К вопросу о татарском языке: цокающие мишари, тоболо-иртышский диалект и говоры кряшен

0
141

Замдиректора ИЯЛИ Олег Хисамов о единстве татар, несмотря на незначительные диалектные различия в языке и местных традициях

«Какой бы это ни был регион — Астрахань, Урал, Западная Сибирь, — везде мы чувствуем себя как дома, — рассказывает о своих научных экспедициях заместитель директора ИЯЛИ им. Ибрагимова АН РТ Олег Хисамов. — До боли знакомый татарский характер, мы не ощущаем разницы». В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал о трех основных диалектах татарского языка, ареале их распространения, а также о разнице между советским ИЯЛИ и нынешним академическим учреждением.

Олег Хисамов: «Был 1992 год — период невероятного подъема национального самосознания. Множество людей целенаправленно шли на факультет татарской филологии, истории и восточных языков. Была огромная нехватка таких специалистов»Олег Хисамов: «Был 1992 год — период невероятного подъема национального самосознания. Множество людей целенаправленно шли на факультет татарской филологии, истории и восточных языков. Была огромная нехватка таких специалистов»Фото: Андрей Титов

«ЕСЛИ ВЗЯТЬ ТОЛЬКО ОДИН НАШ ПОТОК, ТО НА НЕМ УЧИЛИСЬ 140 ЧЕЛОВЕК ОЧНО И 100 ЗАОЧНО»

— Олег Ришатович, в последнее время резко активизировались дискуссии по различным вопросам татарского языкознания. Если раньше эта наука, в отличие от истории, находилась в стороне от политики, то теперь — фактически на самом острие. Проблема так называемого северо-западного диалекта башкирского языка, с одной стороны, а с другой — стремление разбить единый литературный татарский язык на множество диалектов: сибирский, кряшенский, мишарский и др. Для того чтобы всем было понятно, почему мы обратились именно к вам, расскажите немного о себе.

— Я родом из Актанышского района. Родился в 1975 году в чисто татарской деревне Улиманово…

— Если продолжить, то сразу складывается логика — мол, родился в татарской деревне, значит, прямой путь на факультет татарской филологии.

— Нет, конечно же, это не так. Из нашей деревни вышли много известных людей, которые работают в самых разных сферах. А я выбрал данное направление по своей воле, интересам. Это был 1992 год — период невероятного подъема национального самосознания. Множество людей целенаправленно шли на факультет татарской филологии, истории и восточных языков. Была огромная нехватка таких специалистов. Существовал большой конкурс, поступить мог не каждый желающий. Нас было много. Если взять только один наш поток, то на нем учились 140 человек очно и 100 заочно. Это же огромные цифры! Но и они не покрывали всех потребностей в национальных кадрах в то время. И что интересно, большинство из них до сих пор так или иначе служат своей нации.

В 1997 году я окончил КГУ с красным дипломом и сразу же поступил в аспирантуру под руководством профессора Гумара Саттарова. Интересный был человек! Очень своеобразный: ученый, поэт, балагур, душа компании. К сожалению, недавно он покинул этот мир. Что касается моей диссертации, то она называлась «Историко-лингвистический анализ ойконимии западного Закамья». Для неспециалиста, наверное, звучит непонятно. Поясню. Ойконимия изучает названия населенных пунктов. Мало кто задумывается об этом, но на самом деле название той или иной деревни порой может рассказать больше, чем исторические источники.

Что было дальше? В 2001 году я защитился и остался на кафедре татарского языка. В то время в Зеленодольске вовсю работал филиал Казанского университета. Меня назначили туда заведующим кафедрой татарского языка, а в 2007-м я стал во главе всего гуманитарного факультета. Параллельно вел свои курсы в Казани. Тогда уже сильно увлекся татарской диалектологией. Причиной тому послужили наши частые экспедиции по местам компактного проживания татар. Вместе с профессором КГУ, известным диалектологом Фаритом Юсуповым (я считаю и его своим учителем и наставником), в качестве руководителей студенческих групп мы объездили почти всю Западную Сибирь. В 2013 году я перешел из университета в ИЯЛИ имени Ибрагимова АН РТ и с тех пор там и работаю заместителем по научной работе.

