Историк Ильнар Гарифуллин: «Культурную основу Татарстана составляют татары Башкортостана»

0
198

Гостем телепередачи «Ком сәгате» («Песочные часы») на канале ТНВ стал кандидат исторических наук, политолог, член Всемирного форума татарской молодежи Ильнар Гарифуллин. Ведущий программы Данил Гиниятов беседовал с ним о «северо-западном диалекте», татарах и башкирах, переписи населения.

«Гуманитарные науки дают основу для развития государства»

– Вы родом из Буздякского района Башкортостана. Сейчас ведете научную деятельность в Казани. В свое время оканчивали Башкирский государственный университет. Почему вы решили продолжать деятельность в Казани?

– Я приехал в Казань для того, чтобы поступать в аспирантуру и заниматься той научной тематикой, к которой лежала душа. Будучи студентом, я всерьез заинтересовался историей татарского народа, активно участвовал в татарском национальном движении. И тогда я подумал, что в Казани мне будет проще и удобнее вести дела в интересах татар Башкортостана.

– Кто вы в душе: историк или политолог?

– Сейчас, скорее, больше политолог. Занимаясь историей, я больше интересовался историей современного мира. Я не могу мыслить политически, не изучив историю. История очень важна и нужна. Многие, заболев, идут к врачу, и тот ставит диагноз. При постановке диагноза они изучают анамнез – как человек живет, чем занимается. То же самое и при изучении народа, истории: если ты хочешь изучать, прогнозировать будущее народа, страны, то ты должен поставить диагноз.

Вспоминаются слова Фридриха Энгельса. Он говорит, что во главе всех наук стоит история, и физика, математика и биология не могут существовать без истории. Какую бы область вы ни изучали, история будет стоять на первом месте.

«Если твои предки говорили на татарском языке, значит, они татары»

– Сегодня ученые Башкортостана утверждают, что жители северо-западных районов республики говорят на «северо-западном диалекте» башкирского языка. Пока ученые спорят в верхах, чему должны верить местные жители?

– Если простые люди хотят определить национальное самосознание, в первую очередь должны выяснить, какого мнения придерживались предки, потому что нацию формируют не только абстрактные документы, но и чутье. Поэтому мы, к примеру, Александра Пушкина не можем назвать африканцем. Он русский поэт, считал себя русским, хотя корни его рода уходят на африканский континент.

Во-вторых, конечно, язык может претерпеть изменения, но если отцы и деды говорили на татарском языке, то они – татары. Сейчас городские жители забывают родной язык, не знают татарского, но их родители владели этим языком, говорили на нем, поэтому и современные горожане могут чувствовать себя татарами. Родной язык – это не тот язык, на котором ты говоришь круглосуточно, а тот язык, на котором говорит твоя нация. Во время переписи возникают такие вопросы, как «я больше говорю на русском, кем же я тогда являюсь?» и тому подобное. Ты должен указать родным языком язык своей нации. Язык общения – это уже другой термин.

«Северо-западный диалект башкирского языка» – термин, возникший в 1953 году»

– Какие районы мы имеем в виду, говоря о северо-западных районах Башкортостана? Если исходить из результатов последней переписи, кто живет на этой местности: сколько татар и сколько башкир?

– Начиная от Кушнаренково, Уфы, Чишмы, это Чекмагушевский, Дюртюлинский, Татышлинский, Янаульский, Туймазинский, Буздякский районы и другие. Это по изучению этнографов. Начиная от границы с Татарстаном и до Уфы живут только татары. От Уфы и до Урала – там уже башкиры. На западе Башкортостана – в Альшеевском и Давлекановском районах – кроме татар есть еще и башкиры, а в Шаранском и Мишкинском районах – марийцы, чуваши. Но все же большинство – татары.

– Когда возник сам термин «северо-западный диалект»?

– Термин «северо-западный диалект башкирского языка» возник в 1953 году по политическим соображениям. В 1951 году выходит статья Иосифа Сталина о формате образования наций, после которой в некоторых национальных республиках терпят изменения мысли в формировании наций. В 1950-х годах башкирский филолог Тагир Баишев выдвинул такую мысль: на западе Башкортостана якобы говорят на «северо-западном диалекте башкирского языка». Во время экспедиции в 1930-х годах он об этом еще не говорит, упоминая лишь о татарах, говорящих на татарском языке.

