Эльвира Набиуллина: «То, что люди начали скупать гречку и сахар, не повлияет на инфляцию»

0
79

Центробанк оставил ключевую ставку на уровне 6% годовых и считает, что цены расти не будут: впереди сжатие спроса

«Не факт, что по итогам года будут отрицательные темпы [роста экономики]», — заявила председатель Банка России Эльвира Набиуллина по итогам совета директоров, который решил оставить ключевую ставку на прежнем уровне — 6% годовых. Сегодня глава ЦБ пообещала вернуть инфляцию к 4% в 2021 году. Ряд опрошенных «БИЗНЕС Online» экспертов считают, что решение ЦБ было правильным в нынешних условиях, но другие предостерегают о возможной «растрате ликвидности».

Привычно спокойная глава ЦБ Эльвира Набиуллина демонстрировала непробиваемый оптимизм, давая прогнозы на ближайший год

Привычно спокойная глава ЦБ Эльвира Набиуллина демонстрировала непробиваемый оптимизм, давая прогнозы на ближайший год. Фото: © Артем Кудрявцев, РИА «Новости»

«ПИКА ИНФЛЯЦИЯ МОЖЕТ ДОСТИЧЬ В ПЕРВОМ КВАРТАЛЕ СЛЕДУЮЩЕГО ГОДА»

Сегодня совет директоров Центробанка сохранил ключевую ставку на уровне 6% годовых. Это решение регулятор принял несмотря на то, что события развивались с существенным, мягко говоря, отклонением от базового прогноза Банка России. «Это связано с изменением внешних условий: распространением эпидемии коронавируса и резким снижением цен на нефть», — пояснил регулятор в пресс-релизе. На сегодняшней пресс-конференции привычно спокойная глава ЦБ Эльвира Набиуллина рассказала, что пандемия коронавируса и контрмеры оказывают давление на глобальную экономику, снижая производство и спрос, а также влияют на поведение бизнеса и населения. Одновременно с этим произошло «глубокое падение цен на нефть», которое было, по дипломатичному высказыванию Набиуллиной, вызвано «как существенным ростом добычи, так и существенным снижением потребления».

«Неопределенность и беспокойство о дальнейшем развитии ситуации с коронавирусом могут провоцировать локальный повышенный спрос на отдельные товары с длительными сроками хранения и использования. Хотя это и не имеет долгосрочных последствий, но делает динамику цен более волатильной, что может привести к росту инфляции и инфляционных ожиданий. В дальнейшем, напротив, возможно ослабление спроса, что будет оказывать понижательное влияние на темпы роста потребительских цен», — ожидает Набиуллина. Отсюда главный вывод: годовая инфляция может превысить целевые 4%, к которым она вернется, по ожиданиям Банка России, в 2021 году. «По нашей оценке, пика инфляция может достичь в первом квартале следующего года. Это связано и с эффектом базы (сейчас у нас самая низкая инфляция) и лагов переноса ослабления курса в инфляцию. Тем не менее, исходя из текущего видения, мы не считаем, что превышение будет значительным. У нас в этом отношении есть запас», — пояснила глава ЦБ, отвечая на вопросы журналистов. При этом рост инфляции будет нивелироваться ожидаемым снижением внутреннего и внешнего спроса, вызванного и замедлением мировой экономики, и возросшей неопределенностью.

Гражданам будет интересно следующее умозаключение Набиуллиной. Возможное введение чрезвычайной ситуации (ЧС) и закрытие городов в России не приведут к резкому росту цен, уверена глава ЦБ. И даже то, что сейчас люди начали массово скупать гречку, сахар и туалетную бумагу, не повлияет на рост инфляции. «Скорее это сдвижка влево, опережающие закупки товаров, которые люди бы и так покупали.

Возможное введение ЧС и закрытие городов в России не приведут к резкому росту цен, уверена глава ЦБ. И даже то, что сейчас люди начали массово скупать гречку, сахар и туалетную бумагу, не повлияет на рост инфляцииФото: Алексей Белкин

«Поэтому сегодня, принимая решение по ключевой ставке и пакету мер по поддержке кредитования, мы исходили из комплексной оценки всех этих факторов, из баланса рисков для экономики и инфляции, а также из соображений обеспечения финансовой стабильности», — объяснила сегодняшнее решение ЦБ Набиуллина. Она добавила, что на сегодняшнем заседании совета директоров пришлось рассмотреть все три возможных сценария по ставке: снижение, повышение и сохранение — крайне редкая история. Причем, по словам главы ЦБ, для каждого из них были свои основания.

