«Как-то реагировать надо, но Путин молчит»: станет ли Святая София мечетью?

0
215

Как депутаты Госдумы писали письмо «турецкому султану»

«Святая София — это часть нашей культуры, нашего естества», — вещал вчера на пленарном заседании депутат Вячеслав Никонов. После этого думцы единогласно приняли обращение к турецкому парламенту, призывая «проявить мудрость» и не изменять решение Ататюрка оставить Святую Софию музеем. Эксперты «БИЗНЕС Online» настаивают на том, что Россия не должна лезть в эти вопросы, а решение нужно оставить на откуп властей и населения Турции.

Накануне депутаты Госдумы приняли обращение к турецким коллегам, призывая оставить статус музея у собора Святой Софии в Стамбуле, который в Турции предлагали сделать мечетьюНакануне депутаты Госдумы приняли обращение к турецким коллегам, призывая оставить статус музея собору Святой Софии в Стамбуле, который в Турции предлагали сделать мечетью. Фото: Арильд Воген / commons.wikimedia.org

«ДЕВЯТЬ СТОЛЕТИЙ СВЯТАЯ СОФИЯ БЫЛА НЕРУШИМЫМ СИМВОЛОМ ЕДИНСТВА ХРИСТИАНСКОГО МИРА»

«Эрдоган, будь достоин Ататюрка!» — с таким лозунгом накануне депутаты Госдумы приняли обращение к турецким коллегам, призывая оставить статус музея собору Святой Софии в Стамбуле, который в Турции предлагали сделать мечетью. Документ наших парламентариев получился весьма сдержанным. Не было там угроз, а лишь осторожные просьбы «всесторонне проанализировать» ситуацию, «проявить мудрость» и не пересматривать решение основателя современной Турции Мустафы Кемаля Ататюрка. «Депутаты Государственной Думы убеждены, что необходимо предпринять все возможные шаги для того, чтобы предотвратить ущерб, который может быть нанесен поспешным изменением статуса музея всемирного масштаба», — говорится в обращении депутатов, которые в этот раз были едины в своем порыве отстоять Святую Софию.

Разница была лишь в эмоциональности накала, с которым выступали с думской трибуны. Так, Леонид Слуцкий, чей комитет по международным делам готовил обращение, предпочел рассказать историю собора, созданного по замыслу императора Константина в IV веке и обретшего сегодняшний облик уже в VI веке при императоре Юстиниане. «Девять столетий Святая София была нерушимым символом единства христианского мира. Таковым Святая София осталась и в последующее столетие, будучи до 30-х годов XX века мусульманским храмом, мечетью. Тем не менее, пройдя через землетрясения, пожары и разрушения, Святая София в веках осталась символом стойкости, нерушимости и единства христианской веры и христианского мира», — говорил депутат.

Леонид Слуцкий: «Пройдя через землетрясения, пожары и разрушения Святая София в веках осталась символом стойкости, нерушимости и единства христианской веры и христианского мира»Леонид Слуцкий: «Пройдя через землетрясения, пожары и разрушения, Святая София в веках осталась символом стойкости, нерушимости и единства христианской веры и христианского мира». Фото: «БИЗНЕС Online»

Слуцкий напомнил, что в 1934 году Ататюрк решил сделать Святую Софию музеем. «Он хотел установить более тесные отношения с СССР», — добавлял лидер КПРФ Геннадий Зюганов, заодно вспоминая, что на строительство собора потратили «три бюджета Византийской империи». Впрочем, лидер коммунистов даже тут увидел «зубы» американцев. «Американцы пытаются расколоть православие, затеяли грязную войну на Украине. Мне думается, что и здесь торчат их зубы, чтобы обострить ситуацию на Ближнем Востоке», — объявил Зюганов. Тут мы справедливости ради должны вспомнить, что намерение Турции превратить собор в мечеть в США как раз пришлось не по нраву. Так, неделю назад госсекретарь США Марк Помпео заявил: «Мы призываем власти Турции оставить собор Святой Софии музеем. Это продемонстрирует готовность Турции уважать традиции, связанные с религией, и многоликую историю Турецкого государства. Необходимо, чтобы все имели доступ в собор». Анкара ответила, что это собственность Турции и вообще относится к внутренним делам.

