Ирада Аюпова: Я рада, что «Дом-2» закрывается

0
59

Министр культуры Татарстана рассказала, чего требует ее душа, попыталась объяснить, почему Казань проигрывает Уфе по «рождению» звезд уровня Face и Моргенштерна, а также поделилась личной философией жизни. 

Министр культуры Татарстана Ирада Аюпова стала гостем программы «Татарстан онлайн» и в прямом эфире отвечала на вопросы зрителей трансляции. Выделяем главное из почти двухчасовой беседы. 

Минкульт получил «двойку» от шефа 

– Я самый строгий судья. Я бы поставила министерству «единичку» или «двойку», – с такого очень критичного и довольно неожиданного заявления началась беседа Аюповой с ведущим программы Сергеем Магдановым

Именно так руководитель ведомства оценила работу министерства в, пожалуй, самый сложный год за последнее время. Оказалось, такова жизненная философия Аюповой. Министр уверена, что человек, а тем более руководитель большого коллектива, который полностью удовлетворен ситуацией вокруг себя, всегда будет в отстающих. Аюпова призналась, что в этом плане ей очень близка мысль автора книги «Алиса в стране чудес» Льюиса Кэролла, который считал – чтобы идти, надо бежать. 

– Даже если бежишь, стоишь на месте. Мир так быстро меняется, если мы будем ставить пятерки, мы всегда будем в проигрыше, – пояснила она. 

Министр отметила, что в этом году для ведомства было много нереализованного, в то же время удалось найти новые форматы. Однако они не решают всех проблем.

– Пока я не могу сказать, что я, как министр, удовлетворена всем тем, что сегодня наблюдается в нашей отрасли и в культуре в целом. Я не могу поставить оценку «отлично», если есть люди, которые спрашивают: «Зачем нужно министерство культуры?», – добавила она. 

Аюпова уверена, что определенное недовольство своей работой – это даже хорошо. Ведь так всегда видно перспективу и направление, куда идти дальше, видно то, над чем нужно работать, а таких вопросов много. Например, в Татарстане дефицит семейного культурного контента, а культура для подростков остается совершенно неизведанной. В республике есть проекты, направленные на заполнение этой ниши. Контент для людей от 15 до 35 лет предлагают театры, цирк, музеи, но этого, видимо, недостаточно.  

Кроме того, министр отметила, что жители республики плохо информированы о том, какие события проводятся на территории их районов. Это порождает убеждение, что для некоторых татарстанцев событий нет совсем. Другой вопрос, который неразрывно связан с первым, – это отсутствие системы продвижения культурных продуктов. 

– У нас нет системы продвижения культурного продукта. Маркетинг культурной сферы – это сложная история. Маркетологов у нас не так много, а те экспериментальные площадки, такие как Мон в Национальной библиотеке, неплохо себя продвигают, у них и так загрузка максимальная, – сказала спикер.

Душа Аюповой требует Сабантуя

Министр культуры вспоминает, как в начале пандемии все надеялись, что через полтора месяца все пройдет и жизнь вернется в прежний режим. Но когда стало понятно, что коронавирус с нами надолго, пришлось начать искать новые варианты для работы. Тогда стали появляться первые онлайн-трансляции культурных мероприятий. Особенно запомнился Аюповой русский праздник Каравон. Ей показалось, что в онлайн-формате его организаторам удалось раскрыть суть мероприятия, чего не удавалось сделать вживую. Ведь когда Каравон проводили в офлайн-формате, люди приезжали на него как на очередное место отдыха и развлечений.

– Для себя мы приняли решение, что вне зависимости от того, как быстро вернется офлайн-формат, разрешат нам проводить праздники в будущем году или нет, мы сохраним онлайн, потому что он раскрывает огромные возможности для формирования культуры и ее осознанности. Хотя я надеюсь, что Сабантуй, который аннотацией прошел в онлайне, все-таки провести разрешат, потому что без него просто невозможно, это неправильно. Душа все равно требует этого, – заявила Аюпова. 

Казань проиграла Уфе в звездной гонке

Один из зрителей эфира спросил Аюпову о том, почему Казань всегда отстает от соседней Уфы в плане открытия новых имен в музыке российского масштаба. Ведущий выпуска Сергей Магданов напомнил гостье, что наиболее популярными выходцами из соседней республики на российской эстраде можно считать Земфиру, Юрия Шевчука, Моргенштерн и других. 

