Корни успеха

0
21

Приятные воспоминания

В последнее время в социальных сетях районной администрации публикуются фотографии из истории нашего района. Мне кажется, это правильно. В зеркале прошлого можно оценить и видеть неразрывную связь с настоящим. Многим людям, просматривая их, думается, дорог период непосредственного соприкосновения со знакомыми лицами. Время неумолимо. Некоторых людей уже нет. Но воспоминания безмятежного прошлого и наводят некоторую грусть прошедшего времени, и одновременно окрыляют, и придают силы к настоящему и каждодневному. Можно назвать источником силы, особенно душевной, неразрывную связь поколений, их примерный труд во благо нашей малой родины, созданный предыдущим и продолженный следующим поколением. Если обратиться к конкретным воспоминаниям, обязательно всплывут принятые решения по обустройству каких-то мест объектов, меткие высказывания, превратившиеся в афоризмы. Богатство творений наших земляков создали красоту и близость родных мест и воспитали хороших людей, мудрых и умелых. Проследить труд и творчество можно, если обратиться к названиям мест в нашем районе, к топонимам. В каждом населенном пункте есть известные названия мест. Можно удивляться богатству мыслей людей, назвавших коротко и емко какое-то конкретное место, здесь заключены, как душевный порыв пережитого, так и меткость слова. Так же известно, что наша камышлинская земля воспитала многих известных людей. У каждого человека есть своя биографическая история, свои родители и предки. Говоря принятыми словами, имеются свои корни у каждого из нас.

Обратимся к напечатанной фотографии. Это 1976 год, горы Тянь-Шань перевал Ала-Бель автодорога Ош- Фрунзе. Фрунзе, так назывался теперешний Бишкек, в прошлом столица Киргизии, которая сегодня называется республика Кыргызстан. Фотография выполнена Наилей Мукаттасовной Галимовой. Слева направо братья Равиль и Наиль Тахаутдиновы, далее супруги Латыповы, Мукаттас, Рабига и Ратмиль посередине своих родителей. Многие годы спустя этот мальчик стал отцом известного спортсмена экстра-класса биатлониста Эдуарда Латыпова. Об Эдуарде написано немало и надеюсь, будет написано много. Моя задача — сообщить некоторые штрихи о его корнях, о родителях его отца — людей известных своим трудолюбием и активным участием в местной театральной жизни, причем применительно к опубликованному фото.

Если конкретно, то мой брат Наиль Гарифович и Мукаттас абый, встретившись на производстве, решая задачи предприятия на основе взаимопонимания и достижения целей, незаметно превратились в хороших друзей. Посоветовались и решили совершить семейную автомобильную поездку в Андижан, в гости к родителям жены моего брата. Дождавшись отпуска, выехали в первых числах августа на двух автомобилях ВАЗ, первый по ходу движения на маршруте совершенно новый, неделю как выехал с конвейера автозавода, второй — за два года также проехал немного. Мне несказанно повезло, роль штурмана и бортмеханика в прямом смысле слова предвосхищала все ожидания и радовала доверием. Скажу, роль штурмана была необходима. При отсутствии наземных ориентиров и некоторого количества расходящихся следов редких автомобилей в пустыне, предстояло днем по солнцу и наручным часам, а ночью по полярной звезде, правильно ориентируя атлас автомобильных дорог, выдерживать направление, выбирая именно тот необходимый след. Путь предстоял сложный.

Приаральские Каракумы, которые нужно было преодолеть, манили к себе и немного интриговали своей неизвестностью. В то время маршрут не был широко известен. Правда, брат там проезжал ранее и имел некоторый опыт. Он состоял из его поездки пятью годами ранее на капитально им же отремонтированном Москвиче 403. Тогда смелость вызова стихии базировалась на уверенности и надежности собственноручного ремонта, не очень-то надежного Москвича. А двумя годами позже он же на Волге ГАЗ 21, также отремонтированной своими силами, с хорошим ресурсом автомобиля среднего класса, совершил поездку туда и обратно. В обоих случаях экипаж был полный. И даже этот опыт настораживал, слушая его высказывания о том, что мы взглянем на край света полного своей неопределенностью. Но не пугал. И это было правдой. Что стоит двойной запас бензина в багажнике, и так доверху переполненном грузом. Впереди, после населенного пункта Карабутак в Казахстане, открывалось в последних метрах закончившегося оборванного асфальта направление движения. Направление скорее являлось полным бездорожьем, и не вызвало чувства тревоги и отчаяния.

