Есть ли жизнь без водки

0
55

Телеведущий Владимир Соловьев в одной из своих передач весьма положительно отозвался о мусульманском опыте. “Посмотрите – наши мусульманские братья не пьют. Относятся к этому очень строго. Высокая рождаемость – при том, что уровень жизни, например, в Ингушетии или в Дагестане существенно ниже, чем во многих округах центральной России. Может быть, не совсем правильно говорить, что дело только в том, что государство не предлагает каких-то условий? Государство не предлагает их и в Чечне, и в Ингушетии, и в Дагестане. А там народ не пьет! И рождаемость высокая. И детей брошенных, как у нас, нет. И стариков своих не бросают. А мы каждый день наблюдаем страшные картины, когда пьющие родители, нарожав несчастных больных детей, сдают их, как ненужный товар», – сказал Соловьев.

Вопрос о том, может ли опыт “мусульманских братьев” использоваться в российских условияхповсеместно, ИА IslamNews адресовал экспертам.

“Безусловно, многие из здоровых и хороших традиций, такие, как бережное отношение к пожилым, почитание института семьи, запрет на алкоголь могут заслуживать уважение. Ведь за этими всеми постулатами стоит здоровье населения нашей страны, ее демография, ее будущее. Считаю важным уметь заботиться о себе, своем здоровье, своей семье, вне зависимости от внешних условий. В этом я полностью солидарен с Владимиром Соловьевым”, – заявил ИА IslamNews врач-психотерапевт Евгений Кульгавчук.

Известный телеведущий Максим Шевченко, в свою очередь, убежден в том, что русские могут быть вполне счастливы и без водки. “В русских старообрядческих селах – например, в Нижегородской, Тверской, Ярославской областях – можно увидеть крепкие дома, хорошие улицы, многодетные, непьющие семьи. Как только люди в России становятся верующими, у них сразу налаживается жизнь. Большие, многодетные семьи есть у многих граждан, живущих традиционными ценностями,в том числе, и в центральной России: не только у староверов, но и у религиозных православных, у протестантов. Поэтому чем меньше будет либеральной гадости, связанной с развратом и разложением, с уничтожением молодого поколения, с разрушением нормальных человеческих ценностей, тем выше будет рождаемость”, – отметил Шевченко.

Кроме того, вопрос заключается и в региональной специфике, и в социальных условиях жизни. “На Кавказе большинство людей живут, в основном, не в городах, а в собственных домах. В городах мало кто может позволить себе по пять детей. Я знаю татарские интеллигентские городские семьи, где один ребенок, и знаю татарские сельские семьи, где по четыре. Это не зависит от ислама. Везде в мире прирост населения происходит вовсе не за счет горожан, живущих в двух-трехкомнатной квартире или, тем более, в “однушке”, как подавляющее чисто россиян”, – полагает собеседник агентства.

В то же время, Шевченко отметил: для него жители Кавказа или Татарстана – такие же россияне, как и все остальные. “Поэтому разные подсчеты, сколько там рожают татары или кавказцы, а сколько – нетатары и некавказцы, разрушают нашу страну. Рождается ли ребенок в Чеченской республике или в Тамбовской области – он российский гражданин. А нас в последнее время часто учат, как подсчитать отдельно рождаемость на Кавказе, отдельно – в центральноевропейских областях. Мол, “у них” на Кавказе рождаются, а у нас – не рождаются. Во-первых, “у них” на Кавказе – это у нас. Это принципиальная позиция. Каждый родившийся чеченский или ингушский мальчик рождается у нас, в РФ. Поэтому перво-наперво нужно перестать разделять регионы России и вводить между ними состязание. Любой родившийся имеет российское гражданство, а кто он по национальности – чеченец, русский, ингуш или еврей – это уже дело его родителей. “Они” – это мы, это наш общий прирост населения”, – считает Максим Шевченко.

Он также не согласился с репликой своего коллеги о том, что уровень жизни на Кавказе существенно ниже, чем в Центральной России – “местами он гораздо выше”.

Что же касается пьянства, по словам Шевченко, “пить точно надо меньше – но люди, знаете ли, пьют потому, что их достаточно долго спаивали, поставляя дешевую водку в сельскохозяйственные регионы России”. “Ну и я не сказал бы, что восстановление традиционной нравственности, связанной с православием, идет теми темпами, которые нас всех устраивали бы. Мы до сих пор видим – во многих регионах людям трудно церковь открыть, трудно ее построить, отреставрировать. А если это происходит, то имеет зачастую какой-то формальный характер. Поэтому мне представляется, что должны восстанавливаться традиционные религиозные ценности русского народа”, – подытожил Максим Шевченко.

“Ислам Ньюс”. 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here