Ильшат Латыпов: Мы так разогнались, что уже не сможем сбавить ход

0
82

Театр Камала за месяц работы в онлайн-режиме собрал в два раза больше просмотров, чем за весь прошлый год, и готовится представить премьеру татарского спектакля с субтитрами на английском языке.

Министерство культуры Татарстана запустило неделю общения с театрами Казани. На первой встрече поговорили с заместителем директора театра Камала по маркетингу и PR Ильшатом Латыповым. В интервью он рассказал о том, как в театре работают над узнаваемостью молодых артистов, как камаловцы относятся к русскоязычным зрителям и для чего пиарщики труппы следят за спортивными клубами.

– Какая миссия у театра Камала?

– У театра Камала очень важная миссия. Это старейший национальный театр России. Мы берем начало с 1906 года с труппы “Саяр”, когда был сыгран первый публичный театр на татарском языке. На протяжении 114 лет мы выполняем миссию сохранения и развития татарского языка и татарской культуры.

– Какова ваша цель?

– Цель у театров одна – радовать своих зрителей.

– Чему может научиться молодое поколение благодаря национальному театральному искусству?

– По поводу молодого поколения я сразу же отвечу цифрами. Когда я пришел в театр Камала, мы провели опрос среди наших зрителей, в котором приняли участие более 1 000 человек. По его итогам я понял, что половина нашей аудитории – это молодежь младше 35 лет. Таким образом, во-первых, стереотип о том, что в театр Камала ходит только старшее поколение, абсолютно неверен. И, во-вторых, у нашего театра огромный потенциал развития для молодежи.

Получается, половина нашей аудитории сидит в интернете. Мы можем продавать наши билеты онлайн на нашем сайте. Мы шли к этому в течение пяти лет. Если раньше на сайте покупалось около 5 процентов билетов, то сейчас 40 процентов. Еще 15 процентов через билетных операторов.

Всего у нас на сайте зарегистрировано около 50 тысяч пользователей. И это все молодежь. Нельзя не сказать про соцсети. Театр Камала имеет самое большое количество подписчиков среди учреждений культуры в Татарстане. 33 тысячи – в “Инстаграме”, 26 тысяч –  “ВКонтакте”, 7 тысяч – в “Ютубе”,  5 тысяч – в “Фейсбуке”, всего где-то 70 тысяч подписчиков. Разумеется, это тоже молодежь. И наши соцсети ведутся в духе времени. При этом мы не забываем о старшем поколении и о наших глубоких традициях.

Говоря про молодежь, напрашивается наш проект Молодежный вторник. Этот проект – премьера. Мы начали его в октябре прошлого года и успели провести шесть раз. В седьмой раз мы провели его в онлайн-режиме в “Инстаграме” и “ВКонтакте”. Это было очень круто. Проект создавался как финал конкурса “Новая татарская пьеса”, по итогам которого были отобраны три пьесы молодых драматургинь. Мы решили объединить три спектакля в один вечер.

В перерывах между пьесами, в антрактах, они были увеличены до 45 минут, делали движуху, приглашали музыкальные группы, поэтов, художников. Это все продолжается примерно пять часов. После всех показов было запланировано обсуждение работ с авторами пьес, с режиссером, получение обратной связи. Мы переживали, что никто не останется на общение, но мы недооценили наших зрителей. Почти на каждом вторнике на обсуждении был аншлаг. Люди оставались, чтобы задать свои вопросы, потому что были подняты актуальные, остросоциальные темы, которые в принципе в татарском театре были подняты впервые.

Еще один важный момент этого проекта – люди, находясь пять часов в одном пространстве, переживают один уникальный опыт – объединяются в одно сообщество и становятся близкими людьми. На мой взгляд, это тоже очень круто.

– Будет ли этот проект повторяться или он был разовый?

– Однозначно будет повторяться. Посмотрим, как пойдут планы. В следующий сезон была идея сменить пьесы на новые, а формат сохранить.

