Дмитрий Туманов: «Я хотел бы быть министром культуры России»

0
104

Руководитель «Созвездия-Йолдызлык» — о планах, о сущности таланта, о театре Алафузова и о том, как спасти российскую культуру.

На днях был выделен новый полумиллиардный транш на завершение реконструкции театра Алафузова — нового дома для фестивального движения «Созвездие-Йолдызлык». В «Реальном времени» — большое интервью его руководителя, Дмитрия Александровича Туманова о том, почему Олеся Балтусова напоминает ему Жанну д’Арк, как Татарстану повезло с братьями Миннихановыми и какую высокую миссию несет фестивальный проект «Созвездие-Йолдызлык».

«Балтусова мне вообще напоминает Жанну д’Арк!»

— Вам выделен новый объем средств на ремонт Алафузовского театра, который станет новым домом фестивального движения «Созвездие-Йолдызлык»…

— Я считаю, то, что Рустам Нургалиевич ремонтирует это великое историческое здание, — это огромное событие, очень важное не только для Казани и Татарстана, но и для всей России Это ведь был меценатский подвиг Алафузова, который заботился о человеке труда. Только представьте себе, чтобы какой-то современный меценат для своих рабочих построил оперный театр? Чтобы КАМАЗ, например, построил театр в Набережных Челнах?

— Про футбольный стадион — слышала. Про театры пока нет.

— Ну вот видите. У нас ведь все футболом развлекаются. У учителей маленькие зарплаты, а они все стадионы строят. Это большая трагедия. Уж с чем-чем, а со стадионами у нас все в порядке. И очень приятно, что в это безудержное время спорта больших достижений все-таки у нас культура, как говорит наш национальный лидер Владимир Путин, является стратегическим направлением, и сохранение национального культурного кода тождественно по важности обороне страны. Есть по этому поводу притча о Черчилле. Когда в 1942 году министр финансов принес ему бюджет Англии на утверждение, там не было строки финансирования культуры. Тот спросил: «А где культура?» Ему ответили: «Но ведь, сэр, идет война». Он ответил: «Ну тогда вызывайте министра иностранных дел и будем работать над текстом капитуляции. Потому что война с Германией идет за нашу культуру».

У нас в Казани и в Набережных Челнах катастрофическое положение по театрам. А ведь еще Карл Маркс говорил, что только только театр может делать из населения нацию.

И вообще по объектам соцкультбыта у нас ситуация удручающая. У нас народ хочет, чтоб их дети танцевали и были красивые, чтоб создавалась красота. Соцопросы показывают, что люди хотят, чтоб дети были счастливы. А дети счастливы когда? Когда у них прямые спины, когда они тянутся к хорошему, к красивому, когда они каждую клеточку своего тела подчиняют красоте. И тогда они подобны Всевышнему. Понимаете? А у нас…

— А у нас спорт.

— В первую очередь стране нужна физкультура, общеукрепляющая против всяких вирусов, а не большой спорт, насилующий организм. Я согласен с великой поэтессой XX века Мариной Цветаевой в мнении о том, что спорт — это трата времени на трату сил. А инвестиции в спорт высоких достижений за счет сокращения дотаций на культуру, медицину и образование на сегодняшний день граничат с преступлением перед собственным народом. Я уже не говорю о все новых и новых поводах потратить деньги — таких, как керлинг.

Фото: damirfattakhov/instagram.com

То, что в Кировском и Московском районе откроется возрожденный молодежный творческий центр, — это огромный прорыв, который будет служить на счастье всем творчески одаренным детям республики

Яркий пример — то, что в первоначальный вариант списка системно значимых предприятий был внесен спортивный тотализатор, который принес горе и трагедию во многие российские семьи. Он рассматривается здоровыми силами человечества как один из ярких представителей мафиозных структур, процветающих при капитализме. Спасибо Владимиру Владимировичу, что его службы обратили на это внимание и удалили этот пункт из списка системно значимых предприятий.