«Тот факт, что уменьшается количество разговаривающих на родном языке татар, это, конечно, печальный факт. Вот бабушки и дедушки общаются, прекрасно говорят на татарском языке, а их дети уже плохо говорят»«Тот факт, что уменьшается количество разговаривающих на родном языке татар, — это, конечно, печально. Вот бабушки и дедушки общаются, прекрасно говорят на татарском, а их дети — уже плохо»Фото: «БИЗНЕС Online»

«ДО БОЛИ ЗНАКОМЫЙ ТАТАРСКИЙ ХАРАКТЕР, МЫ НЕ ОЩУЩАЕМ РАЗНИЦЫ»

— То есть вы не кабинетный ученый? Предпочитаете работать «в поле»?

— Я сказал бы, что это так, но было бы неправильно. Конечно, поездки в далекие, неизведанные места, добираться куда приходилось сквозь болота, непроходимую тайгу, по зимникам, — своего рода драйв, романтика. Но труд ученого — еще и обработка полевого материала, введение его в научный оборот и многое другое. И данная часть моей работы мне тоже нравится. Наука — это вообще интересно.

Запомнилось, как мы ездили в Заболотье летом 2019 года. По узким каналам на моторных лодках пробирались сквозь камыши. Каждый населенный пункт в Заболотье стоит на маленьком островке. И летом в большинство таких населенных пунктов можно попасть только на самолете или вертолете. И на этих островах, на околице каждой деревни, есть свой маленький аэродром. Зимой туда доезжают по зимнику. И все необходимое для жизни (горючее, строительные материалы, продукты и так далее) завозят только зимой. И в феврале 2020-го мы по зимнику посетили татарские деревни на болоте в Тобольском и Вагайском районах Тюменской области.

Но где бы, в каких бы условиях ни жили татары, мы везде чувствуем, что приехали к родным нам людям. Когда узнают, что приехали ученые из Казани, нас буквально «расхватывают», составляют график, кто и у кого будет гостить. И именно на таких неформальных посиделках, за чашкой чая, собираешь наиболее ценный и живой материал.

— Где удалось побывать?

— Свою первую экспедицию я совершил в 1993 году, еще будучи студентом. С большой группой учащихся и преподавателей мы отправились на теплоходе по Волге к астраханским татарам. Эта поездка оставила в моей памяти неизгладимое впечатление, запомнилась на всю жизнь. Позже проехался и прошелся почти по всем районам Татарстана, посетил Курганскую, Тюменскую, Новосибирскую, Омскую области, изучал ичкинских, сафакульских, сибирских татар.

Больше всего пришлось поездить по Западной Сибири. Этот регион, его природа, люди никого не оставят равнодушным. Туда хочется возвращаться вновь и вновь. В этом году собираемся снова в Тюменскую область, там я буду уже в четвертый раз. Осталось еще немного населенных пунктов, где не побывал.

— Что за люди живут там? Речь же, наверное, идет о татарах?

— Где бы мы ни были, везде нас встречали не как гостей, а как родных. Вот вроде приехали чужие и незнакомые люди. Как они добрались до этих глухих мест? Что им надо, не ждать ли беды? Сначала чувствуется холодная настороженность. Но как только узнают, что мы из Казани, сразу меняют свое отношение — становятся добрыми и гостеприимными. Какой бы это ни был регион — Астрахань, Урал, Западная Сибирь, — везде мы чувствуем себя как дома. До боли знакомый татарский характер, мы не ощущаем разницы. Народ везде живет хорошо, люди работают, стараются что-то сделать, оставить потомкам. Дома у них крепкие, красиво украшенные. В каких бы условиях они ни жили, везде стараются обустроить свой быт, жить достойно, красиво, то есть оставаться татарином. Мы видим, что татары едины, несмотря на какие-то незначительные диалектные различия в языке, каких-то местные традиции. Все это здорово заряжает положительной энергетикой, ты понимаешь и чувствуешь, что твоя работа нужна многим. И вот такие яркие моменты, эти встречи, остаются в памяти надолго.

Но есть и удручающие вещи. Тот факт, что уменьшается количество разговаривающих на родном языке татар, — это, конечно, печально. Вот бабушки и дедушки общаются, прекрасно говорят на татарском, а их дети — уже плохо, о внуках и говорить нечего — многие уже и не понимают большей частью татарскую речь.