– Я признаю, что этот вопрос есть. Вообще, Зауралье очень прогрессивное в инновационном поиске новых направлений культуры. Даже исторически развитие рок-групп было на территории Уфы, Екатеринбурга. У нас тоже есть ребята. Может, мы их не так хорошо знаем. Та же Максим – она уроженка Казани. Группа Dabro сейчас у нас есть. Продвижения-то есть. Если покопаться, у очень многих наших исполнителей есть казанские корни, татарстанские корни, – постаралась переубедить зрителя Аюпова, но, кажется, не поверив самой себе, добавила. – Я не могу сказать. 

Руководитель считает, что татарстанцам для большей известности надо лучше заниматься продвижением, над чем сейчас как раз работают в ведомстве.  

– Я не буду скрывать, что в культуре мы не так сильно открыты к экспериментам. Те процессы, которые идут с 2013 года, – это стимулирование экспериментального поиска в искусстве. Если не будет такого эксперимента, двигаться вперед будет очень сложно. В условиях глобализации у нас был тренд на консервативность в сфере искусства. Хотя самая яркая звезда музыки –  София Губайдуллина, композитор, которого знает весь мир, – она отсюда, – сказала Аюпова. 

По мнению спикера, неплохо бы перенять опыт в развитии современного искусства и у соседей, которые научились извлекать коммерческую выгоду. В Татарстане же творцы не могут не то что зарабатывать, но даже элементарно защитить свои произведения от плагиата и кражи. В республике нет четко разработанного механизма защиты авторских прав. И только недавно при Госсовете Татарстана была создана рабочая группа по этому вопросу.

– Я считаю, что защита авторских прав – это ключевая тема. До тех пор, пока защита авторских прав не будет эффективной, мы так и будем заниматься социальной поддержкой творцов. Только это спасет творца от ожидания постоянных подачек со стороны государства. Это культура проведения мероприятий. Мы страдаем от этого бескультурья, – пояснила она.

По словам Аюповой, авторы многотиражируемых произведений искусства, несомненно, должны получать за это деньги. Развитие этой части культуры в других странах мира куда выше, чем в Татарстане, в России в целом.

Во время пандемии зарплата культурных работников выросла

Несмотря на то, что сфера культуры оказалась одной из наиболее пострадавших от пандемии, властям удалось сохранить полное финансирование государственных бюджетных учреждений. Более того, средняя зарплата сотрудников выросла на 3,5%. 

– Удивительно, но факт, – говорит об этом министр. 

А представители коммерческого сектора, самозанятые получили тот самый возврат выплаченных налогов, юридически оформленные организации получали поддержку в виде выплаты МРОТ на всех работающих сотрудников. 

– Да, мы постарались проводить мероприятия, чтобы поддержать артистов, чтобы была возможность зарабатывания денег, но я не буду говорить, что у нас все хорошо. В этом году доходы артистов, творческих людей ниже. Поскольку для нашей республики были ограничительные мероприятия, было снижение прибыльности мероприятий. Чудес не бывает, есть много учреждений, которые находятся в сложных ситуациях, среди них и агентские компании, и частные театры. Проблемы остаются. Нужно время, чтобы вернуться к прежнему, – отметила Аюпова.

Кроме времени, восстановить финансовое положение творческих людей могут помочь гранты. В конце прошлого года грантовый фонд Татарстана на поддержку творческих проектов составлял 15 миллионов рублей. 

К слову, Аюпова уверена, что будущее искусства в креативных индустриях, где каждый специалист обладает сразу несколькими компетенциями. А те профессии, которые можно унифицировать, автоматизировать или совместить, останутся в прошлом. 

Рада закрытию проекта «Дом-2»

Неожиданно у министра спросили, как она относится к тому, что на телевидении закрывают популярный проект «Дом-2». 

– Я рада, что «Дом-2» закрывается, потому что это система подглядывания за чужой жизнью. 30 лет назад произошла ценностная деформация. Люди 70 лет жили в одной идеологии, а потом она сменилась. Были люди, которые за свой век дважды пережили ценностную деформацию. Это страшно. Это полная дезориентация. Мир сходит с ума, и люди вообще не понимают, что такое хорошо и что такое плохо, – начала министр свои рассуждения. 

Аюпова отметила, что она рада и тому, что среди молодежи существует спрос на ценностные ориентиры. Другое дело, что мы не всегда видим в творческом продукте содержание.  

– Это как работа Нурбека Батуллы «Дэрдемэнд», где он танцует истекая кровью. Мы живем в мире, в котором все понимают, что ранить тело – плохо, но не все понимают, что мы уничтожаем душу. А спектакль был об этом. Если рубцы на коже могут исчезнуть, то часто душевные раны не заживающие, – подытожила министр культуры.

kazanfirst

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here