В Казани живут полтора миллиона человек, и у нас всего семь театров. Но это же безумие! Я за что уважаю Лужкова — он в каждой префектуре организовал театр в приказном порядке. И в Казани в каждом административном районе тоже должен быть свой театр. И вот то, что в Кировском и Московском районе откроется возрожденный молодежный творческий центр, — это огромный прорыв, который будет служить на счастье всем творчески одаренным детям республики

— Как спасали это здание?

— В первую очередь я за сохранение этой памяти хотел бы поблагодарить Олесю Балтусову, советника президента. Они вместе с президентом спасли Казань от разрушения — на эти коробки бетона невозможно смотреть. А ведь театр к тому времени уже довели до такого состояния, что было уже легче разрушить. Но решили спасти, и я за это безмерно благодарен. И то, что президент нашел в это тяжелейшее для страны время, для всего мира время и инвестировал деньги в финальную стадию — это говорит об очень большом государственном уме нашего президента.

Всего я не могу рассказать. Это огромный прорыв. В этом большая заслуга, я считаю, и генерального директора ГИСУ Марата Мансуровича Айзатуллина, и лично министра по делам молодежи РТ Дамира Фаттахова, и всего Кабмина республики. И Балтусова вместе со своим мужем по ночам мне звонила, меня ругала — ее муж Алеша сам лично двери забивал в этом здании, спасал от мародеров его. Мой заместитель Тимур Муртазин в машине по ночам сторожил здание, пока мы искали деньги на охрану.

Потому что нельзя было этот театр закрывать. Его ведь в свое время взяли и закрыли одним днем после ситуации с «Адмиралом». Но вахтеров-то надо было оставить! С другой стороны, оставили бы вахтеров — не было бы Балтусовой с гвоздями и топором. Она мне вообще напоминает (дай Бог, без печального финала) Жанну д’Арк. Она наша Казанская Дева — защитница идеи о том, что город строится для человека, а не для набивания карманов ограниченной группы лиц. Таким людям надо при жизни памятники ставить. Это ведь она спасла Татарскую слободу от окончательного уничтожения.

Фото Максима Платонова

Она наша Казанская Дева — защитница идеи о том, что город строится для человека, а не для набивания карманов ограниченной группы лиц

«Это будет лучшее здание мира!»

— Вместе с вами в театре поселится еще проект «Безнен заман»?

— Я считаю, там, где я живу, должно быть самое лучшее место в мире. И я в этом месте сделал лучшие проекты по воспроизведению традиций человеческого духа, я так считаю. И это — проекты «Созвездие-Йолдызлык» и «Безнен заман». И в новом дворце нашем будет «жить» еще и проект ЮНЕСКО «Безнен заман». Мы будем бесплатно предоставлять им площади и возможности для производства творческих проектов, потому что самое страшное, что было сделано промышленным олигархатом за эти 30 лет — это было избавление от непрофильных активов, в том числе и от ДК заводов. Я считаю это преступлением.

— Что будет в обновленном здании? Как его реставрируют?

— Это будет лучшее здание, наверное, России и мира. Там сохранился звук, достойный королевских фамилий, роскошная акустика. Наши предки ведь все делали на совесть.

— И микрофонов не было.

— И микрофонов не было. Я считаю, что такого звука больше нет не только в Татарстане, но и в России. Это будет лучший камерный театр России, идеальное место для малых опер Моцарта. Там будет поднимающаяся и опускающаяся оркестровая яма. Огромное спасибо за это я хотел бы сказать нашему Министерству молодежи, нашим разработчикам. У нас же есть тенденция экономить на всем. Но они стеной встали за то, чтобы все-таки установить тут такую оркестровую яму.

Там будут стулья, первые, по-моему, и единственные, которые в пол будут входить. Надо отдать должное министру Фаттахову, который подключил очень интересных дизайнеров. Я вообще ненавижу все эти бесконечные спортивные здания, которые похожи на овощебазы и не украшают вид нашей красавицы-Земли, настолько они бездарны в архитектурном плане. Это общая тенденция современной цивилизации. А в нашем театре будет все красиво, как в Эрмитаже.