«В образовании сибирских татар принимали участие прежде всего древнетюркские племена, которые проживали именно в Западной Сибири. Но объединяющим элементом для всех нас является кыпчакский язык»«В образовании сибирских татар принимали участие прежде всего древнетюркские племена, которые проживали именно в Западной Сибири. Но объединяющим элементом для всех нас является кыпчакский язык». Фото: Паули Густав-Теодор — Description ethnographique des peuples de la Russie, Общественное достояние, commons.wikimedia.org

«В ФОРМИРОВАНИИ СИБИРСКИХ ТАТАР САМОЕ АКТИВНОЕ УЧАСТИЕ ПРИНИМАЛИ И КАЗАНСКИЕ ТАТАРЫ»

— Вы хорошо знаете сибирских татар, изучали их говоры. Не секрет, что некоторые активисты из их среды выступают за то, чтобы признать «сибирский» язык самостоятельным, как-то отделить себя от Казани.

— Прежде всего надо понимать, что народ не состоит из одного лишь компонента. В образовании любой нации принимали участие разные племена. В зависимости от того, где проживали те или иные народы, они вступали в какие-то отношения с близлежащими этносами. Поэтому если мы говорим, например, о среднем «казанском» диалекте татарского языка, то можем точно сказать, что в формировании казанских татар по материалам языка наибольшее участие приняли кипчаки, булгары и финно-угорские племена. А вот, например, в образовании сибирских татар принимали участие прежде всего древнетюркские племена, которые проживали именно в Западной Сибири. Но объединяющим элементом для всех нас является кыпчакский язык. Его элементы мы находим во всех диалектах: и в западном, и восточном, и в среднем.

— Наверное, надо сказать, что в Сибири проживают большое количество и казанских, то есть волго-уральских татар, которых автоматически относят к сибирским…

— Ранее я уже говорил, что мы объездили практически все области, где проживают западносибирские татары. Да, там, кроме них, проживают очень много и казанских татар. Хочу сказать, что в формировании сибирских татар самое активное участие принимали и казанские татары. И это тоже объединяющий языковой фактор, помимо кыпчакского. И случилось это не сегодня и не вчера. Еще во времена булгарского ханства существовали очень тесные связи с Сибирью. В те времена между двумя этими регионами шел широкий не только экономический, но и культурный обмен. В тот период булгары спокойно приезжали сюда, привозили свои товары, некоторые из них оставались в Сибири навсегда. А когда возникла Золотая Орда, Казанское ханство, эти отношения стали еще теснее.

И после взятия Казани Иваном Грозным огромная масса татар переселились не только в районы Башкортостана, но и в Сибирь. В XVIII веке волго-уральские татары бежали в Сибирь от насильственного крещения. В годы столыпинских реформ был развернут большой проект по переселению безземельных крестьян на необжитые сибирские земли. Голод в Поволжье в 1920-е… Сибирь приютила всех.

— По данным переписи населения 2010 года, в регионах Западной Сибири проживали более 520 тысяч татар. Из них чисто сибирских татар, по данным исследований этнографов, около 190 тысяч человек.

— На самом деле сейчас уже не так просто разделить их на сибирских и казанских. Вначале поволжские татары селились отдельно. В начальный период браков между казанцами и сибиряками было не очень много, поскольку не имелось физических контактов, они не пересекались между собой. Но сегодня, когда посещаешь западносибирские населенные пункты, видишь, что практически в каждой семье или бабушка, или дедушка — выходцы из казанских татар. Их потомки гордятся этим фактом. Кроме того, в советское время все они учились в школах, где преподавался татарский литературный язык. Сибирские татары вобрали в себя от казанских и какие-то способы земледелия, и строительства: быт и культуру в целом. Все это настолько нас сблизило, что мы стали родными не только в языковом смысле, а на генетическом и культурном уровне. Я бы сказал, и на уровне менталитета. И этот процесс продолжается.

— И как вы их разделяете, изучаете? В целом или по отдельности?

