Флюра Ахмедова: «Татары умирают стоя»

0
84

Врачи, искренне исполняющие свой долг, – герои на все времена. Их истории достойны уважения и восхищения. Сердце наполняется гордостью, появляются силы следовать примеру их стойкости, терпения и безграничной любви к людям.

Сегодня «Татар-Дуслык» публикует интервью с человеком большого сердца – Ахмедовой Флюрой Закировной.

Флюра Ахмедова – врач высшей категории анестезиолог- реаниматолог. Стаж работы врачом 43 года. В этом году ей исполнилось 71 год, но несмотря на возраст, есть огромное желание работать и спасать людей.

Родилась Флюра Ахмедова в День защиты детей – 1 июня 1951 года. В юности решила, что её предназначение – спасать детей. Имеет много друзей, любит путешествовать. На работе её любят и уважают. 

– Флюра Закировна, расскажите пожалуйста о семье.

– Муж Анатолий Семёхин – тренер по боксу, мастер спорта. Дочь с семьей живёт в Нижнем Тагиле, сын в Самаре. Каждое лето привозят внуков к нам, их четверо. Не скучно.

Мама и папа татары. Папа Закир Ахмедов перед войной жил в Шенталинском районе, село Денискино. Вернулся с войны инвалидом – получил ранение в правую руку. Семья моей мамы Джарии Сафиуллиной жили под Мелекесом (Димитровградом). В 1944 году, после известия о гибели деда на войне, переехали в Ташкентскую область Республики Узбекистан – бабушка, тетя и пятеро детей.

Родители встретились в Ташкенте. Сестренка и два брата с семьями живут там же, родителей уже нет. Раз пять летала, ездила к родным. И они были у нас.

В 2003 году переехали в Россию – дети не захотели жить в Ташкенте. Первое время работала в Красноармейском районе, а потом выбрали Челно – Вершинский район и здесь остановились в 2004 году. Считаю её своей малой родиной, раз недалеко родились родители. Здесь всё родное. Администрация помогла приобрести жильё. Место хорошее, спокойное.

– Расскажите о том, как стали врачом и что сподвигло на такое решение?

– В школе, помимо учёбы, дополнительно занималась плаванием. Однажды нашу группу положили в больницу из-за простуды. Мне оперировали гланды, а на второй день аденоиды. Я часто оставалась одна – врач просила писать историю болезни одногруппников по штампу. Мне понравился процесс и сама больница. После этого решила стать врачом. Раз родилась 1 июня в День защиты детей, дала себе слово их защищать и поставила цель – поступить на педиатрический факультет в Ташкентский медицинский институт.

Каждый раз, проезжая мимо института, мечтала там учиться, но боялась. После окончания школы поступила на третий год – не получалось, нужны были высокие баллы. Я не отличница, а хорошистка. Начинала готовиться до экзамена за месяц (смеется). В итоге поступила.

После интернатуры по направлению поехала в г. Ангрен Республики Узбекистан. Работала там в поликлинике детским хирургом. Затем построили новую детскую больницу, куда приехали опытные хирурги. С ними соревноваться не стала и пошла работать анестезиологом. Думала будет легче, но увы.

– Как проходят трудовые будни?

В Челно-Вершинской ЦРБ 35 лет работал замечательный главный врач Виктор Першин. Перед его «уходом» мы разговаривали: «Вот вы говорили не уходи, вместе уйдём на пенсию, а «собрались» раньше меня…». Он: «Ну что ж, так получилось. Но ты работай. Знаешь, что замены долго не будет. Без вас закроется больница». Я: «Есть. Татары умирают стоя». Так отшутилась. Он умер, а мы продолжаем работать.

Работаю сутки через сутки. Не ощущаю, что тяжело. Тяжело восстанавливаться, когда среди ночи необходимо срочно ехать в больницу. Это и в молодости было.

В детской больнице г. Ангрен я была первой плаксой. Тяжело было с детьми – плохое питание, из-за большого количества недосматривали, малыши часто болели. Даже если в реанимации была смертность 11% из поступающих – это считалось хорошей цифрой. Мне было жалко, когда передавали труп родителям, они меньше переживали, чем я, говорили: «Бог дал, Бог взял». Семьи были многодетные.

Здесь перестала плакать, так как в основном умирают пожилые. С детьми работала 17 лет.