– Почему именно вторник, а не пятница был выбран для молодежи?

– В театрах есть только один выходной – понедельник. Вторник не такой загруженный день. Так как в рамках Молодежного вторника действует все пространство и мы захватываем весь театр, в этот день не должно быть спектаклей. Поэтому был выбран вторник.

– Как театр работает в онлайн-режиме?

– Наш театр по направлению онлайн-трансляций занимается уже давно. Мы, наверное, тот самый театр, который проще всего привыкал ко всей этой ситуации с режимом онлайн, потому что мы уже начали делать онлайн-показы с 2018 года.

Было предубеждение, что нельзя показывать спектакли в онлайн-режиме, потому что это скажется на посещаемости офлайн. На самом деле это абсолютная чушь, так как наша посещаемость с 2018 года только растет, потому что мы продвигаем себя как современный театр.

В 2018-2019 годах мы провели порядка 20 онлайн-трансляций, их посмотрело  около 40 тысяч зрителей. В начале этого сезона мы сделали онлайн-трансляцию открытия сезона. Для нас было важно сделать из этого шоу. Мы показали театр сверху, потом показывали жизнь закулисья, мы общались со зрителями в фойе, мы делали включения с татарскими диаспорами по всему миру.

Мы поняли, что нам нужно делать свой Ютуб-канал и собственное телевидение. Наш директор Ильфир Ильшатович [Якупов] предложил закупить оборудование. В рамках Года театра мы подали заявку на грант, выиграли его. С прошлого года мы стали сами себе телевидением. У нас есть свое оборудование, свой контент, спектакли и другие проекты, свои площадки в соцсетях.

В прошлом году мы стали транслировать наши спектакли напрямую в кинотеатры. Это была премьера “Угасшие звезды”. Мы показывали ее в Набережных Челнах. Зрители Челнов одновременно с казанцами смотрели нашу премьеру.

Случился март, мы поняли, что ситуация накаляется. Мы начали думать, как показывать наши спектакли на сайте. Наши технические специалисты все продумали. С начала апреля наши зрители по всему миру смотрят  спектакли на нашем сайте.  

Одно наше ноу-хау, благодаря которому мы прогремели на всю Россию, заключалось в том, что доступ к спектаклям в апреле был свободный, нефиксированный. Люди платили за просмотр столько, сколько они захотят. Находились люди, которые платили по 3 тысячи рублей. Средний чек в апреле был ближе к 100 рублям.

В мае политика поменялась. Мы поставили сумму на спектакли, которые уже списаны, от 100 рублей и выше. А на спектакли, которые идут в  текущем репертуаре, – от 200 и выше. Плюс на нашем Ютуб-канале есть доступ к архивным спектаклям. В будущем хотим сделать бесплатный доступ к четырем спектаклям.

– Как вы работаете с молодежью, которая не говорит по-татарски, но хочет приобщиться к татарской культуре?

– Русскоязычную аудиторию мы очень любим. Все офлайн-спектакли сопровождались переводом. Все наши спектакли в онлайн-режиме протитрованы. С 6 мая со спектакля “Ходжа Насретдин” начинается майский репертуар. Там будут субтитры и на русском, и на английском.

– Много ли в театре русскоговорящих?

– Согласно статистике не меньше трети зрителей смотрят спектакль с наушниками. У нас все происходит на двух языках. Это позиция нашего руководства.

Даже спектакли, которые мы загрузили на Ютубе-канал как архивные, – их не только 12, наш золотой фонд – огромный, состоит из десятков, сотен работ. Но было принято решение выкладывать только то, что титровано. Работа в цехе переводчиков кипит. Они прямо сейчас переводят. Русскоязычную аудиторию мы не обижаем.

– Поддерживает ли театр молодых актеров?

