Иван Грачев: «Кризис будет недолгим, пандемия сыграла роль войны»

0
144

Рубль больше не ждут резкие скачки, а на отпуск можно будет поехать в две европейские страны. Правда, треть малых предприятий разорится

Послабления карантина будут, но разрешат контактировать только с известным кругом лиц. Окончательно же ограничения в Казани можно будет снимать лишь при уровне в 20 заболевших в сутки, считает экс-депутат Госдумы РФ, доктор экономических наук, главный научный сотрудник Центрального экономико-математического института РАН Иван Грачев. О том, почему пандемия доказала правильность советских принципов организации медицины и что ждет мировую экономику, — в его колонке для «БИЗНЕС Online».

Иван Грачев: «Для России пик наступит в конце последней недели мая»Иван Грачев: «Для России пик наступит в конце последней недели мая»

ЧТО МОЖНО И ЧТО НЕЛЬЗЯ БУДЕТ ДЕЛАТЬ В ИЮНЕ И ДАЛЬШЕ

Начну от частного к общему. Совсем-совсем от частного — как я планирую свою личную жизнь в период коронавируса.

Прежде всего, я руководствуюсь моделью, которую посчитал и которая для Москвы дает оценки лучше всяких других. К концу месяца любой сможет проверить — я давал оценки, что пик в столице будет в первую неделю мая. Точнее трудно посчитать из-за того, что «прыгает» число заболевших в сутки. А для России пик наступит в конце последней недели мая. Почти все давали другие оценки.

Проверить легко. У кого со здравым смыслом все в порядке, тот понимает что пик — это когда число выздоровевших за сутки сравняется с числом заболевших. Грубо говоря, число занятых коек станет стационарным и потом начнет уменьшаться. Вот это и есть пик. Пока он и для Москвы еще довольно далеко. Тем не менее каждый сможет проверить — когда устойчиво сравняется число выздоровевших и число заболевших.

Кстати, странно то, что по факту очень мало выздоровевших в Москве. Слишком мало. Меня это удивляет. Но, возможно, просто больных выдерживают дольше, чем объективно необходимо. Если число коек позволяет, наверное, такое возможно.

Где-то в начале марта я родным, близким, друзьям давал на первой прикидке своей модели оценки, что карантин будет три месяца. Большинство из них руководствовались этими соображениями, сейчас мне за это благодарны. Кто-то уехал в деревню или в горы надолго. В целом мои оценки в этой части оправдались.

«Послабления будут, с ограниченным, известным кругом лиц с середины июня можно будет контачить, но свободные, неограниченные контакты останутся неприемлемыми»«Послабления будут, с ограниченным, известным кругом лиц с середины июня можно будет контачить, но свободные, неограниченные контакты останутся неприемлемыми»

Важная оценка для меня — может быть, это будет важно и другим — что можно и что нельзя будет делать летом, в июне и дальше. И когда Москва, по моим расчетам, начнет значимые изменения в части самоизоляции. Эта оценка тоже довольно простая. Есть расчетная приемлемая вероятность смерти для одного человека — это порядка одной миллионной для управляемых событий. Я, как обыкновенный средний человек, для себя ее тоже беру за основу. Дальше по модели и сравнивая реальную летальность в России, Китае и других странах, которые неплохо прошли эпидемию, реальная смертность от коронавируса будет порядка 5%, а никакой не один процент, про который рассказывают. То есть коронавирус раз в сто злее, чем обычные гриппы. Это означает что приемлемое число заболевающих в сутки для десятимиллионной Москвы — примерно 200 человек. Сегодня намного выше.

Так что не случайно я еще в начале марта друзьям говорил: давайте, ребята, завершайте все свои дела, потому что дальше вероятность неограниченных контактов станет неприемлемой. Она и сейчас неприемлемая. Скорее всего, и на все лето будет неприемлемая для Москвы. Послабления будут, с ограниченным, известным кругом лиц с середины июня можно будет контачить, но свободные, неограниченные контакты останутся неприемлемыми.

Если для Казани, то, по грубым прикидкам, здесь приемлемое число заболевающих в сутки — 20 человек. Вот когда на нисходящей ветке это число станет устойчиво меньше 20, то это будет состояние, когда более-менее свободно можно контачить с неограниченным кругом лиц.  

Научным работникам можно трудиться на компьютерах, не заходя в офис, что я, собственно, сейчас и делаю, общаясь со своими коллегами. А планировать летний отпуск надо либо куда-то в изолированное место в России, либо в страны, где этот критерий — приемлемая вероятность — уже реально действует. Таких страны на сегодня вижу две — это Чехия и Греция. Они лучше всех в Европе прошли эпидемию. Чехия вообще почти оптимально. Греция, хоть там больных меньше, более жестко пресекала трудовую деятельность. И если в ту же Грецию будут летом пускать на море, лететь туда можно. А вот в Турции, по модели, не будет приемлемой вероятности все лето для неограниченного числа контактов. Обычно там все отельные дела — как раз неограниченный круг лиц. Думаю, это надо иметь в виду.