— Исконные жители, татарские аборигены Сибири, хорошо изучены как в языковом, так и в культурном и этнографическом плане. Мы, например, когда проводим экспедиции, не просто собираем материалы по диалектологии, а проводим комплексные экспедиции. Это значит, что в группе обязательно должны быть специалисты по языку, литературе, фольклору, искусству. С нами выезжают ученые, умеющие читать древние рукописи, письмена, выбитые на надмогильных камнях. Но по ряду причин именно казанские татары, проживающие в Сибири, до сих пор остаются большой и неизученной лакуной. К примеру, в 2017 году мы были в Иркутской области. Специально поехали туда, поскольку там живут в основной массе выходцы из разных районов нынешнего Татарстана и Башкортостана. Мы зафиксировали там так называемый переселенческий говор. Что это значит? Когда представители разных диалектов вместе смешались, появился такой своеобразный говор. Пока мы только в начале пути, нам лишь предстоит еще начать изучать этот вопрос.

«Есть основные черты, которые объединяют все диалекты татарского языка, они называются основными элементами и их намного больше. То есть, если взять в фонетическом плане, то можно сказать, что это на 80% или даже на 90% это одинаковые черты»«Есть основные черты, которые объединяют все диалекты татарского языка, они называются основными элементами, и их намного больше. То есть если взять в фонетическом плане, то можно сказать, что это на 80 или даже на 90 процентов одинаковые черты». Фото: «БИЗНЕС Online»

«ТАТАРСКИЙ ЯЗЫК СОСТОИТ ИЗ ТРЕХ ДИАЛЕКТОВ»

— Если вернуться к вопросу о так называемом сибирско-татарском языке. Вообще, есть ли он? Можно ли его считать отдельным языком?

— Начнем с ликбеза. Татарский язык состоит из трех диалектов: западный диалект — это мишарский, средний — диалект казанских татар и восточный диалект, который также называют западно-сибирским. Известный тюрколог, профессор Казанского университета Диляра Тумашева разделяла западно-сибирский диалект еще на три: тоболо-иртышский, барабинский, томский. Представители тоболо-иртышского в основном проживают в Тюменской и Омской областях. Также эти диалекты внутри себя подразделяются на говоры. Барабинские татары на сегодняшний день проживают в Новосибирской области, на так называемой Барабинской равнине. В Томской области живут томские татары. Есть две деревни чатов, так называемые обские чаты, в Новосибирской области.

Термин «восточный диалект» в практику ввел языковед Латиф Заляй в 1939 году. Этой темой занимались многие ученые, в том числе известный еще дореволюционный тюрколог Василий Радлов. Но классификация, которая принята сегодня, в основном составлена по Тумашевой.

— В чем особенности сибирского диалекта?

— Если взять фонетику, то прежде нужно сказать, что система гласных в принципе идентична татарскому литературному и татарскому среднему диалекту. А вот система согласных фонем немножко отличается. В области морфологии такие особенности есть, например, общее диалектное явление использование инфинитива на -галы: паргалы кәрәк/надо пойти (вместо литературного –ырга/-ергә). Вот такие основные свойства.

Можно долго рассказывать об особенностях каждого говора, диалекта. В принципе, эти особенности не являются превалирующими. В диалектологии есть такое понятие, как «основные элементы» и «периферийные элементы». Вот эти перечисленные элементы, которые отличаются от других татарских говоров, — периферийные, и они не являются большими, их не так много. Есть основные черты, которые объединяют все диалекты татарского языка, они называются основными элементами, и их намного больше. То есть если взять в фонетическом плане, то можно сказать, что на 80 или даже на 90 процентов это одинаковые черты. В грамматике тоже основных свойств больше, чем периферийных. Лексика, в зависимости от места проживания, может меняться, например, в Сибири условия климата другие, проживания — тоже, иная флора, фауна, соответственно, будут другие названия, отличная от других лексика.

— То есть, говоря иначе, можно уверено сказать, что язык сибирских татар на 80–90 процентов соответствует литературному?

— За такую точную процентность не ручаюсь, но примерно так.

Уже с 1950-х организовывались экспедиции в районы компактного проживания носителей мишарского диалекта, сотрудники нашего института никогда не прекращали изучать эту важную субэтническую группу«Уже с 1950-х организовывались экспедиции в районы компактного проживания носителей мишарского диалекта, сотрудники нашего института никогда не прекращали изучать эту важную субэтническую группу». Фото: Андрей Титов

«В ПЛАНЕ ГРАММАТИКИ МИШАРСКИЙ ДИАЛЕКТ ЯВЛЯЕТСЯ БОЛЕЕ ЗАКОНЧЕННЫМ»

— Хорошо, с сибирским диалектом разобрались. Давайте посмотрим, что происходит в языковом плане у других этнографических групп татар. Возьмем, к примеру, мишарей — крупный субэтнос татар Поволжья и Приуралья. Они в основном проживают в Нижегородской, Пензенской, Ульяновской областях, Мордовии, Чувашии, Москве и других регионах.

