«Исчезнет язык – исчезнет все»: трагедия кряшенской деревни под The Beatles

0
104

В татарском ТЮЗе поставили актуальную монодраму — полуторачасовой монолог от актера Камаловского театра о самом важном

«Главная глобальная проблема — это исчезновение не деревни, а языка. Исчезнет язык — исчезнут традиции, исчезнет религия, все исчезнет! Ничего не останется!» — уверен ведущий актер театра им. Камала Олег Фазылязнов, который сыграл в монодраме «Микулай» соседей из Кариевского театра. О том, почему из 28 страниц пьесы Мансура Гилязова режиссер Ренат Аюпов оставил только 9 и как на исполнителя роли Микулая повлияла история про «государствообразующий народ», — в материале «БИЗНЕС Online».

«ГДЕ ВСЕ ЛЮДИ? ГДЕ СТАДО? ГДЕ КОРОВЫ, ОВЦЫ, ЛОШАДИ?»

«Это спектакль не столько про исчезающую деревню, сколько про исчезновение татарского языка. Исчезнет язык — исчезнет все», — сказал корреспонденту «БИЗНЕС Online» исполнитель роли Микулая Олег Фазылзянов после премьеры спектакля, который главный режиссер театра им. Кариева Ренат Аюпов поставил по пьесе известного татарского драматурга Мансура Гилязова. Монодрамы не так часто присутствуют в репертуаре татарских театров, а на сцене татарского ТЮЗа такая работа и вовсе была представлена впервые.

Заслуженный артист РТ и ведущий актер Камаловского театра Фазылзянов говорит, что роль далась ему нелегко: «Для меня это личная история, потому что я все пропускаю через сердце. Аюпов уже трижды приглашал меня сыграть в Кариевском театре, но я почему-то все время отказывал. Однако после того, как прочитал эту пьесу, сразу согласился… Не думал, что будет так тяжело, поскольку пришлось очень глубоко вживаться в роль. Найти ответы на такие злободневные вопросы, затронув только макушки, невозможно. Пришлось вытаскивать эмоции из больших глубин души. Из 28 страниц пьесы мы оставили лишь 9 — только самое-самое важное».

При входе в театр в фойе зрителей премьерного показа встречала группа бабушек в кряшенских национальных костюмах, оказалось, это участницы фольклорного ансамбля «Айбагар» из Казани. По их словам, в театр они пришли сами, чтобы поддержать спектакль про кряшен. В фойе исполнили несколько народных песен, после чего одна из солисток, махнув рукой, рассказала корреспонденту «БИЗНЕС Online», что их родной деревни уже давно нет. Кстати, музыкальное сопровождение спектакля обеспечивает фольклорная музыка кряшенов (консультантом выступил известный фольклорист Геннадий Максимов) ибитловская песня Yesterday, которую герой называет любимой композицией своей молодости.

В основе сюжета — один день из жизни главного героя Микулая и судьба жителей деревни Сарсаз кюл. Он последний ее житель

«РАЗВЕ ОДИН ЧЕЛОВЕК СЧИТАЕТСЯ ЗА ЧЕЛОВЕКА?!»

Действие монодрамы разворачивается в исчезающей деревне крещенных татар и повествует об исчезновении языка, культуры, традиций малых народов в эпоху глобализации. В основе сюжета — один день из жизни главного героя Микулая и судьба жителей деревни Сарсаз кюл. Он последний ее житель. Чтобы не забыть человеческий язык, Микулай смастерил более тысячи деревянных кукол — образы своих умерших родителей, жены, детей, друзей и соседей. Рассадил их всех у ворот заброшенных домов и каждый день разговаривает с ними. «Если еще и без языка останемся, что будем делать?» — задает философский вопрос герой сам себе. А потом он отвечает своим то ли реальным, то ли вымышленным собеседникам, что вынужден постоянно говорить, чтобы не забыть язык: «Я должен слышать человеческий голос, иначе мои уши перестанут слышать! Где все люди? Где стадо? Где коровы, овцы, лошади?»

Ведя монолог с характерным кряшенским говором, Микулай вспоминает детство, когда в деревне кипела жизнь, свою первую любовь, одноклассников, друзей, жену. Вместе с этим он ждет дождя, будто вместе с последним в деревню вернется и жизнь. «Почему ты не льешь. Воды нет?» — обращается герой к небу, где грохочет гром. Сценография спектакля — это ветки засохшего дерева как символ умирающей деревни. Еще один символ уходящей жизни — засохшее озеро. Однако Микулай надеется на то, что грядущий дождь, наполнив его водой, вернет деревню к жизни. При этом в ней нет ни света, ни телевизора, ни дороги. «Разве один человек считается за человека?! Есть, наверное, закон, который велит относиться к человеку по-человечески?!» — вопрошает он. Все это время герой ухаживает за заброшенными домами, медпунктом, клубом и церковью в надежде, что сюда однажды вернутся люди. «Вся деревня — 30 гектаров — моя фазенда», — с любовью говорит он. Периодически грохочет гром и сверкает молния, а дождя все нет и нет.


