, что для этого потребуется отдельное интервью (смеется). Я не знаю, насколько республика готова к такому резкому сдвигу в сторону культуры и, к примеру, к вложению таких же больших средств, которые вкладываются в профессиональный спорт.

Но в Каннах я встретила массу людей, которые своим примером показывают, как можно зарабатывать на кино. Там такие инвесторы, которые вкладываются в голливудские фильмы. Вот один рассказывает, как купил маленькую фирмочку, которая была на грани краха, и начал производить розовую водку, потом ему предложили вложиться в кинематограф, сделать product placement. И вот он вложил практически все в сериал «Отчаянные домохозяйки». И героини, включая Еву Лонгорию, пьют его розовую водку. И буквально на следующий день ломается сайт от огромного потока народа на нем. Продажи взлетают, он быстренько покупает новый завод, расширяет производство, становится миллиардером и продает эту компанию, после чего открывает новую.

Сами Насери в центре С Сами Насери (в центре)

— И много таких историй?

— Конечно, не стоит воспринимать кинематограф как место, где из воздуха можно сделать деньги.

Но есть хрестоматийные истории. Компания Puma в 90-х годах совсем потеряла позиции на рынке спортивной одежды. И один крутой бизнесмен, который уже работал в этой сфере, покупает компанию. Как раз появляется будущая франшиза «Крепкий орешек», он вбухивает свои средства в этот фильм. И на протяжении трех частей Брюс Уиллис бегает весь в этой Puma, после чего компания вновь взлетает на мировом рынке спорттоваров. Это мне рассказал главный продюсер одной голливудской кинокомпании.

А один наш известный продюсер рассказывал, что, когда выходил очередной «Крепкий орешек», он всем настойчиво предлагал, чтобы Россия через голливудский блокбастер продвинула нашу систему «ГЛОНАСС». Об этой системе навигации в мире практически никто не знает. Он был уверен, что этот PR-ход дал бы огромную прибыль. Но пока это все согласовывалось, пока письма дошли снизу вверх, наши все упустили.

И тогда заходят в этот проект мексиканцы и говорят: мы хотим вложиться в «Крепкий орешек», вот вам наши деньги. Но вы снимаете у нас в Мексике нашу утвержденную актрису… Так вот там Россия показана как отсталая и грязная страна. А в Мексике курорты, пляжи… Все знают, что такое Канкун, там начинают строиться отели, туда приходят инвестиции. Это очень тонкий момент.

Мне кажется, что и Татарстан через кино может себя продвигать, в том числе как туристический центр, и татарстанские компании, которые хотят выходить на мировой рынок, должны подумать о подобных механизмах.

На местном рынке

На местном рынке

«Я К КИРИЛЛУ ПОДОШЛА И СКАЗАЛА: «НАДО, ЧТОБЫ ТЫ ПРИЕХАЛ В КАЗАНЬ!»

— Когда будет премьера «Ученика» в России?

— 11 июня на «Кинотавре». Вас, конечно, интересует, будет ли какое-то мероприятие в Казани. Проблема в том, что у Кирилла Серебренникова сейчас все расписано по часам. Сейчас у него премьера в Театре Наций — спектакль «Кафка», параллельно он делает спектакли в Германии и Чехии. У него буквально один день на то, чтобы приехать на московскую премьеру, его даже на «Кинотавре» в Сочи не будет.

Но я к Кириллу подошла и сказала: «Надо, чтобы ты приехал в Казань!» Если делать спецпоказ здесь, надо делать его с Кириллом. Я всячески стараюсь, чтобы это осуществить. А в широкий прокат «Ученик» выйдет сразу после «Кинотавра».

— Что дальше, какие новые киношные планы?

— Я планирую поехать в Лос-Анджелес, там есть возможность войти в несколько проектов как продюсер. У меня есть договоренность о встречах с серьезными людьми из киноиндустрии.

— Это будет что-то из серии авторского кино или блокбастеры?

— Это будет из серии всего.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here