— Начало изучения мишарских говоров связано прежде всего с работами татарского историка Гайнетдина Ахмарова. У него есть такая известная работа 1903 года «О языке и народности мишарей». Тюрколог Сергей Малов в это же время занимался данной проблематикой. В 1904-м вышла его книга «Из поездки к мишарям». Кстати, последний был сыном известного казанского миссионера и тюрколога Евфимия Малова. Тот, чтобы приобщить его к татарскому языку и, наверное, чтобы подготовить себе смену, отправлял сына на летние каникулы к татарам Нижегородской губернии. Там он практиковался в татарском.

А вообще, сам термин «мишарский диалект» был употреблен впервые Латифом Заляем уже в советское время в его труде «Диалекты татарского языка». Позже он описал некие особенности некоторых говоров мишарского диалекта в своем учебнике по татарской диалектологии «Татар диалектологиясе», первом, кстати говоря, учебнике по татарской диалектологии, который был выпущен еще в 1947 году.

Уже с 1950-х организовывались экспедиции в районы компактного проживания носителей мишарского диалекта, сотрудники нашего института никогда не прекращали изучать эту важную субэтническую группу. Например, в 2010 году группа наших молодых ученых и аспирантов подробно изучили самые разные аспекты жизни татар Нижегородской области. Кстати, по этой экспедиции был подготовлен неплохой научный труд, затрагивающий как язык, так и вопросы истории, культуры, наследия. В самое ближайшее время выпустим обновленное, второе издание этой книги.

Мишарский диалект разделяется на две группы говоров — это прежде всего цокающие и чокающие мишаре. К цокающим относится сергачский говор, он распространен в Нижегородской области, дрожжановский — в Дрожжановском районе и в Чувашии, в Башкортостане живут представители байкыбашевского говора. К чокающим относятся темниковские, лямбирские говоры. Это Мордовия. Кузнецкий говор — Пензенская область. Хвалынский, мелекесский, карсунский — это Ульяновская область и так далее. А вот чистопольский говор немного отличается от других тем, что там наблюдается своего рода «микс». Это потому, что туда переселялись носители как цокающих, так и чокающих говоров мишарского диалекта.

Наверное, про мишарский диалект можно еще сказать, что он является более единообразным, сохранил больше древних черт в сравнении со средним диалектом, в меньшей степени подвержен внешним влияниям, изменениям. Говоры, наверное, соприкасались с меньшим числом других языков. Взаимная близость между мишарскими говорами объясняется также относительно поздним расселением татар-мишарей. Начиная с конца XVI века царское правительство их переселяло на так называемые засечные линии. Важно отметить, что мишарский диалект принимал самое активное участие в формировании татарского литературного языка. В плане грамматики мишарский диалект является более законченным.

В различные времена мишаре проживали в соседстве с башкирами, казахами, ногайцами. Но именно с казанскими татарами они вплотную связаны как с исторической, так и с генетической точки зрения. Совместное проживание на одной территории отразилось как в языковых особенностях, так и в культурном плане. Мы уже составляем единое целое. Поэтому говорить здесь о каких-то принципиальных различиях также не приходится.

— В связи с этим нельзя не спросить и про кряшен. Можно ли назвать их говор самостоятельным?

— Их нужно разделить на две категории: кряшенские говоры, относящиеся к среднему диалекту, и кряшенские говоры, относящиеся к западному диалекту. Это кряшенские говоры Заказанья, говор нижнекамских кряшен и говор нагайбакских кряшен. Эти три говора относятся к среднему диалекту. И два говора — к западному: говор чистопольских кряшен и говор кряшен Нагорной стороны. Кряшены проживают в Татарстане в Заказанье, около Нижнекамска, часть из них — в Бакалинском районе Башкортостана, в Апастовском районе, в Челябинской области проживают нагайбаки. Несмотря на то что они сегодня считаются самостоятельным народом, но по говорам мы относим их к татарскому языку. Считаем то, что это татары, переселившиеся в ранние времена из Заказанья.