Надо отдать должное министру молодежи — он поручил замминистра Ринату Садыкову каждый день контролировать ход стройки. Все знают, что это не шабашка, и все делается на совесть. Это самое главное. Если вы Лескова помните, то он описывает: люди собирались строить церковь, только помолившись. И у нас тут собрались такие же люди. Прекрасный руководитель СМУ Егорушкин — удивительный, светлый человек, настоящий профессионал. Вы знаете, какие замечательные люди делают этот театр! И Минстрой участвует, и у Егорушкина тут такие люди работают!

— Будет и благоустройство территории вокруг?

— Да, там же очень интересная территория. И там президент поручил делать проект реконструкции берега Казанки. Это прекрасное место, я всегда с восторгом смотрю на эту всю линию — на Зилантов монастырь… Там будет чиститься Казанка, и возможно, при этом театре будет одно из самых красивых мест.

Фото: damirfattakhov/instagram.com

Это будет лучшее здание, наверное, России и мира. Там сохранился звук, достойный королевских фамилий, роскошная акустика. Наши предки ведь все делали на совесть

— Города?

— России. Я всегда мыслю такими категориями. Ведь для молодежи это очень важно. Там планируется еще расширение. Мы очень ждем, когда Рустам Нургалиевич придет перерезать эту ленточку. Там будет парк, мы восстановим летнюю эстраду, и там будут фонтаны! И вместе с Казанкой в ансамбле это будет напоминать Петродворец. Думаю, это будет элитное место, приносящее счастье людям, которые будут его посещать. Если все правильно организовать, то я хотел бы, чтоб это было намоленное место: храм молодости, красоты и культуры.

«Я хочу, чтобы это был центр по производству творческого продукта мирового уровня»

— Как будет организована работа в вашем новом доме?

— Это будет центр, предназначенный для всей молодежи республики. Молодежный-то возраст, кстати, надо повышать лет до сорока, вслед за пенсионным.

— И вслед за ВОЗ — они там разрешили быть детьми до 31 года.

— Вот видите! Но и зачем раньше времени стареть? Так вот там благодаря министру Дамиру Фаттахову будет прекрасная студия звукозаписи, какой еще не было в Татарстане. Развернется такое броуновское движение.

Я хочу, чтобы это был центр по производству творческого продукта мирового уровня — телевизионной продукции, видеоклипов, детских аудиопередач, театральных постановок. «Созвездие-Йолдызлык», с точки зрения министров культуры стран ШОС, считается лучшим фестивальным движением в мире. Рузиль Гатин поет в «Ла Скала», и много наших других очень красивых выпускников входит в мировую элиту театров и телевизионных проектов. И вот я хочу развивать это направление. Хочу, чтобы и дети из районов могли производить в наших студиях свой уникальный качественный продукт, соответствующий международным стандартам.

Тем более что участие в реализации этих проектов будет принимать заведующий кафедрой эстрадного искусства ГИТИС, завкафедрой режиссуры училища имени Б. Щукина, профессор Михаил Борисов.

Во-вторых, у нас заключен партнерский договор с профессором Рубином Кабировичем (Абдуллиным, ректором Казанской консерватории, — прим. ред.) о том, что здесь будет производиться татарская опера.

— Будут ставить классические татарские оперы?

— Да, конечно. Тут будут прокатываться и «Башмачки», и «Алтынчеч», Рубин Кабирович будет переносить сюда всю свою оперную студию. Думаю, и открываться театр будет тоже спектаклем из этой серии. Я вообще мечтаю о том, чтоб каждую неделю в театре проходил отчетный концерт. Чтоб талантливая молодежь из каждого района показывала там свои таланты, творческие отчеты.

Фото yold.ru

Здесь 24 часа в сутки будет работать концерн для того, чтоб ребенок мог реализовывать свой талант и украшать вокруг себя пространство

— Кто еще «поселится» в Алафузовском театре?

— Туда наконец зайдет легендарный танцевальный коллектив «Дорога из города», известный всему миру, который до сих пор скитается и не имеет своего помещения. А это — где-то 500 детей ежедневно! И наконец закончатся их унизительные скитания. Это будет большой дом для всех.