Так, в пользу снижения ключевой ставки были среднесрочные дезинфляционные факторы, которые преобладали в экономике до периода волатильности. «И эти внутренние дезинфляционные факторы никуда не уходят. Более того, в период эпидемии и мер по ее ограничению они даже усиливаются: у людей меньше возможностей делать покупки товаров и услуг, это создает давление на бизнес, а значит, и на доходы граждан. Соответственно, мы можем увидеть замедление роста спроса. Поэтому теперь уже не только в краткосрочной, но и в более длительной перспективе внутренние факторы со стороны спроса в значительной степени смещены в сторону дезинфляционных. И, учитывая лаги во влиянии денежно-кредитной политики на экономику, а также при отсутствии иных значимых факторов было бы допустимым шагом снизить ключевую ставку уже сейчас», — пояснила Набиуллина, указывая, что ряд центральных банков некоторых стран предпринял именно такие шаги.

Но Банк России от такого сценария отказался, поскольку «баланс краткосрочных рисков» угрожающе сместился в сторону священной коровы регулятора. «Под влиянием ослабления рубля инфляция в этом году не просто приблизится к цели быстрее, чем мы раньше считали, но может и временно ее превысить. Очевидно, что динамика финансовых рынков, риски возможного дальнейшего снижения цен на нефть влияют на инфляционные и девальвационные ожидания. И здесь важно не допустить раскручивания инфляционной спирали», — отметила Набиуллина. Это был довод в пользу повышения ставки, от которого, впрочем, тоже решили отказаться.

Итоговое решение сохранить ставку на прежнем уровне — 6% годовых — продиктовано стремлением сбалансировать факторы как среднесрочного, так и краткосрочного характера, риски для инфляции, экономики и финансовой стабильности. «Мы ожидаем, что после возможного временного повышения инфляции и снижения экономической активности в 2020 году в дальнейшем произойдет улучшение экономической динамики, а инфляция вернется к цели — вблизи 4 процентов — в 2021 году с учетом проводимой денежно-кредитной политики», — прогнозирует Набиуллина.

Пандемия коронавируса и контрмеры оказывают давление на глобальную экономику, снижая производство и спрос, а также влияют на поведение бизнеса и населения. Фото: Алексей Белкин

«НЕ ФАКТ, ЧТО ПО ИТОГАМ ГОДА БУДУТ ОТРИЦАТЕЛЬНЫЕ ТЕМПЫ»

Вместе с тем в ЦБ уверены, что совместный с правительством РФ пакет мер сможет обеспечить финансовую стабильность и поддержит российскую экономику, которая, впрочем, несмотря на рост в начале года, может показать спад в последующие кварталы. «Траектория роста российской экономики будет во многом зависеть от масштаба последствий дальнейшего распространения коронавируса и принимаемых мер по борьбе с ним, их влияния на производственную деятельность и спрос, а также деловые и потребительские настроения», — уточняется в пресс-релизе.

Тем не менее Набиуллина все время пресс-конференции демонстрировала непробиваемый оптимизм, давая прогнозы на ближайший год. «Мы видим, что темпы во втором квартале этого года могут замедляться и будут, скорее всего, меньше, чем в первом. Но годовые темпы, на наш взгляд, останутся в положительной зоне. Как ситуация будет развиваться в третьем квартале, зависит от многих обстоятельств. Мы пока исходим в качестве гипотезы, что в третьем квартале будет стабилизация, в том числе с учетом мер, которые принимаются правительством», — считает она. А уж называть ситуацию рецессией и кризисом глава Банка России вовсе отказывалась. «На наш взгляд, не факт, что по итогам года будут отрицательные темпы. Наоборот, по году в целом пока не ожидаем спада экономического», — отметила Набиуллина. Однако свои прогнозы глава ЦБ к следующему заседанию, 24 апреля, пообещала пересмотреть, поскольку ситуация «развивается с большим отклонением от базового прогноза».

Пока же ЦБ объявил ряд мер, чтобы ограничить риски для экономики. Например, меры по поддержке кредитования МСБ, ипотеке, защите тех, кто пострадал от коронавируса. «Мы понимаем, что необходимо дать время как финансовым институтам, так и заемщикам адаптироваться к изменению условий. Поэтому принятые меры направлены на расширение возможностей и повышение готовности банков и других финансовых институтов реструктурировать и пролонгировать кредиты гражданам и предприятиям, которые оказались под воздействием пандемии. Будет также повышена доступность онлайн-платежей для населения и приняты меры по поддержке онлайн-торговли», — объявила глава ЦБ.

