Иван Грачев: «Окончание карантина в Москве – середина июня, в России – плюс 3–4 недели»

0
126

Последствия кризиса преувеличены, даже цена на нефть через пару месяцев устремится к $60–70 за баррель

В нашей стране достаточно резервов, чтобы поддержать всех, кто пострадал от эпидемии коронавируса, уверен экс-депутат Госдумы РФ, доктор экономических наук, главный научный сотрудник Центрального экономико-математического института РАН Иван Грачев. Он дает обоснованный прогноз окончания жестких карантинных мер и объясняет, почему статистике последних дней о числе заболевших COVID-19 в России больше верить нельзя.

«Можно достаточно уверенно прогнозировать, что в Москве на пике будет где-то 40-45 тысяч заболевших. Пик придется примерно на начало мая, дальше будет довольно широкое плато у Москвы»«Можно достаточно уверенно прогнозировать, что в Москве на пике ожидается где-то 40–45 тысяч заболевших. Он придется примерно на начало мая, дальше будет довольно широкое плато у Москвы». Фото: «БИЗНЕС Online»

ОКОНЧАНИЕ ЖЕСТКОГО «САМОИЗОЛИРОВАНИЯ» В МОСКВЕ — СЕРЕДИНА ИЮНЯ, В РОССИИ В ЦЕЛОМ — ПЛЮС ТРИ-ЧЕТЫРЕ НЕДЕЛИ

Начну опять с прогнозов, но сначала — о дилетантах и профессионалах. Вероника Скворцова, руководитель федерального медико-биологического агентства, а до этого министр здравоохранения России, и, по-моему, Анна Попова, руководитель федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, главный государственный санитарный врач РФ, говорили, что в России пик эпидемии коронавируса пройдет 15–20 апреля. Ни в каких серьезных модельных расчетах, ни в сравнении с другими странами подобных прогнозов и быть не могло. Следовательно, это оказалось абсолютно непрофессиональное суждение, но его высказывали публично и, наверное, в таком виде доводили и до президента РФ. Отсюда вот эти решения о недельном карантине, потом о месячном. То есть те, кто в окружении президента отвечает за данное дело, на самом деле давали абсолютно неграмотные, непрофессиональные оценки.  

Дальше к неграмотным, непрофессиональным оценкам подключился президент и предправления Сбербанка Герман Греф, который утверждал, что с 5 по 10 мая случится пик эпидемии коронавируса в России. Он заявил, что аналитики Сбербанка выстроили математическую модель, которая ориентировалась на сравнение эпидемиологических процессов в других странах с ситуацией в РФ. Вообще говоря, несмотря на весь разрекламированный искусственный интеллект Сбера, в серьезных моделях ничего подобного быть не может. Нет никаких признаков и критериев, которые позволяли бы оценивать, что пик случится 5–10 мая.

Хотя тут надо сделать две оговорки: одну профессиональную и одну связанную с ней политическую. Действительно, если считать пик по максимальному числу заболевших в сутки, то он может наступить в районе 5–10 мая, но такие измерения очень неточные и нестабильные, что легко видеть по всем европейским странам. Поэтому с профессиональной точки зрения пик правильно оценивать по максимуму актуальных больных — и тогда видно, что он наступит существенно позже.

Что же касается статистических данных в России о числе заболевших и т. п. за последние дни, информация очень сомнительна. Не пляшут эти сведения! 

Я уже говорил, что во всех европейских странах (на графике 1 показана модель суточного прироста больных при среднеевропейском размахе случайных колебаний) размах колебаний (а он на самом деле связан с тем, что люди действительно заболевают пачками, а не поштучно) всегда в районе плюс-минус 25%. Во Франции побольше, в Германии поменьше. Но такое, чтобы совсем сведения не менялись день ото дня, абсолютно невозможно. Это происходит, точнее, якобы происходит только в трех странах: Саудовской Аравии, Иране и России. В нашем государстве данные дней пять держались в районе 15% почти без пляски, а дальше перескочили на 10% за один день и там тоже держатся практически на одном уровне. Но, во-первых, так перепрыгнуть за один день при любых серьезных карантинных мерах невозможно, а во-вторых, и дальше должны быть колебания. 

На самом деле это такой не шибко приятный момент, который трудно спрогнозировать, то есть имеет место смещение оценок, совершенно очевидное. Проверить данную гипотезу легко — достаточно просто посмотреть и сравнить, как менялось по времени число больных пневмонией, коронавирусных и других. Думаю, быстро все можно выяснить. Но стоит ли этим заниматься? Я сам не буду. Просто думаю, что дальше делать точные графики для Российской Федерации особого смысла нет.