Здесь 24 часа в сутки будет работать концерн для того, чтоб ребенок мог реализовывать свой талант и украшать вокруг себя пространство. Надо ведь понимать, для чего вообще все эти центры делаются. Вот есть отвратительный лозунг «Будь первым». Он фашистский, я считаю. Он ближе к античеловеческой евгенике.

— Надо быть прежде всего собой?

— Конечно. Я вчера посмотрел ролик из Сиднея с детской паралимпиады. Там дети бежали стометровку, и мальчик упал. А все остановились, вернулись к нему, и девчонка, которая бежала первой, дала ему руку и уговаривала встать со словами «Это нужно нам всем». Вот такая идеология должна воспитываться у нас на уровне государства, понимаете? А всеобщая тяга к роботизации бездумной — это гибель цивилизации, я считаю. Технологический прогресс в нынешнем его виде убьет человека. И вот такие здания, которые сейчас будут открываться, будут тем, для чего нас Всевышний и создавал. Наши дети будут развивать там красоту.

Поговорка о голодном художнике — «подлая и сатанинская»

— Вы думаете о том, чтобы организовать на базе «Созвездия-Йолдызлык» постоянную театральную студию?

— Это не будет деспотичный тоталитарный театр, сама форма которого уже давно не оправдывает своего существования. Мы планируем сделать там театральный кластер детско-молодежный. Я бы хотел, конечно, чтоб это была труппа театра с мощным педагогическим наполнением. Я бы хотел, чтоб тут преподавали специалисты из Москвы, ведь сейчас с театральным образованием большие сложности, поверьте мне. Мое поколение в основном покинуло театр в девяностые. Во многом связь поколений по передаче знаний прервалась. Даже во ВГИКе совершенно чудовищная ситуация с точки зрения отсутствия обучения основным предметам — их исключают из программы. На мой взгляд, это полная уголовщина от образования. У моего сына, который окончил ВГИК, не было изобразительного искусства, отсутствовал предмет «Работа с камерой».

Но когда мы говорим «театр» — это означает содержание труппы и репертуарный театр. А если это театр нерепертуарный, то это означает билеты, погоню за пошлостью и цинизмом. Нерепертуарный театр — этого мы наблюдаем достаточно в виде «Дом-2», «Камеди Клаб», «Пусть говорят» — страшные совершенно вот эти вещи. Или вот Полина Гагарина 9 мая спела «Синенький скромный платочек» в совершенно неподобающем для этого костюме с чудовищным декольте. Я считаю, что это культурная государственная измена и разрушение национального культурного кода. Поэтому сейчас попадать в телевизор — просто постыдно.

— А с помощью «Созвездия-Йолдызлык» вы боретесь с пошлостью?

— «Созвездие» — это такой последний фронт борьбы. Что такое «Созвездие» на самом деле? Очень прекрасный репертуар, выверенный. Мы хотим, чтоб лучший культурный код, о котором Путин все время говорит, сохранялся. А Трампам и транснациональным корпорациям невыгоден этот национальный код. Им главное — чтоб люди покупали и думали только о материальном. И все. А так как культура у нас безумно красивая, особенно татарская культура — вот ее начинают препарировать.

Фото Максима Платонова

Я вообще считаю, что поговорка «художник должен быть голодным» — подлая и сатанинская. Она неправильно переведена. Художник должен быть голодным духовно, а ни в коем случае не физически

Я считаю, что мы создаем основу для сохранения нашей самоидентификации. Если мы не хотим, чтобы наши дети были проститутками и гомосексуалистами, надо держаться вместе. Больше строить концертных залов, больше петь родные песни. У нас ведь трагедия сейчас — люди дома перестали петь песни. Раньше пели. Все приезжали, за стол садились не салат есть и водку пить, а петь и вспоминать честь и достоинство рода, и сколько мы хорошего принесли стране, и пели великие песни, которые объединяли нас в служении отечеству и любви к родной земле. Потому что что такое песня? Душа народа. Если народ поет, у него есть душа. А мы перестали это делать. Потому что эти песни, которые сейчас поют Филипп Киркоров, Лепс — их петь невозможно за столом. А они ведь их внедряют в умы подростков! До сих пор не могу понять, почему до сих пор у нас бубнят песни ненависти из гарлемских подворотен под названием рэп — песней это нельзя назвать. Это звуки ненависти, ожесточения от неудавшейся жизни, «музыка» сдавшихся.