Параллельно Банк России пообещал снизить требования к сдаче отчетности из-за того, что многие компании переходят на удаленную работу, а также временно отказаться от проверок, за исключением тех случаев, которые требуют неотложного реагирования.

Рост акций и укрепление рубля были обусловлены ралли на нефтяном рынке, а также планами ЦБ проводить дополнительные интервенции по продаже валюты. Фото: Алексей Белкин

МИРОВЫЕ РЫНКИ В ОЖИДАНИИ РЕЦЕССИИ

Российские финансовые рынки достаточно благодушно ждали решения Центробанка. Сегодня с утра на открытии торгов рубль укрепился по отношению к доллару (78,47) и евро (84,38). Индекс Мосбиржи (стоимость акций 42 крупнейших российских компаний) показал рост +3,89%, индекс РТС (то же, но с пересчетом в долларах США) продемонстрировал +4,97%.

Рост акций и укрепление рубля были обусловлены ралли на нефтяном рынке, а также планами ЦБ проводить дополнительные интервенции по продаже валюты. И котировки Brent c утра поднялись до $30, что было вызвано решением американского министерства энергетики закупить 77 млн баррелей в стратегический резерв, свою роль сыграла и беспрецедентная накачка западных экономик деньгами. Но в условиях все более пессимистических прогнозов со стороны ведущих банков и агентств, предсказывающих миру сползание в рецессию, это не может значительно повлиять на ситуацию, считают эксперты. Тем более что темпы распространения коронавируса не снижаются: согласно данным Всемирной организации здравоохранения, за сутки число заразившихся увеличилось на 16 556 человек и достигло 209 839. ОПЕК также не собирается восстанавливать статус-кво. Более того, согласно данным американских СМИ, США рассматривают возможность заменить Россию в составе нефтяного картеля и даже ввести в отношении РФ санкции. Еще один признак надвигающейся рецессии — рекордное для предкризисного периода количество обращений за пособиями по безработице в США. Сейчас только в 15 штатах оно составляет 629,9 тыс. единиц, что уже сопоставимо с пиком кризиса 2008 года.

И все же после грандиозного обвала среды, когда нефтяные котировки рухнули до минимумов, а курс доллара пробил 80 рублей, все внимание было приковано заседанию совета директоров ЦБ. Большинство экспертов предсказывало, что регулятор оставит ставку неизменной на уровне 6%, так как повышение ставки только усложнит жизнь местному бизнесу и усугубит положение экономики. До этого Центральный банк шесть раз подряд снижал ставку, последний раз — 7 февраля. Однако когда прогноз на сегодняшнее заседание в ЦБ подтвердился и ставка осталась неизменной, рубль возобновил падение: до объявления решения по ставке доллар торговался по 78,6 рубля, а на 14:30 — уже по 79,5.

В целом российская валюта оказалась на втором месте в мире по волатильности после мексиканского песо. Кроме того, рубль больше всех других валют подешевел по отношению к доллару, на 28% с начала года. Другие валюты развивающихся стран (например, Мексики, Бразилии и Колумбии) также подешевели на 19–22%.

Большинство экспертов предсказывало, что регулятор оставит ставку неизменной на уровне 6%, так как повышение ставки только усложнит жизнь местному бизнесу и усугубит положение экономики. Фото: Алексей Белкин

«Я НАДЕЮСЬ, ЧТО СНИЖЕНИЯ СТАВКИ НЕ БУДЕТ»

«БИЗНЕС Online» попросил экспертов оценить влияние сохранения ключевой ставки на прежнем уровне и возможности дальнейшей ее коррекции.

Александр Разуваев — директор аналитического департамента компании «Альпари»:

— Если повышать ставку на фоне резкого падения цен на нефть, то вероятность рецессии почти 100 процентов. Поэтому здесь учтен интерес реального сектора экономики. Вообще, ставка повышается, если есть долгосрочное усиление инфляции, не всплеск. Пока такой тенденции нет, но мы и всплеска не видим, так как девальвация еще не сказалась. Поэтому решение правильное.

Другое дело, что вчера ЦБ продал 7,7 миллиарда рублей. Это не очень много, надо больше. И я считаю, что ЦБ не должен допускать такой волатильности рубля. Но в отношении ставки все сделано правильно. Правда, я думаю, что кредитные ставки в банках останутся неизменными, а вот у депозитов тенденция на снижение точно закончилась, и будет даже некий рост. Что касается рубля, то… как нефть. Она опять чуть ниже 30, очень волатильна. Поживем, увидим.