Хотя, в принципе, понятно, что все оценки можно реалистично сделать по Москве, поскольку она уже действительно подошла к пику. И по экспериментальным исходным данным, и по сути Россия должна отставать от Первопрестольной на три-четыре недели. Грубо говоря, вначале зараженные, причем в больших количествах, приезжали именно в столицу, соответственно, Москва должна опережать страну на три-четыре недели по фазе. Соотношение больных в РФ и в столице тоже более-менее понятно. Соответственно, можно по московским данным оценивать страну. 

На графике 2 (неоптимального среднего движения числа больных) Москва идет примерно по третьей дорожке. Совпадение практически полное, с точностью до ошибок измерения численности заболевших. Следовательно, можно достаточно уверенно прогнозировать, что в Первопрестольной на пике окажется где-то 40–45 тыс. заболевших. Он придется примерно на начало мая, дальше будет довольно широкое плато у Москвы.

Мэр Сергей Собянин действительно принимал меры, в том числе и дополнительные, по ужесточению самоизоляции, чтобы дожать рост числа инфицированных до уровня ниже 10%. В этом плане идея жесткого дифференцированного карантина в столице реализуется, хотя и с опозданием на месяц. Тем не менее по факту там к данной схеме пришли, что, в принципе, позволяет и дальше оценивать стандартные неоптимальные действия властей Москвы. В рамках этих шагов окончание жестких карантинных мероприятий в столице — середина июня, для России — плюс три-четыре недели, скорее четыре.

В части экономического спада… для Москвы он по итогам года будет близкий к нулю. Нет там грандиозного, значимого экономического спада.

«У нашей страны действительно нет возможностей долго поддерживать добычу нефти на нынешнем уровне при отсутствии экспорта»«У нашей страны действительно нет возможностей долго поддерживать добычу нефти на нынешнем уровне при отсутствии экспорта». Фото: pixabay.com

РЕЗКИЕ, ЗНАЧИТЕЛЬНЫЕ КОЛЕБАНИЯ ЦЕН НА НЕФТЬ В ОСНОВНОМ ИМЕЮТ «СТАДНУЮ» ПРИРОДУ

Поскольку картина с коронавирусом в целом уже ясна, перейдем к тому, что для России еще важнее, — ценам на нефть. Тут опять очень разные оценки и суждения у профессионалов и дилетантов. Когда цены на черное золото резко пошли в отрицательную область, было очень много алармистских суждений, в том числе и на сайте «БИЗНЕС Online», но имелись и оценки профессиональные — например, интервью Михаила Крутихина с заголовком «Это смерть нефтяной отрасли. Сотни тысяч людей окажутся без зарплат». Автор писал, что сделка Владимира ПутинаДональда Трампа и короля Салмана обойдется России в половину экспорта черного золота. Крутихин и еще один очень квалифицированный специалист — ведущий эксперт союза нефтегазопромышленников России Рустам Танкаев — дают профессиональные оценки. С Крутихиным мы часто приходим к диаметрально противоположным выводам, но фактуру он знает очень хорошо и профессионально, как и Танкаев.

Суть их оценок такая: на самом деле полное отсутствие хранилищ в Америке — это ерунда, а вот в России могут быть проблемы. В США же ни федеральные, ни штатовские, ни частные хранилища еще не переполнены, сложность в значительной степени надуманная. Еще раз подчеркиваю: для РФ не совсем так, у нашей страны действительно нет возможностей долго поддерживать добычу нефти на нынешнем уровне при отсутствии экспорта.

Что подобное означает? Что резкие, значительные колебания цен на нефть в основном имеют «стадную» природу. Опять-таки сошлюсь на два своих материала. Еще в феврале прошлого года на сайте «БИЗНЕС Online» был опубликован мой текст с заголовком «В 2019 году глобального кризиса не будет, а потом все кувыркнется». А еще раньше, в январе, вышла статья «Биткоин будет стремиться к нулю, но криптовалюта — вытеснять обычные деньги». Когда я делал расчеты на пару лет по курсу биткоина, достаточно хорошо анализировал «стадную» модель. То есть в таких вот историях, как пандемия коронавируса, люди делятся, условно говоря, на реалистов, нейтралов и виртуальщиков. Иными словами, часть ориентируется только на реальные сделки с реальными продуктами, часть в принципе не участвует в этих операциях — что с биткоинами, что с нефтью, а часть верит, что виртуальные колебания, раньше бумажные, сейчас более широкие, и есть отражение реального изменения цен (к слову, в третьей группе как раз самые большие стадные чувства). Это «стадо» на самом деле может, если там нет ограничений, организовывать, во-первых, огромные колебания, потому что бумажные сделки по объемам в 100 и более раз превышают те же сделки с реальной нефтью. То есть там огромные амплитуды, ошибки и стадные колебания. Соответственно, если из физических соображений у вас нет оснований считать, что отрицательной стоимости не бывает, не может быть, то, да, эти цены могут зашкаливать в виртуальных операциях в отрицательную область. И ничего удивительного в таком нет.