Отсутствие машин нарушилось Волгой ГАЗ 21 из Куйбышевской области, которая быстро обогнала наши присевшие от груза машины. Она оставила зависть своей рессорной подвеской, высоким клиренсом, грузоподъемностью и быстроходностью, которая достаточно быстро удаляла ее от нас, превращая машину в точку, вскоре исчезнувшую из поля нашего зрения. Наши Жигули, тяжело нагруженные, и страхом зачерпнуть задним фартуком порцию песка и деформироваться уверенно продолжили путь на юго-восток. Хоть время было послеобеденное, и солнце своими лучами оставалось где-то справа по курсу движения, скатываясь к вечернему закату, почувствовалось дыхание Азии. Стремительно нарастала температура воздуха в виде духоты. Картина вчерашнего дня, когда мы выехали из Камышлы, и то, что мы почувствовали, была разительной, как по окружающему виду, так и восприятию непривычной природы. Впереди, как потом показал одометр спидометра, были более 600 километров полного отсутствия дороги, как таковой. На следующий день указатель датчика температуры двигателя застыл у края опасной красной черты. Но к чести автомобиля, его надежность была безукоризненной, и переход в зону красного цвета стрелки не состоялся. Ни разу во время пустынного перехода не включалась четвертая передача. Скорость движения не превышала минимум, при которой можно было двигаться на высшей передаче. Поочередно движение осуществлялось на второй и третьей скоростях, а иногда и первая передача использовалась. Уже потом, когда мы приехали в конечную точку, обнаружили, что имущество в багажнике изрядно перетерлось от постоянной нудной вибрации, которая, казалась вечной и не имеющей своего конца, ввиду моральной усталости от бесконечного бездорожья. Даже аккумулятор, то ли от брака, то ли от дорожных условий, одной своей банкой дал течь. В конечной точке по приезде, в свалке таксопарка, отыскав старый аккумулятор, на коленке разобрали свой и перенесли сборку пластин в старый корпус, предварительно вынув негодное содержимое последнего. Сохранив остаток пяти банок электролита, и разбавив водой, поровну разделили во все шесть банок и получили работоспособный источник тока. Но это было после. Пока же в дороге углубились в пустыню настолько, что штатный радиоприемник автомобиля умолк, лишь проявляя редкий треск разряда, удаленность от радиостанции, и все, что окружает обыденность жизни, проявлялось в полной мере. Такое абсолютное молчание радиоприемника встретилось впервые. Автозаправок в пути следования так же не было. Изредка встречались легковые автомобили, по всей видимости, такие же романтики, как и мы, что как-то скрашивало одиночество. Вдруг неожиданно возникают асфальт и линии электропередач, уходящие поперек нашего курса. Неожиданно возникает миг надежды, что позади эта жуткая тряска и пустой горизонт и вот она — цивилизация. Но брат рушит радостное чувство, спокойно произнося слова «слева, примерно в 60 километрах, космодром Байконур». И продолжает еще не зародившуюся мечту о недоступности, предваряя возникновение контрольно-пропускного пункта и оборвавшейся мысли о повороте налево.

Впереди та же пустыня. Маневренное движение в объезд выступающих окаменелых препятствий продолжается. Одометр спидометра своим отсчетом показывает, достигаем пробега, при котором нужно менять трансмиссионные масла. До конечной точки более одной тысячи километров. Можно ехать. И тут становишься заложником своей профессии. Нельзя ехать, хотя катастрофического ничего не случится. В тяжелых условиях дороги и высоких температур ясно, что зазоры максимально выбраны вкупе с загрязненным металлом, пограничное трение из приработки превращается в износ. Останавливаемся, домкратить нельзя, нужен горизонт, лезу под машину и техобслуживание проведено. Радостное чувство немного скрашивает тряску бесконечной пустыни. И лишь на второй день, ночью, на пути к Кзыл – Орде мы выскочили на асфальт. Полтора суток медленного трясучего хода, как в назидание, был отомщен скоростью 120-130 км/час, так же в редком присутствии автомобилей. На горизонте показался тусклый красный цвет фонарей, который мы стремительно настигали. И, о чудо, это вчерашняя Волга, которая была настигнута так же, как кошка настигает мышь, и быстро исчезающий свет её фар в зеркалах заднего вида. Дальше хороший асфальт, город Ташкент, далее Ферганская долина, мы в центре Узбекистана. Настроение очень хорошее, прекрасный пейзаж, опера «Евгений Онегин» звучит перефразированными словами «я встретил ВАЗ» с особым ударением на звук З и резким переходом в прозу словами 21011. Гостим, окруженные радушием.

Обратный путь, по предложению Мукаттаса абый, решили проложить по другому, совершенно неизведанному пути. По атласу автодорог поехали в направлении озера Балхаш, чтобы выйти через целинные земли Казахстана в Челябинск. А там до дома рукой подать. Кстати, освоение космоса, читаемое в газетах, слышимое по радио и видимое по телевидению, казалось, коснулось нас. Обратный путь пролегал невдалеке от мест приземления космонавтов. Это впечатляло, полетам человека в космос всего 15 лет, все фамилии известны каждому человеку страны. Снимок, сделанный рукой подростка тогда Наили Латыповой, и запечатлел один из четырех перевалов. Самый большой — Тюз Ашуу поразил огромным трудом строителей, осуществивших горную проходку. Из-за невозможности нарезать серпантин, ситуация заставила пробить трехкилометровый туннель сквозь не объездную вершину. Попытка сфотографировать остановилась при расчехлении фотоаппарата «Зенит». Зоркий сотрудник военизированной охраны грозно пригрозил засветить фотопленку, стоит только направить объектив на объект. Затем доверительно дружеским тоном пояснил, что объект стратегический и подлежит охране. Нормальный разговор был воспринят безукоризненным исполнением требований и закреплен крепким дружеским рукопожатием.