Геннадий Зюганов: «Американцы пытаются расколоть православие, затеяли грязную войну на Украине. Мне думается, что и здесь торчат их зубы»Геннадий Зюганов: «Американцы пытаются расколоть православие, затеяли грязную войну на Украине. Мне думается, что и здесь торчат их зубы». Фото: «БИЗНЕС Online»

«ДЛЯ НАС СВЯТАЯ СОФИЯ — ЭТО ГОРАЗДО БОЛЬШЕ, ЧЕМ СОБОР, ЧЕМ ПАМЯТНИК ЮНЕСКО»

Об этом Геннадий Андреевич отчего-то умолчал. Вместо того он продолжал настаивать, что «София олицетворяет мудрость, Божью мудрость». Зато лидер ЛДПР Владимир Жириновский громких слов не жалел. По его мнению, обращение к турецкому парламенту вышло слишком мягким. «Россия сегодня — единственная страна, которая представляет весь православный мир. Собор Святой Софии куда красивее, чем наш храм Христа Спасителя и новый храм Вооруженных сил. Это лучший храм христианского мира, ему 14 веков!» — бушевал Владимир Вольфович. Он так разошелся, что объявил, будто единственная задача турок и Реджепа Тайипа Эрдогана в том, чтобы «восстановить великую Османскую империю», включив в нее северную Сирию, северный Ирак, часть Молдавии, Крым, часть Болгарии и Греции. «И снова хотят возглавить мусульманский мир — это 1 миллиард 300 миллионов мусульман», — возмущался лидер ЛДПР.

Заодно он заявил, что турки всегда нас ненавидели, поскольку «мы остановили их завоевания в Европе». «Сегодня они против нас в Сирии и Ливии, не признают Крым», — добавил он. Так что Жириновский уверен, что Турция не просто хочет поменять статус Святой Софии, но и «нанести удар по Москве». «Москва — глава христианского мира. Третий Рим — Москва, а четвертому не бывать. Так вот четверым будет мусульманский мир», — заявил он, решительно призывая… направить пикетчиков к турецкому посольству.

Владимир Жириновский громких слов не жалел. По его мнению, обращение к турецкому парламенту вышло слишком мягкимВладимир Жириновский громких слов не жалел. По его мнению, обращение к турецкому парламенту вышло слишком мягким. Фото: «БИЗНЕС Online»

В свою очередь глава комитета по образованию и науке Вячеслав Никонов и вовсе объявил, что Россия после падения Константинополя в 1453 году «выступила наследником Византийской империи». «Наш герб — двуглавый орел — это герб Византии. Мы заявили о себе как о третьем Риме. Это была первая национальная идея нашей страны — создание крупнейшего христианского государства на планете. И эта идея, когда границы Московского царства доходили до Вязьмы, была реализована. Для нас Святая София — это гораздо больше, чем собор, чем памятник ЮНЕСКО. Святая София — часть нашей культуры, нашего естества», — считает он.

Более того, Никонов подчеркнул, что святыни исламского мира отнюдь не в Святой Софии, а в Саудовской Аравии и Иерусалиме. «Это святыня христианства и прежде всего православия… Это святыня всего человечества, и она должна оставаться таковой. Если подобное произойдет, то это будет вызов. Напротив, если турецкие власти оставят Софию в нынешнем статусе, то это станет проявлением уважения к мировой культуре, христианству, православию, безусловно, к нашей стране, которая для Турции, помимо прочего, является главным торговым партнером, а в последнее время еще и военно-политическим», — заявил депутат.

Со всеми выступающими согласились и остальные парламентарии: 385 проголосовали «за», одобрив тем самым обращение к Великому национальному собранию Турции.

Вячеслав Никонов: «Если турецкие власти оставят Софию в нынешнем статусе, то это будет проявлением уважения к мировой культуре, христианству, это будет, безусловно, проявление уважения к нашей стране»Вячеслав Никонов: «Если турецкие власти оставят Софию в нынешнем статусе, то это будет проявлением уважения к мировой культуре, христианству, безусловно, к нашей стране». Фото: «БИЗНЕС Online»

Дискуссия вокруг будущего собора Святой Софии в Стамбуле опять началась после того, как 29 мая, в очередную годовщину падения Константинополя, в этом храме состоялось чтение Корана. А спустя неделю Эрдоган уже поручил изучить возможность превращения собора в мечеть. Уже в прошлый четверг, 2 июля, Верховный суд Турции постановил, что статус Святой Софии может быть пересмотрен указом президента страны. В тот же день Госсовет Турции провел заседание для обсуждения этого вопроса. По итогам говорилось, что решение станет известным в течение ближайших 15 дней.