– Разумеется, у нас есть молодые артисты. Театр Камала – это большая семья. В театр актеры приходят со студенческой скамьи, а то и раньше, например, дети актеров, которые участвуют в массовке. Наш главный режиссер Фарид Рафкатович Бикчантаев набирает курс в институте, где молодые артисты проходят обучение и в с первого до последнего курса находятся в театре. Самый свежий пример – студентка третьего курса Фарида Бикчатаева Лейсан Гатауллина. Она сыграла главную женскую роль в последней нашей премьере “Угасшие звезды” по классику Кариму Тинчурину в постановке главного режиссера. Это очень круто. Если вспомнить студентов предыдущих наборов, они так же полностью заняты и получают крупные роли. Молодые артисты максимально задействованы в репертуаре.

Получить роль – это не только получить любовь зрителя, повышается еще и твоя медийность. Мы им организовываем эфиры на телевидении, на радио, пресс-конференции, интервью. Их узнаваемость повышается. 

Им придет приглашение из другого театра, из кино или из другого проекта. Если не будет противоречий с нашим репертуаром, то, разумеется, мы дадим добро.

Ришат Ахмадуллин – яркий пример того, как молодые актеры становятся звездами благодаря театру Камала. Он в 2011 году пришел в театр и начал получать роли. Спустя девять лет мы имеем известного актера, которого приглашают на множество передач.  

– Если человек окончил театральный вуз, хорошо знает татарский, но он откуда-нибудь с Камчатки. Вы такого возьмете?

– У нас есть примеры, когда люди приходили не из курса Фарида Бикчантаева. Есть примеры, когда актеры приезжают из других вузов и других регионов. Есть даже пример, когда человек не очень хорошо знает язык, но его берут авансом и он подтягивает татарский язык.

– Расскажите про секреты продвижения и развития театра.

– Секреты продвижения я никогда не скрывал, а всегда делился ими. Ключевой момент в продвижении и менеджменте – это люди. В этом плане у театра Камала все в порядке. Руководство театра, директор и режиссер очень грамотно подбирают персонал и руководят им. Именно они меня научили вещам, которые важны в профессии пиарщика. 

Во-первых, надо всю свою деятельность планировать на месяц вперед. Сейчас контент -план состоит из 50 отложенных записей и я знаю, что у меня выходит каждые два часа. Неделя, месяц – это, конечно, мало. Наш директор учит, что нужно видеть свое развитие на пять дней вперед.

Во-вторых, перфекционизм и амбициозность. Мои руководители считают, что нужно ставить невыполнимые задачи. Когда начинаешь их реализовывать, то оказывается, что невыполнимых задач нет. Самый яркий проект, когда мы забрендировали состав метро. Впервые в истории метрополитена Казани целый состав метро был забрендирован каким-то учреждением. Это была не какая-то рекламная компания, а старейший национальный театр России. Мы долго вели переговоры и долго шли к этому. Осенью прошлого года все случилось. В течение полугода он радовал казанцев. Мы получили сотни положительных отзывов. Было обидно, что проект брендирования в Москве и Петербурге есть, а у нас нет. Это стало для нас красной тряпкой, в итоге мы это сделали.

Третий момент, чему меня учат, – это расширять кругозор, следить за коллегами в соцсетях. В принципе велосипед давно изобретен. Надо просто подсмотреть, что сделано у соседей. Так сложилось, что почерпнуть вдохновение получается у столичных театров либо вообще не у театров. Я многие вещи, например, подсматриваю у спортивных клубов. Там отобраны лучшие мозги, которые делают лучшие пиар-проекты.

– Какие планы на будущее?

– Продолжать выкладывать по одному спектаклю в неделю на нашем Ютуб-канале. В мае будем показывать со среды по субботу спектакли на сайте.

Все вышли на такие скорости из-за всей этой истории с коронавирусом в плане онлайн-продвижений. Мы так разогнались, что уже не сможем сбавить ход и продолжим двигаться на пятой скорости. На одном лишь “Ютубе” за месяц мы собрали 150 тысяч просмотров, в то время как за прошлый год их было всего 80 тысяч. Количество подписчиков увеличилось в семь раз.

kazanfirst

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here