Путь домой через озеро Балхаш сразу был понятен, как более длинный. Однако меньшая длина бездорожья, при этом примерно на 200 км, оказалась привлекательной, а вяленая рыба для любителей была лучшим подарком по приезде домой. Правда, высохшие временно на жаркий период солончаки с многочисленными нарезанными колеями грузовиков, нагнетали тоску, думая о том, как проедут те, кто здесь будет в сезон дождей. Таким образом, переход был завершен. Возникнет вопрос: что здесь особенного. Для начала особенность в том, что это труднопроходимый путь. Спустя несколько лет прочитал в альманахе «Вокруг света», что примерно в эти годы в осенний период Урал геологов «заплутал» в Приаралье. Это примерно чуть юго-западнее от нашей трассы. Отсутствие ориентиров, однообразие местности и тяжелые пески сделали свое дело. Урал постоянно двигался в направлении замыкания своего круга. Закончился бензин, и при поиске случайно спасатели обнаружили их. Грань между жизнью и её завершением для неподготовленных людей в пустыне становится прозаичной. Стоит отметить, Мукаттас Латыпов прекрасный сварщик и достаточно образованный человек, все же оставался шофером-любителем. А вот черта характера, обдуманно браться за трудное дело и добиваться результата, была твердой. И в этих условиях отправиться в дальнюю дорогу — это было смелым решением. И связка состоялась. Ведущий мой брат так же был уверен, что второй экипаж не поддастся эмоциям неуверенности. Рабига апа тоже отличалась как незаурядный человек. Мое удивление, студента третьего курса мехфака, вызвало недоумение о возможностях женщины выполнять мужскую работу по сварке ответственных соединений. На моих глазах она варила стыки дымоходной трубы котельной Камышлинского АТХ. Теорию сварки я постиг при завершении второго курса, сдачей экзамена на «отлично». Практики не было. И вот она, простой труженик, в одежде сварщика с маской и держателем электродов послойно варила швы. Теория с великим удивлением превращалась на моих глазах в реальность женскими руками.

Стоит ли пересказывать, что последующие поколения потомков, как правило, наследуют черты своих родителей, добиваясь еще больших результатов. Собственно, что было написано выше, это попытка понять, где кроются корни успеха. Но не только в этом. Основываясь на своих корнях, только в результате упорного труда приходит успех, что мы все с вами видим, приковываясь к экрану телевизора на канале Матч ТВ, видим достижения детей и внуков, проживающих в селе Камышла и вносящих достойный вклад в развитие территории. Резонно прозвучит вопрос, что подвигло написать. Ответ дан в начале статьи, это размещающиеся в сети фото из жизни района. Может быть, попытка все же оказаться в струе популярной темы? Ответ: возможно и это. Но, все же, когда есть возможность общения на различных мероприятиях с Наилей Мукаттасовной Галимовой, тема поездки в Андижан обязательно всплывает. Разве можно забыть труднопроходимые пески Приаральских Каракумов, когда, как и на снегу, возникает ослепление от солнечного света, отраженного от чистого песка. Когда в открытые окна машины и воздух, раскаленный южным солнцем, почти обжигающе нагревает салон автомобиля. Горы Тянь Шань всегда в памяти действием тектонической силы, послойным нагромождением твердой породы. Бесстрашие машинистов дорожной техники, работающих на склонах, когда из-под ножа бульдозера Т-100 порода срывается вниз на многие сотни метров, приводит к нереальной мысли о том, не имеют ли они еще одно сердце. Водители грузовых автомобилей с прицепами, протискивающие свои машины в обгоне в промежутки между стеной и обрывом. Наблюдения, когда видишь по мере подъема в горы, как меняются природные зоны составом деревьев лиственных и хвойных пород. Многочисленные отары овец, которых необходимо переждать остановкой пока не пройдут, бесконечное море шерстяной живности. Горные ручьи, превращающиеся в реки с каскадом электростанций, это тоже Тянь Шань. Жуткий озноб в августе и нехватка кислорода на перевалах, проявляющаяся при попытке бега при разминке мышц. Эта тема всегда кратковременно возникает в разговоре в редких общениях. Собственно это и объединяет памятью хороших отношений длящихся много лет. Посвятить в это читателей, думается, неплохое дело.

Равиль Тахаутдинов.

kamizvestiya.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here