Это вызвало неоднозначную реакцию в мире. Как мы уже упомянули, воспротивились такому намерению Турции США. Тут также стоит напомнить, что еще в марте 2019 года Эрдоган грозился изменить статус Святой Софии на мечеть в отместку Израилю и Штатам. На митинге в Трабзоне глава государства заявлял, что вернет собору подлинный статус мечети после муниципальных выборов в Турции 31 марта. «Сейчас Трамп объявляет, что Иерусалим является столицей [Израиля], (…) присваивает Голанские высоты оккупанту. Вы получите ответ из Турции», — указал Эрдоган. Но тогда по какой-то причине статус менять не стали.

В этом году дело пошло дальше. Теперь отреагировали и в России. Впрочем, Кремль устами пресс-секретаря президента РФ Дмитрия Пескова ожидаемо отказался давать оценку действиям своего ситуативного союзника. «Мы не можем комментировать само решение, это внутреннее дело Турецкой Республики», — заявил он.

Дискуссия вокруг будущего собора Святой Софии в Стамбуле в очередной раз началась после того, как 29 мая, в очередную годовщину падения Константинополя, в этом храме состоялось чтение КоранаДискуссия вокруг будущего собора Святой Софии в Стамбуле опять началась после того, как 29 мая, в очередную годовщину падения Константинополя, в этом храме состоялось чтение Корана. Фото: «БИЗНЕС Online»

Зато МИД РФ молчать не стал, правда, и речи его были смиренны, как подобает христианам. Замглавы ведомства Сергей Вершинин лишь выразил надежду, что при принятии решений турецкая сторона учтет «общемировое значение этого объекта». Русская православная церковь в том же духе понадеялась на «благоразумие государственного руководства Турции». «Сохранение нынешнего, нейтрального, статуса Святой Софии, одного из величайших шедевров христианской культуры, храма-символа для миллионов христиан по всему миру, послужит дальнейшему развитию отношений между народами России и Турции, укреплению межрелигиозного мира и согласия», — говорится в распространенном заявлении патриарха Кирилла. Более того, по его мнению, изменение статуса собора «отзовется глубокой болью в русском народе».

«САМИ ВЛАСТИ И ОБЩЕСТВЕННОСТЬ ТУРЕЦКОЙ РЕСПУБЛИКИ ДОЛЖНЫ ОПРЕДЕЛИТЬ СУДЬБУ АЙЯ СОФИИ»

«БИЗНЕС Online» попросил экспертов высказаться о том, должна ли Россия вмешиваться в решение по статусу Святой Софии.

Дамир Мухетдинов — первый заместитель председателя ДУМ РФ: 

— Решение этого вопроса — суверенное дело суверенного государства. Его парламент, народ, президент принимают решение в отношении своих исторических памятников, истории и прочих юридических норм. Возможно, эта тема всколыхнула не Россию, а отдельно взятых депутатов, деятелей, государственных мужей, представителей Русской православной церкви. Наверное, потому, что это имеет важное историческое значение, место, роль для русского православия, которое ведет свои корни из Константинополя.

Как мне помнится, турецкая сторона не вмешивалась в вопросы, когда Русская православная церковь пыталась пересмотреть такие музейно-исторические памятники, как Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге и других городах. Спокойно к подобному относилась, понимая, что это дело суверенного государства. Но православная церковь имеет право высказать свой голос, внести свои предложения. Главное, чтобы все это было направлено на достижение мира, межрелигиозного диалога и взаимопонимания.


Альбир Крганов — глава духовного собрания мусульман России, член Общественной палаты РФ:

— Сегодня в мире остается еще открытым вопрос о возвращении религиозных объектов их первоначальным владельцам. Нас, мусульман, в том числе волнует мечеть или даже комплекс мечетей в Испании, который был превращен в христианскую обитель. Ну и в ряде других регионов мира, в той же Греции, остаются открытыми [подобные] вопросы. Есть, кстати говоря, вопросы и у нас, в России. Мы не раз об этом говорили. В Ульяновске уже 15 лет никак не можем вернуть мечеть, которую построили Акчурины, а сейчас там находится хлебозавод. И в Ставрополе в здании мечети расположена картинная галерея. И есть еще ряд таких мечетей и храмов других религиозных конфессий.