Чем отличаются кряшены? Это татары, которые придерживаются православия. Слово «кряшен» произошло от русского «крещеный». С этнической точки зрения они неоднородны. Говоры крещеных татар, относящиеся к среднему диалекту, показывают одинаковые языковые особенности с другими говорами среднего диалекта. Есть небольшие отличия. Например, так называемое «җокание»: җафрак, җакын, җул, җегерме и так далее. Но все это непринципиально.

Можно предположить, что простой народ при общении друг с другом использовал язык, близкий к современному татарскому разговорному языку«Можно предположить, что простой народ при общении друг с другом использовал язык, близкий к современному татарскому разговорному». Фото: Андрей Титов

«КАК МИНИМУМ 200 ЛЕТ НАЗАД РАЗГОВАРИВАЛИ ПРИМЕРНО НА ТОМ ЖЕ НАРЕЧИИ, ЧТО И СЕГОДНЯ»

— Вопрос относительно старотатарского языка. До сих пор нет четкого представления о том, на каком языке разговаривали татары даже в относительно недалеком XIX веке. Да, сохранилось много письменных источников, но это книжный, литературный язык. В спектаклях, где события разворачиваются в это время, персонажи (особенно муллы) разговаривают именно на данном арабизированном языке. Как вы думаете, на каком языке разговаривали обычные татары, народ как общался?

— XIX век, в частности его вторая половина, характеризуется в качестве периода окончательного становления современной татарской нации и ее языка, в том числе и разговорного. Соответственно, можно предположить, что простой народ при общении друг с другом использовал язык, близкий к современному татарскому разговорному. А что касается того факта, что религиозные деятели в своей речи употребляли многочисленные арабские формы и выражения, это объясняется тем, что арабский язык у татар являлся языком религии. Кроме того, арабские, а также персидские заимствования в большом количестве употреблялись в письменно-книжном языке, что объясняется их традиционной активностью в научных и литературных текстах.

Помимо этого, есть труды русских тюркологов, которые собирали материалы по татарскому фольклору. Например, тот же Василий Радлов. Он посетил татарские населенные пункты Западной Сибири в XIX веке и собрал много образцов татарского народного творчества. Сохранились отдельные записи, которые делали миссионеры и западные путешественники. Все эти примеры говорят о том, что татары как минимум 200 лет назад разговаривали примерно на том же наречии, что и сегодня. Поэтому надо уметь разделять книжный и устный татарский язык.

— И в связи с этим еще один вопрос: возможно ли реконструировать язык? Например, можно ли восстановить «булгарский» язык по тем отрывкам, которые дошли до наших лет в булгарских эпитафиях? Есть какие-то разработки, компьютерные программы, которые позволяют это сделать?

— Можно. Однако, для того чтобы реконструировать «булгарский» язык, недостаточно одного лишь материала эпитафий булгарского периода. Это долгая и кропотливая работа, в рамках которой привлекаются также материалы других древнетюркских и старотатарских письменных текстов, диалектов татарского и других тюркских языков, так как древние формы, относящиеся к «булгарскому» языку, могут быть сохранены и в них.

«За последние десять лет ИЯЛИ вышел на тот уровень когда он стал завершать масштабные проекты, задуманные и начатые еще в советское время»«За последние 10 лет ИЯЛИ вышел на тот уровень когда он стал завершать масштабные проекты, задуманные и начатые еще в советское время». Фото: Андрей Титов

«СЕГОДНЯ ИЯЛИ УЖЕ НЕ МОЖЕТ ЗАНИМАТЬСЯ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО ЛИШЬ ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ НАУКОЙ»

— Вы являетесь заместителем директора ИЯЛИ по научной работе, нельзя не спросить и про наиболее важные проекты института. Можно ли сравнить ИЯЛИ советского периода с нынешним?

— Сейчас это, наверное, уже две разные структуры. В советское время ученые занимались в основном фундаментальными трудами, долго, основательно, не спеша. Могли спокойно выезжать на полгода в экспедиции, в долгосрочные командировки для работы в архивах и библиотеках. В наше время, к сожалению (или к счастью), мы живем в совершенно ином, ускоренном ритме. И сегодня ИЯЛИ уже не может заниматься исключительно лишь фундаментальной наукой. Мы должны соответствовать требованиям времени. Например, с этим связано появление у нас отдела национального образования, который разрабатывает различные методики, касающиеся преподавания татарского языка, выпускает учебники. Но в то же время необходимо отметить, что лучшие традиции советского периода ИЯЛИ сохранены. Это и есть фундаментальность науки: общие научные ценности, традиции, преемственность — все подобное есть и сейчас, но жизнь ставит новые задачи.

