«Гузель Яхина черпает факты не то из «Википедии», не то исторической публицистики сомнительного качества»

0
42

Продолжаются дискуссии между писательницей и профессиональными историками вокруг романа «Эшелон на Самарканд». Выделяем главные претензии ученых.

Уровень продвижения в медиа новой книги Гузель Яхиной «Эшелон на Самарканд» растёт. Вот уже писательница отвечает на вопросы Владимира Познера в его авторской программе. Где в числе прочих тем, конечно, обсуждают книгу,  вышедшую тиражом в 75 тысяч экземпляров, и скандал вокруг последнего романа Яхиной.

Так или иначе, но конфликт между писательницей и самарским профессиональным историком Григорием Циденковым, который обвинил её в плагиате своих исследований, касающихся истории голода в Поволжье и эвакуации детей, спровоцировал весьма интересную общественно-историческую и медийную дискуссию.

С одной стороны стоит Яхина и её коллеги по писательскому цеху. Яхина, к слову, удары держит, в СМИ и в соцсетях выступает, пытается отбивать нападки на себя и на свой роман. С другой, профессиональные историки в своих YouTube-каналах и с армией в несколько сотен тысяч подписчиков вчитываются в новый роман и находят там откровенные ляпы. Ладно если бы они были лишь фактологическими ошибками. Однако по этим ляпам можно судить, насколько поверхностно Яхина погружалась в исторический материал, чтобы написать книгу, утверждают ученые. Хотя сама она заявляет, что с проблематикой голода в Поволжье и историей эвакуации детей знакомилась основательно.

Проверка фактов

Самарский историк-ученый Григорий Циденков у себя на странице в «Фейсбуке» периодически делится тем, как разоблачает Яхину, а именно её незнание исторических источников.

Например, «Новая газета» опубликовала статью Гузель Яхиной, в которой она практически постранично из своей книги «Эшелон на Самарканд» приводит, какие факты из каких исторических источников взяла.

Циденков ей отвечает:

– Во-первых, 90% источников никак не относятся к теме эвакуации детей во время голода. Те, что можно притянуть, – косвенные либо не про Казань.

Во-вторых, отсутствуют все значимые источники по теме.

В-третьих, большинство источников либо указаны неправильно, либо относятся к более поздним годам (газеты) и т.д. и т.п.

В-четвертых, архивные ссылки, которые дает Яхина, часто не бьются.

В-пятых, когда Яхина пытается рассказывать о своих источниках, то просто сочиняет из головы, показывая, что она их не читала.

В-шестых, сейчас Яхина начинает называть новые источники, всплывающие в обсуждениях скандала, которых нет ни в ее списке, ни в ее ранних выступлениях.

В-седьмых, источники, которые Яхина называет основными, – тоже не по теме, но, самое смешное, легко прослеживается, откуда она их взяла.

В публикации в «Новой газете» Гузель Яхина восемь раз упоминает книгу-мемуары Аси Калининой «Десять лет работы по борьбе с детской беспризорностью». Писательница эту книгу называет своим чуть ли не главным источником.

Правда, если сравнить тональность этой книги и высказывания самой писательницы (она против установки памятника Дзержинскому, деятельность чекистов рисует только в черных тонах, в общем, однозначный антисоветизм), то у нее диаметрально противоположные взгляды и отношение к Советскому Союзу.  

Если кратко пересказывать, то книга Аси Калининой о том, что:

1. Российская империя была для беспризорников адом.

2. Гражданская война, развязанная «белогвардейцами-палачами» (выражение Аси Калининой), принесла неисчислимые бедствия детям.

3. Голод ударил в самый тяжелый момент экономической разрухи, но советская власть не растерялась.

4. Дзержинский и Ленин – главные друзья детей. Они и революционный энтузиазм масс спасли детей от страшной участи.

5. Полно недостатков, но советская власть рано или поздно со всем справится.

Ссылки Яхина дает неконкретные, чтоб сложнее было искать, добавляет ученый-историк.

Про железную дорогу Казань – Самарканд  

Следом за этой публикацией Гузель Яхина дала интервью YouTube-каналу интернет-магазина «Лабиринт». Ведущая интересуется у писательницы про географию станций, мест и территорий, через которые проезжает поезд в её романе. Спрашивает у Яхиной, «протопала» ли она эти места? Насколько глубоко она погрузилась в исследование разных географических территорий?

– Если говорить о географии финальной точки, о Самарканде, то для меня это больше география символическая. Дети едут в Самарканд – это означает, что они едут в сказку… <…>  Ну а всё, что касается промежуточных станций, то это просто те станции, которые были тогда и по которым маршрут тех лет пролегал. Это я воссоздавала маршрут по железнодорожным дореволюционным картам. Но в проекте я его до конца сделать не успела, потому что начался ковид. И ковид застал меня где-то в районе оренбургских степей. Таким образом я поняла, что точно никуда не выезжаю, ни в какой Самарканд, – рассказала автор романа.