По отношению к Турции — это внутренний вопрос Турецкой Республики. Они должны сами определять свои решения. Я бы только сказал, что здесь нельзя слишком политизировать данный вопрос. История Айя Софии очень интересная. Она столетиями была христианской, затем столетиями — мусульманской. Потом, с приходом Кемаля Ататюрка, она стала музеем. И сегодня обсуждается данная тема. Религия должна сплачивать людей, а мы сегодня, к сожалению, видим, к чему приводит то разделение по религиозным признакам, которое касается зданий религиозных храмов в Палестине. Там находятся святыни наших трех традиционных религий — ислама, христианства и иудаизма. И в основе этих воззрений заложено, что данную территорию нужно освободить от других. Вы знаете, это очень негативная тенденция и, я бы сказал даже, утопическая идея, потому что люди должны жить во взаимоуважении, религии к такому и призывают. Вот в данной связи сами власти и общественность Турецкой Республики должны определить судьбу Айя Софии, им необходимо постараться объяснить людям, почему это надо сделать или почему не нужно. То есть здесь открытый процесс, и должны быть разъяснения по этому поводу.

Мне сложно комментировать, почему Турция решила поднять данный вопрос именно сейчас. Я читаю разные мнения по этому поводу. Что это, возможно, какой-то политический шаг для решения каких-то вопросов. Я не владею той информацией, которая позволила бы мне четко на данный вопрос ответить. В Стамбуле построены тысячи новых мечетей. Недавно открыли великолепную мечеть на 60 тысяч человек. Это такая красивая жемчужина, в архитектуре которой, кстати, объединены черты и архитектурные решения мечети Султан Ахмада и Айя Софии. То есть этот вопрос (о необходимости преобразования музея Святой Софии в мечеть — прим. ред.) — гражданскому обществу Турции и ее верующим. И я думаю, что Турецкое государство достаточно древнее и опытное, чтобы вынести мудрое решение в этом отношении. Полагаю, что они сейчас также учитывают все мнения как внутри страны, так и за рубежом по данному поводу. И, исходя из этого, примут решение.


Роман Силантьев — религиовед:

— Конечно, христианам было приятнее, когда Святая София являлась музеем. Причем христианам не только православным, не только относящимся к Константинопольскому патриархату. С другой стороны, препятствовать этому мы не можем. Апелляция к Кемалю Ататюрку, который в России очень быстро скатывается на позицию Ленина, уже, к сожалению, не работает. Власть в Турции поменялась, и Кемаль Ататюрк для них не авторитет. Во многом, как я подозреваю, это делается назло не христианам, а как раз кемалистам. Как я лично считаю, подобное — борьба с наследием Ататюрка. И я думаю, что это скорее удар по кемалистам. Идет декемализация Турции. А Эрдоган себя позиционировал как верующего мусульманина, который хочет обратить вспять процессы кемализации Турции, что он успешно и делает. Весь период его правления — уничтожение наследия Ататюрка. И сейчас это один из этапов такого уничтожения. Была кемализация Турции, а сейчас идет обратный процесс.

«РОССИЯ ДОЛЖНА МОЛЧАТЬ И НЕ ЛЕЗТЬ В ЭТО ДЕЛО»

Шамиль Султанов — исламовед:

— Во-первых, чисто формально это какая-то отмазка. Из Кремля поступило указание, и надо что-то сделать. Дело в том, что меджлис-то уже принял решение по этому поводу. Меджлис отдал прерогативу по данному вопросу президенту. В этой ситуации обращаться к меджлису — оскорбление, которое как бы говорит, мол, вы неправильно приняли решение, пересмотрите его. А почему неправильное? Они поручили это президенту. Обращение Госдумы я считаю некорректным.

Во-вторых, то, что связано со Святой Софией, — это чисто внутреннее дело Турции. Наши забывают, что в течение нескольких столетий Айя София была мечетью. И только при Ататюрке, когда он проводил деисламизацию Турции, она превратилась в музей. То есть только потому, что это соответствовало общей политике турецкого правительства при Ататюрке.

Обращение Думы совершенно бессмысленно. Смысл есть только с точки зрения Кремля — получить хоть что-то, что можно было бы разыграть против Эрдогана. В целом ряде событий Эрдоган переигрывает Кремль, Анкара — Москву. Но это не совсем корректно. Если мы создаем такой прецедент, нам тем более надо будет молчать, когда они станут говорить о правах человека, каких-то преследованиях и прочем. Мы сами открываем ящик Пандоры.

Турция подняла данный вопрос именно сейчас, потому что исламизация идет очень быстро, активно. В Турции это не просто спонтанный акт. Там периодически безостановочно идет поток писем и в меджлис, и Эрдогану по поводу Святой Софии. Люди напоминают, что она в течение нескольких столетий была одной из главных мечетей исламского мира. Если речь идет о том, что Турция возвращается в ряды исламского мира в качестве лидера, то необходимо возродить и то, что отличало Османскую державу. Дискуссия по поводу секуляризма и предшествующей исламской истории в Турции идет очень бурно. Наши специалисты не обращают или не хотят обращать на это внимание.