Не только татарские филологи, но и выдающиеся башкирские ученые выступают против такого заключения, организовывают отдельные конференции и симпозиумы, посвященные данной проблеме, и приходят к общему мнению, что в башкирском языке нет «северо-западного диалекта», и это есть татарский язык. Например, выдающийся башкирский филолог Джалиль Киекбаев и башкирский историк Билал Юлдашбаев отмечают, что в башкирском языке такого диалекта нет, а население, проживающее на данной территории, издавна говорило на татарском языке.

В начале 1990-х годов рождается башкирское национальное движение, башкирская интеллигенция ставит перед собой цель, и вновь поднимают эту идею, но из этого ничего не выходит. Во-первых, «северо-западный диалект» – искусственный термин, не имеющий никакого научного обоснования. Во-вторых, если мы рассмотрим так называемый северо-западный башкирский диалект, то становится очевидным, что это – татарский язык.

– Кто доказал отсутствие научного основания?

– Выдающиеся башкирские ученые, имена которых я уже упомянул. Они никоим образом не стали бы вредить своей нации, но они сказали, что это ложь. Татарский филолог, языковед Дария Рамазанова изучала татарские села и деревни Башкортостана. Согласно ее подсчетам, начиная с XVII века татары, проживающие в данной местности, говорили именно и только на татарском языке, и никакого башкирского там не было. К такому же мнению пришел и татарский филолог Башкортостана Радик Сибагатов. Никто из ученых, кроме филологов Башкортостана, не подтверждает правильность данной теории. И даже среди филологов Башкортостана этот термин на сегодняшний день является крайне спорным.

«Татары, чья национальная принадлежность изменена в принудительном порядке, перестают служить татарскому народу»

– В Башкортостане есть Институт стратегических исследований. Руководитель Центра социокультурного анализа данного института Юлдаш Юсупов заявил: «Мы ведем просветительскую деятельность среди татар северо-запада республики. Люди должны знать свою историю, не надо на них давить». Речь о том, что во время переписи населения несколько веков назад они были записаны башкирами, и согласно этим результатам и ведется родословная. Что вы на это скажете? Что за «просветительская деятельность»?

– Это пропаганда, а не просветительская работа. Они ездят по западным районам Башкортостана, проводят праздники родословных, и на этих встречах звучит мнение только этих «просветителей». Мы не сможем поехать туда и объяснить наш взгляд. Они стараются внушить населению свою идею.

Наша позиция с политической стороны такова: мы живем в демократическом обществе, каждый человек должен иметь свое мнение, но татарские ученые, организации должны иметь возможность проводить свои мероприятия в северо-западных районах, участвовать в праздниках родословных, их также должны пропускать на радио и телевидение Башкортостана. Юсуповы не вылезают с телевидения Башкортостана. Они ведут там свою пропаганду. Если бы и у нас была такая возможность, да, я бы согласился, что это «национальное просветительство».

Хочу поделиться высказыванием писателя Марата Кабирова. «Татар, живущих в Башкортостане, никогда нельзя превратить в башкир. Они, например, обучая меня на башкирском языке, обогатили на еще один язык, на еще одну культуру».

Изучая больше культур, мы становимся богаче, умнее, образованнее. Нужно смотреть, в каком формате идет обучение. Вот я в школе изучал английский, но я ведь учил его не как родной язык. Я изучал, потому что английский язык играет важную роль в мире, на нем говорят во многих странах, его нужно знать, чтобы иметь возможность изучать другие культуры, – вот зачем я его изучал.

А в Башкортостане башкирский язык для татар ввели в качестве родного языка. Мы думаем, что башкирский и татарский языки близки, так какая же разница, говорят нам. Здесь дело не только в языке, параллельно с изучением языка был учебник по культуре Башкортостана, история и культура башкирского народа нам преподносилась как «история вашего народа, ваша культура». Это тоже пропаганда.

В Учалинских краях основное население – башкиры, но там издавна существовали и татарские села. Во время переписи в 50-х годах население этих сел указывали башкирами и ввели башкирский язык. Современные жители этого региона чувствуют себя двояко: они называют себя татарами, башкирами, тептярями. И язык коренных жителей испортился, они говорят на каком-то смешанном, татаро-башкирском языке, скорее, башкирского в этом языке даже больше. Они забыли, кем они были, – татарами. Когда им начинаешь напоминать, они говорят: «Да, дед говорил, что мы тептяри, татары», – соглашаются они. А до этого они чувствуют себя башкирами. Среди татар, вышедших из Учалинского района, нет почти ни одного человека, который служил бы татарской культуре. Можем лишь назвать писательницу Зифу Кадырову, она родом из села Ахуново, и еще несколько личностей.