— Вернемся на землю и поговорим еще о вашем новом Центре?

— Я хочу, чтоб в этом центре было и телевидение. Чтобы там снимались фильмы. Но для этого нужно обеспечение, нужны бюджеты. У нас в этом здании ведь пока и штата нет, мы 12-го числа соберемся и будем это все обсуждать. Там же нужны охранники, уборщики, вахтеры — весь технический персонал. Надо определяться. А что касается театра, то нам экономисты театра Безрукова разработали современную финансовую модель функционирования комплекса. Я бы не хотел, чтоб это была труппа, которая бездарно использует бюджетные деньги налогоплательщиков.

— Поделитесь, пожалуйста, своим видением, как вы хотите организовать новый театр?

— Вообще, я всегда хотел бы быть министром культуры России. Я же, между прочим, советник министра культуры Крыма. И провести хотел бы театральную реформу. Чтоб был антрепризный театр, чтобы каждый студент, поступающий в институт культуры, знал, что у него есть возможность работать и получать сотни тысяч рублей в год. Я вообще считаю, что поговорка «художник должен быть голодным» — подлая и сатанинская. Она неправильно переведена. Художник должен быть голодным духовно, а ни в коем случае не физически. Вот, например, Олег Павлович Табаков всегда говорил, что артист должен выходить на сцену пообедав, иначе дыхание «у него не стоит», звук не опирается на диафрагму.

Сейчас время, когда театральное искусство в России испытывает глубокий кризис, и в первую очередь — из-за предательства национальных великих школ, разработанных Станиславским, Вахтанговым и Михаилом Чеховым. Я считаю, что Москва перегружена талантами. Движение «Созвездие» пропагандирует принципы федерализма, которые во многом не соблюдаются, особенно в культурной среде. Финансовые вливания в столичные структуры в десятки раз больше, чем в культуру регионов.

Мы все делаем, чтобы наши талантливые молодые сокровища не уходили, как правило, в Москву, а оставались здесь. Человек — это главная ценность. Особенно человек креативный, творческий. Самое главное — в том, чтобы в регионе оставалась эта творческая и научная элита. Важно, чтобы они были тут хорошо упакованы, чтобы у них была достойная зарплата, чтобы их хвалили. Артисту ведь главное что? Его хвалить надо. У нас ведь и денег не дают, да еще и не хвалят. Оклады постыдные просто. Я недавно с Камаловским театром разговаривал, с народными артистами. Там совершенно невозможно маленькие деньги они получают, совершенно не по их великому вкладу и высочайшему статусу.

Фото kazanfirst.ru

Татарстану вообще с ними очень повезло, с этими троими братьями (Миннихановыми, — прим. ред.). Это удивительно красивые духовно люди, мудрые и талантливые

— А как это исправить?

— Я надеюсь на то, что если наша работа сейчас продолжится в том же направлении, то Рустам Нургалиевич поможет вернуть это все в нормальное русло. Татарстану вообще с ними очень повезло, с этими троими братьями (Миннихановыми, — прим. ред.). Это удивительно красивые духовно люди, мудрые и талантливые.

А вообще, есть у меня одна глобальная мысль — я считаю, что на уровне Российской Федерации обязательно должен был создан специальный фонд, который выдавал бы кредиты под маленький процент деятелям культуры. На их проекты. Скажем, процента под 2. Это может быть или при Министерстве культуры, или при Министерстве по делам молодежи. Причем у этого фонда (или банка) должны быть филиалы во всех крупных городах. Например, в Татарстане за это мог бы отвечать Фонд развития культуры при президенте, который возглавляет Асгат Ахметович Сафаров.