На этот её рассказ отреагировал самарский краевед и документалист Олег Ракшин. Он у себя в соцсетях написал, что тот маршрут, который описывается, тот железнодорожный путь, по которому едет поезд, – нереален. По его словам, железнодорожного пути Казань – Арзамас, который приводится в романе Яхиной, до революции не было. В каких это интересно картах писательница могла увидеть этот путь?

«Солдаты, разрубленные в кисель под Свияжском»            

К дискуссии с Яхиной подключился петербургский историк Егор Яковлев и он же автор YouTube-канала «Цифровая история» (более 163 тысяч подписчиков). В своем видеоролике историк из Петербурга обращается уже непосредственно к самому тексту «Эшелон на Самарканд» и разбирает конкретную там часть, где упоминается, как в Свияжске в 1918 году по приказу Льва Троцкого была совершена децимация (казнь каждого 10-го) дезертиров из числа красноармейцев и что их тела «размололи в кисель винтами катеров». Здесь имеется в виду сюжет Гражданской войны, когда под Свияжском войскам большевиков пришлось вступить в бой с белогвардейцами полковника Владимира Каппеля.  

Писательница в самой книге уверяет, что этот реальный исторический факт она почерпнула в воспоминаниях Троцкого и большевика Сергея Гусева.

– Показательный расстрел струсивших во время боя солдат с последующим сбросом тел в Волгу и утюжкой их военными катерами устроил в августе 1918 года Лев Троцкий во время боёв у Свияжска с войсками генерала Каппеля. Об этом пишут в мемуарах «Свияжские дни» Сергей Иванович Гусев (журнал «Пролетарская революция», 1924, №2) и «Моя жизнь» Лев Давыдович Троцкий (глава 33 «Месяц в Свияжске»). Это первая в истории Красной России децимация; некоторые историки называют её первым актом политических репрессий, – цитирует книгу Яхиной Яковлев.

Затем историк переходит непосредственно к критике самого отрывка.

– Весьма странно называть расстрел дезертиров актом политических репрессий. В любое время в любой армии это будет совершенно справедливо расценено как военное преступление, – заявляет историк.

Другой ляп, который, по мнению критика, допустила Гузель Яхина, – это назвала Владимира Каппеля генералом в августе 1918 года. В это время Каппель был лишь полковником. Генеральский же чин он получил в декабре 1918 года от адмирала Колчака.

Историк Егор Яковлев утверждает, что перечитал приведённые Яхиной тексты большевика Гусева и Троцкого. Нигде ни о каком «утюжке в кисель» нет речи.

– Ни Троцкий, ни Гусев ни о каком утюжке мёртвых тел катерами не пишут. Это перед нами ставит вопрос: читала ли Гузель Яхина источники, на которые она ссылается? – задаётся вопросом ученый.

Но что же произошло с телами казнённых солдат в далёком августе 1918 года? Тут Егор Яковлев приводит книгу краеведа  Николая Коклюгина, который так же описал событие тех лет.     

– Краевед Николай Коклюгин записал воспоминания бывшего связиста штаба Волжской флотилии Константина Дьячкова, опубликованные в книге Нижние Вязовые. «Из выстраивавшихся на берегу дезертиров отобрали каждого десятого, то есть всего 28 человек, и отвели их в сторону. В их числе командир и комиссар полка, командиры рот. Остальным было объявлено, что они должны кровью искупить свою вину. После чего их трусцой погнали на позиции. Уехал и Троцкий. Оставшиеся на берегу ждали своей участи. Через несколько часов на пристань прискакал отряд во главе с начальником штаба Михайловым. Питерцы (все децимированные солдаты были из Петрограда. – Ред.) выстроились на берегу. В это время с парохода раздалась пулемётная очередь. Михайлов лично расстреливал из пулемёта питерцев, при этом двум из них удалось сбежать. Позже раненых подобрали моряки и отправили в госпиталь, потому что расстреливать дважды нельзя. Трупы погибших сбросили в Волгу. Но на следующий день они всплыли. Их выловили баграми и похоронили на берегу возле пристани, – процитировал книгу Яковлев.

Таким образом, никаких исторических свидетельств про «утюжение в кисель» нет. Откуда же Яхина взяла этот сюжет? Петербургский историк делает предположение:

– Эта информация содержится в «Википедии» в статье «Троцкий в Свияжске». Есть там и ссылка на книгу плодовитого публициста Александра Широкорада «Великая речная война». Он является популяризатором науки, тематический охват его работ чрезвычайно широк – от Средневековья до Великой Отечественной войны. Большинство его работ лишены справочно-ссылочного аппарата. В данном случае ссылка на указанный факт не указана. Выходит, что Гузель Яхина черпает факты не то из «Википедии», не то исторической публицистики сомнительного качества, – делает вывод Егор Яковлев.

Он надеется, что этот сюжет про «катера, размоловшие солдат в кисель», признают недостоверным и переработают в будущих переизданиях романа.

Ильнур Ярхамов

kazanfirst

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here