Поэтому я не относился бы так просто к политике «башкиризации». Если мы не будем вести объяснительную работу, нас ждет та же участь.

Сравните, среди нашей национальной интеллигенции, писателей, артистов очень много выходцев из Башкортостана. Представьте, что они отделены от татарской культуры, как бы мы смогли заполнить эту огромную пустоту? Никого нет. В таком случае мы бы обрекли будущее нашей культуры на гибель.

Если взглянем на историю Татарстана, увидим, что его организаторы – те же татары Башкортостана. Султангалиев, Саетгалиев, Галимжан Ибрагимов. Фундамент культуры Татарстана составляли татары Башкортостана. Если мы потеряем этот фундамент, в будущем не избежать несчастий.

«Среди башкир процесс русификации идет быстрее, чем у татар»

– Уже давно существует идеологическое клише, что мирное сосуществование двух республик не в пользу Москвы. Как вы считаете, кому принадлежит эта мысль и насколько она соответствует действительности?

– Это политика, она не хороша и не плоха, всегда использовалась как оружие. Делается для того, чтобы контролировать народы, конфликтующие из-за искусственно созданной проблемы. Когда формировались две республики, башкирский политический деятель Ахмет-Заки Валиди ввел в состав Башкортостана территории, где в основном жили башкиры (восточная часть Урала, несколько районов Оренбурга, Челябинска и Кургана). Территорию западного Башкортостана, называемую тогда Уфимской губернией, он туда не относил. В 1920 году при создании ТАССР Валиди и несколько его заместителей написали в Москву письмо, где указали: «Нам не нужна территория Уфимской губернии, так как там проживает 1 миллион 200 тысяч татар и около 200 тысяч башкир. Присоединяйте ее к Татарстану, но не называйте ее Татаро-Башкирской республикой, назовите просто Татарской республикой», – говорят они. Они были против единой республики, потому что каждая национальная элита хочет сохранить свою нацию. Чтобы оставаться братскими народами, мы не должны нарушать эти границы.

– Хочу прочитать мнение певца Айдара Габдинова: «Я не особо жалуюсь на Башкортостан, потому что считаю татар и башкир единой нацией. Говорят, что в Башкортостане вымирает татарская нация. Где-где, но в Башкортостане татарская нация еще жива. В других регионах ситуация намного плачевнее». Насколько для нашего народа страшна русификация?

– Русский язык является доминантной внутри России, и языки других народов не могут напрямую с ним конкурировать. Процесс русификации шел веками. Политика «башкиризации» так же опирается на процесс русификации. Есть такое явление, как «путать голову» татарам, живущим в Башкортостане: они не могут называть себя башкирами (потому что знают, что их предки и отцы говорили на татарском языке), но и не могут называться татарами (потому что им постоянно внушают, что они башкиры). И в таком случае его единственный путь – это русификация. Мечась между двумя нациями, он вынужденно становится русским. Поэтому минусов политики «башкиризации» больше.

Среди башкир процесс русификации идет быстрее, чем у татар. Татарское национальное самосознание опирается на татарский язык, культуру и внутренний менталитет, а башкирское национальное самосознание полностью опирается на историческую память башкирского народа. Ведь каждому башкиру в Башкортостане с детства внушают, ведут пропаганду о великой истории.

Башкиры, отделившись от Башкортостана, быстро теряются, поддаются ассимиляции, потому что вдали от родины они отдаляются от очага истории. Поэтому я бы отделял самосохранение двух народов.

«Говорить, что мы – одна нация, большая ошибка»

– Насколько выгодно татарам и башкирам утверждать, что мы – одна нация?

– Такое утверждение – большая ошибка. Так может говорить только тот, кто далек от истории народа. Да, исторические корни едины, язык и культура близки, но политически мы сложились как два отдельных народа, поэтому мы не можем называть себя единой нацией. Говорить так – значит обижать братьев-башкир. Если башкиры услышат Габдинова, они решат, что «мы пытаемся сделать их татарами». Рождается противоречие. Считаю употребление таких выражений неверным и с научной, и с политической точки зрения.