«Планировать летний отпуск надо либо куда-то в изолированное место в России, либо в страны, где этот критерий — приемлемая вероятность — уже реально действует»«Планировать летний отпуск надо либо куда-то в изолированное место в России, либо в страны, где этот критерий — приемлемая вероятность — уже реально действует»

ЧТО БУДЕТ С РУБЛЕМ?

Многих также интересует, как все будет дальше с экономикой страны, с отечественной валютой, в том числе и в чисто бытовом плане.

Думаю, по валюте картинка такая. Сам я в начале марта поменял часть рублей на валюту, то, что нужно на будущую поездку за границу, если она состоится. А дальше этот портфельчик не трогал. И сегодня, думаю, алармистские высказывания уже несвоевременны совершенно.

Напомню, я писал (и не отказываюсь от своих слов), что равновесное состояние отечественной валюты для несырьевой части экономики России — примерно 110 рублей за доллар. И я утверждал, что если в ОПЕК+ не договорятся о нефтяной сделке, что если надолго обрушится цена на нефть, то к этой отметке рубль и направится. Наверное, многие наблюдали, как катился рубль в этом направлении. Но дальше российским властям хватило ума, даже на сильно ухудшенных условиях, но все-таки с ОПЕК+ договориться. Потому что обвальное движение к 110 рублям за доллар — конечно, очень вредно и неприятно. В плане стабилизации отечественной валюты, чтобы дальше был выбор, как правильно ей рулить, соглашение с ОПЕК+ имело такое же ключевое значение, как и, думаю, для мировой экономики. 

Я уже писал о том, что, на мой взгляд, в этот раз кризис будет недолгим. Рассказы же о рецессии, о том, что будет хуже, чем в 29-м году прошлого века, — явное преувеличение, все будет совсем не так. Да, существуют так называемые циклы Жюгляра, десятилетние, но лавина, которая в кризис обрушивается на систему, еще не накопилась в той мере, в какой могла бы. И, думаю, есть доля правды в высказывания некоторых экономистов о том, что пандемия сыграла роль войны для снятия многих напряжений в мировой экономике. Коронавирус как бы сорвал эту лавину еще до того, как она накопила весь свой кризисный потенциал. Поэтому, думаю, в следующем году уже будет экономический рост, скажем, в Германии — по некоторым оценкам, в этой стране прогнозируют до 5% роста после 6% спада на этот год. Считаю, что мировая экономика пойдет в рост достаточно быстро. А договоренность о том, чтобы на рынках не было текущего избытка нефти, с моей точки зрения, стабилизирует цены на нефть. Следовательно, стабилизирует от обвала и рубль. Он поболтается вместе с нефтью пару месяцев, а потом наши власти снова будут совершать свою стандартную ошибку — будут потихоньку укреплять рубль с учетом потока нефтедолларов, не имея на то оснований в остальной части экономики. Поэтому каких-либо жутких скачков курса рубля по отношению к доллару я дальше не вижу. 

Россия, наверное, преодолеет нынешний кризис вместе с миром, не так длинно, как в прошлый раз. После 2008 года наша страна фактически имела 10 лет застоя, и до сих пор до уровня 2008 года не дошла. А в этот раз, думаю, скорее всего, Россия будет просто следовать за миром. Это утверждение основано на том, что впервые председатель Центробанка РФ Эльвира Набиуллина сделала правильный ход. Несмотря на то, что рубль дергался, она ключевую ставку не стала повышать, а, во-первых, снизила и, во-вторых, обещала и дальше снизить по возможности. Но не потому, что осознала ошибочность 10 предыдущих лет, а потому что в мире сейчас мода такая. Все западные учителя и кураторы нашего председателя ЦБ печатают в огромных объемах деньги. США, например, $6 трлн печатают, Европейский союз собирается 2 трлн евро изготовить разными способами. Все они одновременно либо снижают, либо держат очень низко ключевую ставку. И это, по-видимому, влияет на решения нашего Центробанка — его решение о снижении ключевой ставки впервые за долгие годы оказалось правильным. Соответственно, в этот раз есть неплохой шанс на то, что Россия, тем более при росте цен на сырье, вслед за миром будет выходить из кризиса.

«Обвальное движение к 110 рублям за доллар — конечно, это очень вредно и неприятно»«Обвальное движение к 110 рублям за доллар — конечно, очень вредно и неприятно»

БЕДНЫЕ И «СРЕДНИЕ» РОССИЯНЕ ПОТЕРЯЮТ СУЩЕСТВЕННО БОЛЬШЕ, ЧЕМ БУДЕТ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ СПАД

Я уже давал в «БИЗНЕС Online» свои оценки, каков будет общегодовой спад в случае оптимальной стратегии борьбы с коронавирусом и в случае неоптимальной. Стандартно неоптимальная стратегия фактически уже реализована — моя оценка была 6–8% спад по итогам года.