Я надеюсь, что снижения ставки не будет, потому что наша рентабельность бизнеса 5–6 процентов, и, если даже инфляция выйдет на таргет ЦБ в 4 процента, ничего страшного не будет. А вот повышение — это должна быть уже какая-то совсем ужасная ситуация, чтобы доллар ушел за 100 рублей. В этом случае повышение ставки вполне возможно.

Наталья Орлова — главный экономист, руководитель центра макроэкономического анализа Альфа-Банка:

— Центробанк сейчас больше обеспокоен рисками финансовой стабильности, то есть возможной дисфункцией финансового сектора. В таких условиях повышение ставки могло усугубить ситуацию, поэтому было принято решение сохранить ставку на том же уровне. Это решение было ожидаемо. По опросу Bloomberg, из 37 аналитиков 36 ждали, что ключевую ставку ЦБ не изменит. Для рынка это то, что называется, заложено в цены. Я думаю, что увеличение ставки сейчас невозможно рассматривать, это приведет с дестабилизации рынков. А снижение ставки можно будет обсуждать с середины этого года, но для этого временный шок должен пройти. 

Максим Осадчий — член совета директоров банка БКФ, начальник аналитического управления:

— Если считать нынешнюю ситуацию следствием кратковременного шока, то в этом случае можно не закручивать гайки и не ужесточать денежную политику. Если, напротив, считать, что эта ситуация установилась всерьез и надолго, то в этом случае необходимы серьезные меры лечения экономики, в первую очередь ужесточение монетарной политики и в том числе повышение ключевой ставки. Понятно, что повышение ключевой ставки повредит и без того слабому экономическому росту России. Однако вылечить экономику от серьезной и долговременной болезни нельзя, не ужесточая монетарную политику и не повышая ключевую ставку.

Видимо, ЦБ считает, что торговая война России с Саудовской Аравией и пандемия коронавируса являются краткосрочными шоками. Пока нет оснований ожидать быстрого прекращения торговой войны, для ее завершения пока не предпринимается серьезных мер. Я не видел ничего, кроме заявления Трампа, что он своевременно вмешается в эту ситуацию. Распространение пандемии в глобальном масштабе только ускоряется. Завершение пандемии — перспектива не одного и не двух месяцев.

По моему мнению, надо начинать лечение экономики уже сейчас, а не занимать выжидательную позицию. Сейчас доходности по ценным бумагам резко пошли вверх, в том числе и у крупнейших банков. Доходность не только в рублях, но даже по валюте, по евробондам, в некоторых крупных банках превышает 10% годовых. В этих условиях низкая ключевая ставка создает неправильные ожидания у рынка и может привести к растрате ликвидности ЦБ.

Возможно, регулятор учитывает опыт 2014 года, когда резко подняли ключевую ставку с 10,5 до 17 процентов, при этом резко ликвидировали валютный кризис, но превратили его в экономический. Центральный банк не хочет повторения этой ситуации. Но можно не повышать ставку столь резко, а увеличить ее на 1–1,5 процентных пункта, дополнив вербальными интервенциями об ужесточении монетарной политики. Брать паузу во время войны, когда идет наступление противника, — опасная затея.

Артем Деев — руководитель аналитического департамента AMarkets:

— Центральный банк России своим решением продемонстрировал, что ключевая ставка на уровне 6 процентов является адекватной текущему состоянию финансового сектора и курса отечественной валюты. Проведение дальнейшего снижения ставки по примеру других регуляторов (США, Европы, Азии и т. д.) пока, по-видимому, нуждается в дополнительной оценке, на что требуется время. А повышение ставки (хотя это было в некоторой степени ожидаемое решение) может привести к негативным последствиям для реального сектора, что в условиях эпидемии недальновидно. В результате решения ЦБ РФ курс рубля остался в прежних границах — ЦБ РФ старается не допустить малейших факторов, которые могли бы негативно отразиться на курсе национальной валюты.

«ТО, ЧТО ЦБ НЕ ПОВЫСИЛ СТАВКУ, — ЭТО ЕДИНСТВЕННЫЙ ЗДРАВЫЙ ШАГ, СДЕЛАННЫЙ МОНЕТАРНЫМИ ВЛАСТЯМИ»

Валентин Катасонов — профессор кафедры международных финансов МГИМО, доктор экономических наук, русский экономист и руководитель Русского экономического общества им. Шарапова:

— Я думаю, что Центробанк оставил ключевую ставку на уровне 6 процентов годовых из-за того, что слишком много неопределенностей. Все сошлось в одно время в одной точке: тут и падение цен на черное золото, и коронавирус, и международные дела, в частности на Ближнем, Среднем востоке, на конгрессе обсуждают новый пакет санкций против России…