– В масштабах России проще жить многочисленным народам, для них больше возможностей. Если бы в России было одинаковое отношение ко всем народностям, что бы тогда было?

– Численность – это не только математическая формула, она показывает место народа внутри республики. Численность становится опорой государства для ведения своей национальной политики. Только благодаря этому страна ведет свою национальную политику. Если мы потеряем свою численность внутри России, мы потеряем свой уровень.

«Российскую империю строил не только русский народ, татары сыграли большую роль»

– Можем ли мы спокойно относиться к формулировке в Конституции Российской Федерации о том, что русский народ является государствообразующим?

– Нет. Россия не национальное государство, а федеративное. Если бы это было русское национальное государство, было бы правильным вносить в Конституцию такой закон. Но мы говорим, что народ, живущий в России, многонациональный народ, и в то же время отделять русских как «государствообразующую» нацию, повторяю, неправильно.

Если мы рассмотрим Российскую империю, то ее строил не только русский народ, татары сыграли в строительстве империи большую роль. 30 процентов тех же русских дворян составляли татарские мурзы. Во многих войнах, в которых Россия одерживала победу, империя опиралась на силу и мощь татарского народа. Например, когда Петр I выходил в Европу, при строительстве Петербурга, использовал татарских лесорубов для заготовки леса. Ремесленники Бишбалты (Адмиралтейской слободы. – Ред.) строили корабли, которые отплывали в Черное море, укрепляя армию Российской империи. Гордость империи появилась благодаря татарскому народу. Возникает вопрос: правильно ли говорить, что татарский народ не принимал участия в образовании государства? Значительные роли сыграли и другие народы.

«Нужны современные видеоролики, чтобы заинтересовать молодежь»

– Президент Татарстана Рустам Минниханов высказал такую мысль: «Нам чужого не надо, но каждый татарин должен быть посчитан». Если мы будем продолжать по этому принципу, какой стратегии должны придерживаться во время предстоящей кампании переписи?

– Во-первых, необходимо вести пропаганду национального просвещения. В том же Башкортостане ведется активная работа, снимают специальные видеоролики, бесплатно распространяют книги и издания. Татарстан пока не особо пользуется этим методом. Появились интересные видеоролики, связанные с историей татарского народа, но их мало. Нужны современные ролики об истории местных, сибирских татар и др. Чтобы молодежи это было интересно. Передачи должны выходить и на татарском, и на русском языках. Вдали от Татарстана проживает много татар русскоязычных, которые забыли свой язык, они могут не понять статьи, беседы на татарском языке. Не нужно бояться говорить и писать на такие темы на русском языке.

– На что должен опираться человек, когда его спрашивают о национальной принадлежности? Есть люди, состоящие в смешанном браке, или просто люди, позабывшие свой родной язык…

– В первую очередь каждый опирается на свое национальное самосознание. На чувство влияют другие вещи: воспитание в семье, друзья (среда и общество), родной язык, историческая память. Возьмем тех же евреев. Они построили свое государство, но многие не знают свой родной язык. Если они живут в России – говорят на русском, если в Германии – на немецком. Но они сохранили историческую память. Благодаря этой идее они веками сохраняют свою нацию. Наш главный рецепт – развивать историческую память татар, проживающих вдали от исторической родины.

Мы должны пропагандировать передовых татар. Спортсмены, певцы, политические предприниматели и другие – если среди них есть татары, мы должны о них рассказывать. Появился бы стереотип. Татарин, живущий в Москве, должен увидеть известную личность и задуматься о себе.

– Самоопределение у многих народов ведется по линии отца. Насколько силен данный фактор у татар?

– Я бы не стал принижать здесь женский фактор, потому что в самые трудные времена татар спасали их женщины. Например, во времена насильственного крещения (XVII–XVIII века). Даже когда некоторые татарские мурзы крестились, женщины оставались мусульманками и воспитывали детей мусульманами-татарами. Все это благодаря женщинам.

Во-вторых, многие наши женщины оказывали влияние на развитие нации. Например, царица Сююмбике, супруга Исмагила Гаспралы – Зухра Акчурина.

Мужчина дает ребенку свою фамилию. Сохранение своего национального самосознания благодаря фамилии играет большую роль. Мужчина формирует в своем сыне сознание того, что он – татарин. Главная роль женщины – воспитание, образование. Мужчина и женщина выполняют разные роли. 

Автор: Зиля Мубаракшина

intertat.tatar

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here