Муж, работая в Узбекистане в горах, часто уезжал в командировки. Во время ночных смен дети не оставались одни дома. Спала очень редко. Сажала их в скорую, заворачивала и везла на работу. Дочка сразу засыпала, а младший сын Артур выпучит глаза и через стеклянную дверь смотрел, как я работаю. Хорошо, когда муж дома находился, но сын всё равно ездил со мной часто. Говорила: «Диван маленький, плохо спать будем». Артур: «Мопетом (валетом) будем спать».

Каждый день «интересен»: новый больной, новый диагноз, новое лечение. Очень хорошо, когда спасаешь, но бывает, что нет.

В хирургическом отделении работают 15 сотрудников. Мы справляемся. Оперируем все патологии, которые позволены в нашей ЦРБ.

Коллектив дружный. Всегда готовы помочь друг другу и пациентам. Мы как одна семья на работе и вне больницы.

 – Флюра Закировна, вашей активности можно позавидовать.

– Без работы не могу. Здоровье, конечно, уже неидеальное, но хочу работать, не могу дома сидеть. Дома скучно – рутина, а в больнице общество, встречи с людьми, где взаимное уважение. Уволиться тоже не могу, потому, что заменить некем, не едут к нам молодые. Вот и работаем с коллегой. Ей тоже за 70 лет, иначе закроют наше родное хирургическое отделение.

Когда пробуем с напарницей работать в отпуске по одному – тяжело. Работая через сутки, психологически отдыхаем, лишь бы по ночам реже вызывали.

Огород на мне – у мужа спина сломана. Он инвалид 3 группы. Только поливает и копает. Остальное – полю и сажаю сама. Летом делаю заготовки на зиму, успеваю готовить, гостей встречать.

Какой девиз по жизни?

– Девиз с молодости: «Лучше гореть, чем тлеть. Да здравствует пламя жизни!». Вот мы и горим. Если бы сидела дома, только кушать готовила, убиралась и в огороде работала, а так от меня есть хоть какая-то польза.

– Сколько больных проходят через «ваши руки»?

– В первые годы работы в среднем проходило 300 с лишним операций и 1000 больных. Из-за сокращений и невозможности проводить большие объёмы с каждым годом становится меньше. Не все операции позволяют делать в ЦРБ.

Если это плановая операция, заранее знакомлюсь с больным. Обсуждаем что нужно, как нужно, есть ли аллергия, ранние заболевания, перенесенные операции, потом уже работаем. Я говорю пациентам: «Сначала вас усыплю, а потом разбужу, если понравитесь, если нет, так сами просыпайтесь». (смеётся) Конечно это всё шутки.

Самое счастливое – когда стараешься, лечишь и пациент выходит от тебя здоровым с благодарностью – это почти с каждым больным. Прощаешься как с родными, вот эти воспоминания самые яркие.

– Самая длинная операция на вашей практике сколько длилась по времени?

– Самые продолжительные 6 и 9 часов.

– Скучаете по родине – Ташкенту?

– Скучаю. Недавно дочь ездила в Ташкент. Родственники часто дружно собираются. Смотрю фотографии и иногда плачу. В октябре планирую поехать туда.

– Любимое восточное блюдо?

– Когда собираю гостей, готовлю плов по-узбекски, бэлеш, эчпочмак.

– Татарский язык хорошо знаете?

– Разговаривала хуже. Сейчас лучше. Когда приехала в Челно-Вершины, сначала стеснялась говорить на татарском. А потом думаю: «Пусть я мишарка, но татарка». (смеется)

Мама была с Меликеса, а папа с Денискино. Папа всегда смеялся: «Вы мишары, говорите «җюк», а мы говорим «юк.

– Проживая в Ташкенте, какие татарские традиции соблюдали?

– По праздникам собирались и устраивали гает, поминки, праздники. Страна мусульманская, там ещё крепче придерживались традиций.

– Ваше мнение в связи с ситуацией в стране и мире?

– Надо быть всем вместе, объединяться. Есть желание, чтобы было подобие Советского союза. Поскорее бы закончилась война на Украине. Очень переживаю. Даже связывалась с военкоматом, просилась туда анестезиологом, но сказали, что берём до 45 лет. Поехала хотя бы на месяц.

– Что пожелаете нашим читателям?

– Идти до конца, не сдаваться. Повышать уровень знаний. Беречь себя и быть здоровыми.

 – Спасибо большое за уделённое время. Желаю Вам здоровья, оставаться всегда бодрой и такой же энергичной!

Айгуль Минастинова

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here