Суть в том, чтоб люди могли финансировать свои проекты под минимальный процент. Гранты — это порочная система, там всегда будет коррупция. Легче в ФСБ на работу устроиться, чем заполнить документацию на грант правильно. И вот, например, я получил бы кредит — и работал бы с тем, чтобы суметь этот кредит вернуть. А если я провалился и стал банкротом — ну ладно, пусть мне 10 лет ничего не выдается под мои творческие проекты.

Сорванное двадцатилетие фестиваля: «Я против карантина в таких формах»

— А как вы сейчас работаете, в режиме самоизоляции?

— Все мы испытываем очень большой стресс в связи с этой самоизоляцией. Я против карантина в таких формах. Я считаю, что как раз борьба с такими вирусными заболеваниями поддерживается здоровьем и правильным образом жизни. Если бы у нас нормально, кстати, физкультура была поставлена, то этот коронавирус был бы России не страшен. Надо больше пропагандировать средства защиты и меры борьбы. Я не поддерживаю отсутствие образования в школе. Это все, я считаю, большая ложь, тем более коронавирус не действует на детей. Это все большие стрессы, которые аукнутся нам еще через 20—30 лет. Большая война.

Я боюсь даже сглазить, но у нас с 12 по 17 июня должны пройти оставшиеся финалы.

— А много их осталось?

— У нас еще осталось 12 районов неотсмотренных, объединенные в три зоны (Пестречинская, Буинская и Зеленодольск). Там мы в июне должны это закончить, другого выхода у нас нет. Потом у нас летняя творческая смена, мы молимся, чтобы она не отменилась. У нас двадцатилетие в этом году, а оно сорвано, получается. Потому что пропали все абсолютно мероприятия.

Фото yold.ru

У нас еще осталось 12 районов неотсмотренных, объединенные в три зоны. Там мы в июне должны это закончить, другого выхода у нас нет. Потом у нас летняя творческая смена, мы молимся, чтобы она не отменилась

— Ваши участники поступают в ГИТИС? Как проходит сейчас подготовка их?

— Да, сейчас у нас идет традиционное поступление в ГИТИС. Вернее, пока не идет — все непонятно. Как, что, когда приемные экзамены, сроки непонятны. Сейчас мы как раз занимаемся записью роликов для поступления. Всех поступающих пишем — делаем ролики и аудио. Операторы работают, спасибо президенту Рустаму Нургалиевичу Минниханову за созданные для этого условия. И вот у нас есть такие возможности, а другие дети России их не имеют. Это же безобразие! В Щукинское училище только в первую неделю пришла тысяча видеозаявок.

— А много «созвездинцев» в ГИТИС поступают?

— Я вам хочу сказать, что сейчас в ГИТИСе на платное отделение 169 человек конкурс. Мы с А.Г. Заславским, ректором ГИТИСа, посчитали. А на бюджетное место 530 человек на место. Тут, кстати, спасибо и Марату Бариеву, депутату Госдумы, одному из сооснователей «Созвездия», который свой депутатский запрос направил об оплате обучения.

— И дорого нынче учиться в ГИТИСе?

— 470 тысяч стоит сейчас ГИТИС в год. Да и 360 было преступлением перед детьми. Они ведь убирают наших детей из элиты и оставляют право учиться только для своих детей — все эти олигархи. Они наших детей решили превратить в быдло.

— А как там учиться без таланта?

— Вот именно. Это сатанизм чистой воды, и так нельзя. И Марату Мансуровичу Бариеву спасибо, он уже вот четвертый запрос сделал на имя министра культуры.

Но это не решало бы вопроса о том, откуда ребенку, условно, из Новошешминского района взять такие деньги, даже пробившемуся через эти 169 человек. Его же там еще чем-то надо кормить, ему на что-то надо ездить. Когда это стоило еще только 360 тысяч, мы посчитали, что в год на его обучение надо будет потратить 870 тысяч.

А у нас все держится на доброте Рустама Нургалиевича и его стратегическом мышлении. Если бы не он, никакого ГИТИСа для наших детей бы не было. У нас ведь только 10 человек из 90 студентов ГИТИСа учились на бюджете. Остальных поддерживала республика!
Людмила Губаева

realnoevremya

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here