А на самом деле уже надоело обсуждать курс рубля. Все предельно просто и понятно. Вот вы приходите в дом, в нем холодно, работает газовый котел, но двери и окна открыты. Что вы сделаете? Вы закроете двери и окна, а потом уже начнете регулировать котел. Надо просто закрыть все двери и окна дома, и тогда будет тепло и комфортно. Курс рубля — это производная от состояния платежного баланса. Платежный баланс зависит от движения капитала. А капиталы гуляют туда-сюда. Окна и двери дома под названием «Россия» открыты. Хоть ты на 100 градусов выстави температуру, все равно в доме будет холодно. А мы все крутим регулятор ключевой ставки.

Какой бы она ни была, у нас все равно не будет нормальной экономики, потому что открыты двери и окна. А закрыть все двери и окна — это значит ввести запреты и ограничения на трансграничные движения капитала.

Снижение или увеличение ключевой ставки — это выбор между плохим и совсем плохим. И одно плохо, и другое, мы не то обсуждаем. Если процентная ставка будет нулевой, отсюда деньги все улетят, потому что там будет интереснее заниматься бизнесом. Если ставка будет 20 процентов, сюда все спекулянты сбегутся. А тут еще коронавирус. Вот коронавирус подсказывает: закройте двери! Зачем вы из страны устроили проходной двор? 

Владислав Жуковский — экономист:

— Впервые за последние десятилетия ЦБ России не пошел на ужесточение монетарной политики в условиях паники, обвала цен на нефть, шоковой девальвации национальной валюты. С этой точки зрения решение уникальное и для многих неожиданное. Разбив в кровь голову в 2008, 2014 и 2016 годах, когда ЦБ панически поднимал процентную ставку вслед за падением цен на нефть и шоковой девальвацией рубля и тем самым ввергал экономику в еще большую рецессию, в этот раз решили не создавать шок на денежном рынке, не создавать кризис кредитования экономики, которая и без того в коматозном состоянии.

С другой стороны, уже два месяца падают рубль к доллару и нефть, и, если бы минфин и ЦБ совсем ушли с рынка, мы бы увидели курс и в 100, и в 110 рублей за доллар, когда позавчера нефть падала до 23 долларов за баррель. Рублю дали упасть, но сейчас, как я понимаю, возобладала точка зрения, что худшее позади. Они не рассматривают вариант, что шок на рынках был только первой фазой, что мировая экономика погружается в новый глобальный кризис, мощнейший со времен Великой депрессии. И нефть тогда будет оставаться в районе 20 долларов за баррель в течение долгого времени.

Скажем так, сейчас ЦБ ситуацию не усугубил, но он ее вместе с минфином и правительством прекрасно провалил еще в феврале – марте этого года. Если бы у власти был какой-то горизонт планирования, они бы не допустили разрыва сделки с ОПЕК на падающей нефти, когда она уже и так подешевела на 20 долларов. Затем ЦБ и минфин просто молчали последние недели, никто их не видел на рынке, когда им нужно были выйти с четким заявлением, что ситуация контролируется, что резервов много. То, что ЦБ не повысил ставку, — это единственный здравый шаг, сделанный монетарными властями за последние месяцы в условиях обвального падения цен на нефть. Они ничего не сделали, чтобы этого не произошло, но сейчас они не усугубили ситуацию.

Курс рубля зависит от того, что будет с бочкой нефти. Сейчас идут попытки поднять Brent хотя бы до 30 долларов за баррель. Сейчас принципиально важно: либо Brent пробьет 30 долларов за бочку и отскочит наверх в ближайшую неделю и тогда мы увидим сползание рубля к доллару до 75–73, либо нефть с небольшими пертурбациями вернется к 25,5–25 долларам за баррель и продолжит движение вниз до примерно 21–18 долларов. Тогда мы увидим 85 и даже 90 рублей за доллар. Сейчас от решения ЦБ рубль упал на полтора рубля, но это решение совпало с дальнейшим падением цен на нефть.

Конечно, если мы увидим падение нефти до 20 долларов и ниже и рубль к доллару до 90 рублей, то, конечно, ставку поднимут. Сейчас все зависит от того, насколько участники рынка поверят в то, что ситуация под контролем. Если они в это не верят, то ни повышение, ни понижение ставки не помогут.

Елена Колебакина-УсмановаЛинар ФархутдиновЛиля Ахкиямова

Фото на анонсе: © Артем Кудрявцев, РИА «Новости»

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here