Максим Шевченко — журналист:

— Я бы хотел отметить, что Айя Софии хотят вернуть статус религиозного здания, объекта, каким она и была на протяжении тысячелетий. Построенная при Юстиниане, она в 1453 году благодаря султану Мехмету Фатиху стала мечетью. И с 1453-го до 1935-го она таковой была. Поэтому в том, что в ней находится музей, я ничего страшного не вижу, но в целом это не соответствует тому статусу, ради которого она строилась. То, что Государственная Дума Российской Федерации принимает какое-то безумное постановление, которое является открытым вмешательством во внутренние дела Турецкой Республики и солидаризируется с одной из политических сил Турецкой Республики — Мустафой Кемалем Ататюрком, мне кажется очень странным. Если это не называется вмешательством во внутренние дела другого государства, тогда я вообще не понимаю, что называется таким вмешательством.

Лучше бы Государственная Дума обратила внимание на свою родину. Есть российские города, где мусульмане десятилетиями не могут добиться, чтобы у них была хотя бы одна мечеть. Допустим, Ставрополь, или Краснодар, или другие города. На огромную Москву пять или шесть больших мечетей, что, конечно, не соответствует реальному числу верующих. Но Государственную Думу больше интересует ситуация с музейным фондом Турецкой Республики. И с тем, чтобы Турция (большинство граждан которой выступают за то, чтобы музей Айя София стал мечетью) действовала по указаниям Государственной Думы Российской Федерации. Они кем себя возомнили, мне интересно? Кем они себя полагают, депутаты Государственной Думы? Они что, вправе диктовать другим государствам?

Тогда, значит, и Российской Федерации не надо обижаться, когда кто-то диктует, что и как должно в России происходить. И таким образом Государственная Дума открывает большие возможности для того, чтобы и нашей стране указывали на несоответствие точке зрения других государств или парламентов других стран статуса того или иного здания, или культурного объекта, или того или иного региона. Поэтому я, честно говоря, просто в шоке.

Я полагаю, что Константинополь проиграл войну в XV веке и его жители вполне естественно уступили историческое первенство османам, жителям Османской империи. Очевидно, Государственная Дума хочет пересмотреть, ревизовать итоги войны XV столетия. Но эта инновация очень интересная: ревизия итогов войны XV века. Подобное даже не какая-то ревизия итогов Второй мировой. Пожалуйста, это их право, но я с ним принципиально не согласен, просто потому что считаю такое безумием.


Алексей Малашенко — российский востоковед, исламовед, политолог:

— Россия должна молчать и не лезть в данное дело, потому что все уже решено. Если РФ будет полемизировать с Эрдоганом или кем бы то ни было чьими бы то ни было устами — это глупость.

Мы все-таки живем в XXI веке, надо договариваться. А поскольку Эрдоган — исламист, пусть и умеренный, у него очень большие проблемы и у себя в стране, и вообще в отношениях. Ему надо было подтвердить, что он великий человек и свою конфессиональную идентичность. Он это сделал. Он абсолютно на всех наплевал. Ничего особенного не произойдет, что бы там ни говорили американцы, патриарх или какие-то люди. Эрдоган сделал то, что удобно для его личной политической карьеры.

С точки зрения ислама, традиций и всего прочего, пусть был бы музей. Там рядом стоит Голубая мечеть. Мало места, что ли? Это символ даже величия не Турции, а его собственного, как мусульманина. Это типичная политика на религиозной основе. Ничего в итоге не изменится. Единственное — к туркам, мигрантам в Европе, будут относиться еще хуже. За что боролись, на то и напоролись. Это не такое великое событие.

Россию данная ситуация всколыхнула, потому что касается православия. Как-то реагировать надо. Но Путин в данном случае молчит, и светские политики тоже, потому что они больше заинтересованы в Эрдогане. Вот если бы начался какой-то конфликт, был бы крик на лужайке. А так патриарх и кто-то еще что-то сказали… Ну и что? Это не великое событие. Даже сам Эрдоган на подобном много очков не соберет, а потом про все забудут.

Елена Колебакина-УсмановаЭльвира ВильдановаАлександр Гавриленко

Фото на анонсе: Арильд Воген / commons.wikimedia.org

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here