Мне любезно прислал статью братьев Нигматулиных (Роберт Нигматулин — доктор физико-математических наук, академик РАН, два его младших брата — Булат и Раис — доктора технических наук — прим. ред.) Миша Салахов (Мякзюм Салахов — доктор физико-математических наук, президент Академии наук РТ, однокурсник Грачева по физфаку Казанского университета — прим. ред.). В этой статье экономический спад дается существенно больше — 21%. Думаю, что все-таки падения в 21% не будет, а будет порядка 6–8%, которые я в свое время насчитал в модели. При этом, что странно, в статье предполагается снижение уровня жизни обычных граждан в 11%, меньше спада. Я же думаю, что как раз наоборот, бедные и средние россияне потеряют существенно больше, чем будет экономический спад. Я оценку тоже давал для неоптимального варианта — 20–25%, и буду ее придерживаться.

В значительной степени снижение уровня жизни будет связано с банкротством малых предприятий. Я уже писал в «БИЗНЕС Online», что, с моей точки зрения, обанкротятся порядка трети или даже до половины малых предприятий, если не будут приняты меры их поддержки. Моя коллега по ЦЭМИ Оксана Тевелева любезно предоставила более точные расчеты — с учетом оборотных средств, с учетом текущих расходов таких предприятий. У нее получилось, что 26% предприятий не выдерживают даже месячного полного карантина, и еще 18% не выдерживают карантина от одного до трех месяцев. Это означает, что потолок банкротств — примерно 45%.

Какие-то полумеры по поддержке предприятий все-таки будут приняты, и сейчас принимаются. Но меры, которых в полном объеме было бы достаточно, чтобы сохранить в эпидемию коронавируса все малые предприятия, все рабочие места в них, конечно, не будут приняты в нашей стране. Мои читатели правы, когда говорят об этом. Да и всегда значительную часть рекомендаций ученых власти не исполняют. Но это не повод не делать правильные оценки и не пытаться их продвинуть.

Ну а полумеры часть предприятий все же спасут. Так что это вполне реалистичная оценка — что обанкротятся треть малых предприятий.

«Общая, массовая медицина, если взять более широко — здравоохранение должно быть организовано все-таки на других принципах, с минимумом посредников, и на самом деле ближе к нормальной казенной системе»«Общая, массовая медицина (если взять более широко — здравоохранение) должна быть организована все-таки на других принципах, с минимумом посредников и на самом деле ближе к нормальной казенной системе»

ВЬЕТНАМ СПРАВИЛСЯ С ЭПИДЕМИЕЙ РАЗ В СТО ЛУЧШЕ, ЧЕМ РОССИЯ

Теперь о более общей картине. Что показала борьба с коронавирусом? Я давал в «БИЗНЕС Online» свои оценки по страховой медицине, по ОСАГО, по госсобственности и частной собственности. И эти оценки в принципе оправдались — что страховые методы, перенесенные из частной собственности и развитые уже как государственные системы, работают плохо. У частной собственности и у государственной совсем разные функции, и их работа должна строиться по разным правилам.

Реальные факты показали, что хуже всех борется с эпидемией коронавируса наиболее либеральная американская страховая система. Лучше же всех справились вьетнамцы, у которых система борьбы с эпидемией и в целом медицина наиболее близки к тому, что было в СССР. Так что во Вьетнаме результат при численности населения, сравнимой с российской (вьетнамцев на сегодня примерно около 100 млн), — 270 заболевших и ни одного умершего. Что они сделали для этого? Там ввели достаточно жестко, в советской манере, карантинные мероприятия в части изоляции всех прибывших, всех потенциально больных, причем начиная с трех заболевших, фактически уже в январе. Поэтому там показали результат раз в сто лучше, чем в России, даже больше. А в части трудовой деятельности ограничения там были достаточно мягкие.

Так что верным было мое утверждение, основанное на моделях и на опыте разных стран, — о том, что нельзя переносить страховые принципы на обязательные государственные программы, что эту затею не стоило брать у Америки, которая везде утверждала, что американская практика — лучшая в мире. Американцы и в Думе РФ ходили с этими утверждениями, и по ипотеке, которая потом лопнула, и по здравоохранению, и по пенсионной системе. И наше правительство этим как бы руководствовалось, и сейчас отчасти руководствуется тем, что лучшая в мире практика — это американская практика. А на самом деле это полная неправда. Так, общая, массовая медицина (если взять более широко — здравоохранение) должна быть организована все-таки на других принципах, с минимумом посредников и на самом деле ближе к нормальной казенной системе. Пандемия коронавируса это доказала.

Иван Грачев
Фото: «БИЗНЕС Online»

Мнение авторов блогов не обязательно отражает точку зрения редакции

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here