Однако, как говорит сам Фазылзянов, исчезновение деревни — не главная проблема и тема спектакля. «Главная проблема — это и не исчезновение деревни или чего-то еще, а исчезновение нашего языка. Даже если мы с детьми и разговариваем на татарском, то за пределами дома они переходят на русский. Исчезнет язык — исчезнут традиции, исчезнет религия, все исчезнет! Ничего не останется! Некоторые говорят, что с исчезновением языка народ не исчезнет, мол, есть еще и религия. Нет, пока наш родной язык сохраняется только благодаря тому, что мы говорим на нем между собой и с детьми, и благодаря театру», — отмечает он.

В финале спектакля дождь все-таки пошел, однако вместе с этим и зазвучала песня Yesterday, отсылая ко вчерашнему дню. Каждый понял финал по-своему… «Мы специально оставили финал открытым. Пошел дождь, в деревню провели свет… Кто-то увидел, что главный герой умер, а кто-то — что в деревню вернулась жизнь. Мы специально так сделали, чтобы народ задумался: то ли Микулай умер и встретился там со своими родными и близкими, то ли они все вернулись в деревню», — говорит при этом Фазылзянов. Как признался сам актер корреспонденту «БИЗНЕС Online», сначала они даже немного боялись, сможет ли зритель выдержать полуторачасовой монолог артиста. Притом он отмечает, что у него много общего с главным героем — емухорошо известны кряшенские обычаи, традиции, поскольку вырос среди них: «У нас много общего с главным героем: как и он, я люблю свою деревню, людей, их человечность и гостеприимную природу. Да, к сожалению, наша деревня умирает, но тем не менее я строю дом и хочу, чтобы было больше таких Микулаев, заботящихся о будущем и любящих свою деревню и свой язык».

«Мы специально так сделали, чтобы народ задумался: то ли Микулай умер и встретился там со своими родными и близкими, то ли они все вернулись в деревню»

«САМИ ВИДИТЕ, МЫ УЖЕ И НЕ ГОСУДАРСТВООБРАЗУЮЩИЙ НАРОД ВОВСЕ»

На аншлаговой премьере самого молодого татарского театра собрался весь театральный бомонд республики, среди которого были главный режиссер и директор Камаловского театра Фарид Бикчантаев и Ильфир Якупов, главный режиссер театра кукол «Экият» Илгиз Зайниев, директор Тинчуринского театра Фанис Мусагитов, множество артистов. Находился в зрительном зале и художник спектакля Булат Гильванов.

«Наша деревня еще не исчезла. Одно время она тоже подошла к этой черте. Во времена Ельцина все начали пить, как и везде, — рассказывает о своей деревне еще один актер Камаловского театра Наиль Дунаев. — Но сейчас односельчане приезжают в деревню в основном на праздники и какие-то мероприятия, поэтому все за рулем, а если за ним, значит, пить нельзя. Раз купил машину, значит, работает. Потому и на улицах, где домов становилось все реже и реже, начали появляться новые дома». В татарский ТЮЗ он пришел, чтобы поддержать своего коллегу: «Я поздравляю Олега, потому что найти свою роль — редкое событие. В свое время Фарид Бикчантаев уже поднимал данную тему, ставил спектакль „Бичура“, где я играл главную роль. Бичура — это не только одинокий человек, но и тот, у кого нет даже имени». Притом Дунаев, который также вырос в кряшенском селе, не стал комментировать предстоящую перепись, накануне которой вновь встает вопрос о самоидентификации кряшен. «Кем записаться во время переписи — это личное дело каждого», — лишь отметил он, отвечая на вопрос корреспондента «БИЗНЕС Online».

А вот Фазылзянов накануне переписи призвал всех объединяться: «Мне часто задают этот вопрос, я все время говорю: татарин ты или кряшен, мы все равно один народ. Во время переписи мы не должны делиться. Религия, вера — личное дело каждого, пусть это останется при нас. Кряшены хотят, чтобы татары-мусульмане были более внимательны к культуре и традициям кряшен, они же не просят отдельного государства, им нужно всего лишь немного внимания. Представляете, что будет, если нас поделят на мишар, кряшен, татар… Только если мы объединимся и все запишемся татарами, лишь тогда будем сильной нацией. Сами видите, мы уже и не государствообразующий народ вовсе».       

Ближайшие показы «Микулая» в театре им. Кариева запланированы на 14 марта, 11 и 23 апреля.

Гульназ Бадретдин
Фото: Гульназ Бадретдин
Видео: Гульназ Бадретдин

Фото на анонсе: tatarstan.ru

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here