Как русский губернатор узбеков исламу учил

0
27

В истории Центральной Азии особое место занимает восстание местного населения Туркестанского края 1916 года против принудительной отправки в прифронтовую полосу на работы. Восстание это царским властям не удалось подавить вплоть до Октябрьской революции 1917 года, хотя они и обрушились с суровыми репрессиями на восставших. Тем интересней некоторые удивительные факты, связанные с ним.

Одним из таких эпизодов стало поведение военного губернатора Ферганы генерал-лейтенанта Александра Гиппиуса, который не только подавил вспышки недовольства со стороны местного населения, но и добился того, что рабочие отправились в прифроновую полосу добровольно. Сделал он это весьма нетривиальным способом. Но начнем по порядку.

Волнения в Туркестанской области начались в начале июля, когда местная администрация начала составление списков потенциальных призывников. Не обошли они стороной и Фергану, которая по мнению российских властей, считалась рассадником «исламизма», учитывая огромное количество мусульманских учебных заведений-медресе, расположенных в этой части Туркестана. Однако, как показывают документы того периода, в Фергане после первых выступлений активность протестующих пошла на убыль. Как удалось этого достичь?

Все дело в том, что военный губернатор Ферганы генерал-лейтенант Александр Гиппиус долгое время работал в аппарате военного атташе в Стамбуле, а затем много лет прослужил в Туркестане и в дополнение к хорошему знанию турецкого и арабского языков хорошо изучил нравы и обычаи местного населения. Вместо того, чтобы применять к восставшим силу он несколько дней подряд ездил на встречи с мусульманским духовенством и аксакалами и убеждал их употребить свой авторитет для успокоения людей. Он разъяснил, что набор на прифронтовые работы будет осуществляться путем назначения одного работника от 5 дворов. Тем самым он опровергал слухи о том, что всех мужчин в возрасте до 40 лет мобилизуют и семьи лишатся рабочих рук. Более того, он своей властью объявил о том, что набор будет добровольным.

Однако в своей разъяснительной работе губернатор наткнулся на отстраненную позицию мусульманского духовенства, которое, с одной стороны, не осмеливалось перечить власти, а с другой – не хотело никаким образом участвовать в данном деле. Более того среди неграмотного простонародья распространялись сведения о том, что те, кто поедет на работы в прифронтовую полосу, станет неверным (кяфиром). Для пущей солидности добавлялось, что так сказано в Коране.

Гиппиус, как владеющий арабским языком прекрасно понимал, что духовенство таким образом вводит народ в заблуждение. Тогда он принял смелое решение – обратиться к народу напрямую. 23 июля во дворе Джума-мечети в Намангане собралась огромная толпа местных жителей, к которой вышел генерал Гиппиус. Он обратился к собравшимся с речью и призвал к покорности властям. В доказательство того, что решившие отправиться на работу на самом деле следуют велению Корана, подчиняться власть придержащим, Гиппиус намеревался зачитать им соответствующие аяты.

При этом муллы решили пойти на хитрость и заявили, что генералу не следует читать Священное Писание мусульман, не облачившись в халат и чалму. Они рассчитывали, что русский «сардар», посчитает ниже своего достоинства нарядиться в «туземную» одежду. Однако это не стало препятствием для Гиппиуса, который, надев халат и чалму, прочитал им соответствующие аяты и растолковал их на местном наречии. По рассказу самого Гиппиуса: «Все вышло очень спокойно и серьезно, царила мертвая тишина, а некоторые старики даже плакали от умиления. Общее настроение было превосходное». После этого в течение нескольких недель удалось, пусть и медленно, укомплектовать рабочие команды.

Все происходящее в Фергане сильно контрастировало с соседними областями, где власти прибегли к насилию и уничтожали целые кишлаки, пытаясь запугать «туземцев» и привести их в «покорность». Вышестоящее начальство, делавшее ставку на силовое решение проблемы, не оценило действий Гиппиуса, а Туркестанский военный губернатор М. Р. Ерофеев обвинил его в превышении полномочий и дискредитации власти. Однако Гиппиус пошел наперекор начальству и продолжал слать в военное министерство телеграммы, в которых призывал отменить принудительный набор и перепись населения для составления мобилизационных списков.

Начальство, видя такую неслыханную дерзость, не нашло ничего лучше, чем предложить непокорному генералу уйти в отставку, угрожая в противном случае принудительным увольнением без пенсии. Однако, отказавшись от использования опыта Гиппиуса, власти лишь усилили накал противостояния в Туркестане, который затем вылился в полноценную гражданскую войну, а затем и в долгую борьбу с теми, кого уже новая власть назвала «басмачами».

После 1917 года судьба генерала Гиппиуса не прослеживается. Однако судя по тому, что его имя не фигурирует ни в списках белых, ни в списках красных армий, можно предположить, что он остался в стороне от братоубийственного конфликта. Гиппиус как разведчик и дипломат, привыкший к нестандартным решениям, в итоге не вписался в общую парадигму поведения представителей царской администрации, которая предпочитала «тушить пожар бензином» и раскручивала маховик репрессий против коренного населения.

Тем удивительнее гуманный поступок русского генерала, сохранившего жизни и солдат, и местных жителей, священную книгу которых – Коран – Гиппиус, по его же собственным словам, уважал и часто читал.

Автор: Хасан Насретдинов

islamnews

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here