За последние 10 лет ИЯЛИ вышел на тот уровень когда он стал завершать масштабные проекты, задуманные и начатые еще в советское время. Если взять область языкознания, то такие проекты, как «Академическая лексикология татарского языка» в трех томах. Это большой труд, над работой к которому мы привлекли не только своих сотрудников, но и специалистов из других научных учреждений. Это 6-томный толковый словарь татарского языка и большое количество разных терминологических словарей. Из фундаментальных — трехтомная история татарского литературного языка. Тоже очень большой и важный труд. На основе письменных источников анализируется огромное количество лингвистического материала.

Переиздали «Атлас татарских народных говоров», который впервые вышел еще в 1989 году. Мы его откорректировали, добавили множество интересных деталей и опубликовали его в удобном формате. Вместе с Институтом семиотики АН РТ сделали и его электронный вариант. В области литературоведения: в 2021-м у нас заканчивается работа над (в 2020-м мы закончили подготовку, в этом году будет, наверное, издан) последний 8-й том истории татарской литературы. Наши текстологи издали и подготовили 6-томник Габдуллы Тукая. В этом году надеемся закончить 15-томник Галимджана Ибрагимова. Одним из больших достижений данного периода нужно считать издание первой персональной энциклопедии, посвященной Габдулле Тукаю. Искусствоведы наши закончили работу над энциклопедией художников Татарстана и вышли на новый этап, сейчас мы начинаем работу над «Историей искусств татарского народа и Татарстана». Заканчиваем работу над «Историей татарского театра». Попутно хотелось бы отметить, что бо́льшую часть своих изданий мы выкладываем в свободный доступ на сайте института.

— Как в целом обстоит дело с электронными проектами?

— У нас реализуется множество электронных проектов. Хотелось бы сделать на этом особый акцент. Например, мы создали «Электронный лексикографический фонд». Очень удобный сайт, где в поисковике можно ввести слово и о нем ты получишь информацию из 42 различных словарей. И мы постоянно пополняем этот фонд словарей.

Несомненным достижением является и создание электронного каталога топонимов Республики Татарстан. Нужно заметить, аналога ему еще нет в России. На данный момент туда включено 7 тысяч топонимов РТ, и мы планируем его расширить, хотим туда включить топонимы всей России, все тюрко-татарские топонимы по всей РФ. Это создание различных электронных корпусов, например «Русско-татарский корпус параллельных текстов», «Корпус литературных текстов». Все наши электронные проекты можно найти на платформе ТАТZЕТ.

Также несомненное достижение — это новые проекты «Мирасхане», нашего центра письменного и музыкального наследия. Мы планомерно начали сканировать периодическую печать начала XX века и выставлять ее на специальном сайте, а также создали программу для распознавания этих арабографических текстов. Стали системно изучать эпиграфические памятники Поволжья и Приуралья, систематизировать и описывать их. Все это также представляем широкой общественности.

Проектов очень много, в том числе в плане реализации различных государственных программ. Это не только дополнительное финансирование, но и большая ответственность. Спрос с коллектива очень серьезный. Но в целом работа весьма интересная. Мы считаем, что делаем важное, нужное дело, но оценивать это не нам.

Олег Ришатович Хисамов — кандидат филологических наук. Родился 29 сентября 1975 года в селе Улиманово Актанышского района ТАССР. В 1997-м с отличием окончил факультет татарской филологии, истории и восточных языков Казанского государственного университета. В 2000 году окончил аспирантуру университета.

В 1997–2013 годах работал в Казанском государственном (позже Казанский Федеральный) университете. С 2000-го — заведующий кафедрой татарского языка и литературы зеленодольского филиала КГУ. С 2007 года — декан гуманитарного факультета зеленодольского филиала КГУ.

С 2013-го — заместитель директора ИЯЛИ им. Ибрагимова Академии наук Татарстана.

Область научных интересов: ономастика, тюрко-татарская топонимика, татарская диалектология.

Азат Ахунов

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here