«У России нет оснований так уж паниковать, что к Новому году будут съедены все триллионы, накопленные  в фонде национального благосостояния. Это значит, у нашей страны есть достаточные резервы, чтобы поддержать всех». Фото: «БИЗНЕС Online»

У РОССИИ ДОСТАТОЧНО РЕЗЕРВОВ, ЧТОБЫ ПОДДЕРЖАТЬ ВСЕХ, КТО ПОСТРАДАЛ ОТ ЭПИДЕМИИ КОРОНАВИРУСА

Как должна строиться общая оценка цены на нефть по итогам года? Исходя из реального спроса. А он начинается с того, как мы прогнозируем, что будет по итогам года с мировой экономикой. Прогнозов сильно хуже нуля сегодня особо нет. Для Европы 5–6% спада прогнозируют, для Китая — вообще рост, для Соединенных Штатов особых провалов не обещают, поскольку там — перед президентскими выборами — людоедскими методами осенью президент Трамп обеспечит экономический рост по итогам года. Соответственно, мировой ВВП упадет, допустим, на минус 1–2%. Известно, что энергоносители связаны с ВВП с коэффициентом 0,4–0,5. Это означает, что реально совокупный спрос на нефть по итогам года должен упасть всего миллиона на полтора баррелей в сутки по отношению к прошлому. Это сильно меньше того, о чем договорились на ближайшие времена страны ОПЕК+ и к ним присоединившиеся. То есть эта неопределенность, где возможны огромные стадные колебания, продлится, допустим, еще пару месяцев, а дальше все равно основная тенденция — на рост стоимости нефти к той полочке, что была раньше. Наверное, цена не дойдет до уровня, выгодного сланцевой нефти, — $60–70 за баррель, но приблизится к ней. В этом смысле у России нет оснований так уж паниковать, что к Новому году будут съедены все триллионы, накопленные в фонде национального благосостояния. А подобное значит, что у нашей страны есть достаточные резервы, чтобы поддержать всех, кто пострадал от эпидемии коронавируса.

Есть еще одна чрезвычайно важная вещь в связи с болтанками цены на нефть. На сайте «БИЗНЕС Online» я писал, что на такое надо обратить внимание нашему родному правительству, его министерству энергетики, и с китайцами говорил на уровне замминистра, когда был в Поднебесной, — пытался объяснить, что нынешняя система ценообразования на черное золото абсолютно ненормальная. Она неустойчивая и смещенная в пользу тех, кто эту стоимость образует. Эффективная экономика, как известно, — это смешанная экономика, в которой госсобственность отвечает за свою часть проблем, а частная собственность — за другую часть сложностей. Точно так же и система ценообразования на такие ключевые товары типа нефти (или, если широко, энергоносителей) должна быть смешанной: базироваться на долгосрочных коридорных контрактах, стабильных, плановых, с включением информации действительно о сделках прежде всего с реальной нефтью, то есть с существенным уменьшением доли виртуальных стадных колебаний. Думаю, что такую систему выстроить довольно легко, а вот как пробить… Ведь даже ни правительство России, ни правительство Китая на это не реагировали, не очень понимали, зачем подобное надо. Но какие-то подвижки в данном смысле все равно будут. Потому что по факту, несмотря на весь либерал-фундаменталистский подход к делу Штатов, которые раньше говорили, что ни в каких сделках с ОПЕК+ в принципе не станут участвовать, на сей раз США в той или иной форме поучаствовали, когда оказалось, что кончается их собственная экономика и качается мировая. Поэтому, думаю, в данном направлении тоже надо, во-первых, строить такую систему, а во-вторых, пытаться ее как-то продвинуть.

Персоны: Грачев Иван Дмитриевич

Иван Грачев

Фото на анонсе: «БИЗНЕС Online»
Графики предоставлены Иваном Грачевым
Мнение авторов блогов не обязательно отражает точку зрения редакции

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here