«Крах экономики, безработица, разбои и голодная смерть – не лучшая альтернатива вирусу»

0
162

Эксперты «БИЗНЕС Online» о том, что останется от экономики после месяца простоя и почему бизнес не услышал от Путина ни слова поддержки

Накануне Владимир Путин продлил нерабочую неделю на целый месяц — до 30 апреля. Доживет ли ваш бизнес до окончания карантина? Какие меры поддержки могут его спасти? Есть ли шанс, что эпидемия в стране пойдет на спад и ограничения снимут раньше срока, и как этому поможет усиление полномочий регионов? На вопросы «БИЗНЕС Online» отвечают Валентин Катасонов, Олег Коробченко, Елена Войтко, Шамиль Агеев, Сергей Акульчев и другие.

Валентин Катасонов — профессор кафедры международных финансов МГИМО, доктор экономических наук:

Валентин Катасонов профессор кафедры международных финансов МГИМО, доктор экономических наук

— Наша экономика этого не выдержит. Могла бы, но власть, судя по всему, не собирается оказывать особую поддержку бизнесу. Это стало видно уже по тем решениям, которые были приняты правительством после объявления карантинной недели. И даже она для многих оказалась слишком тяжелой и, может быть, даже смертельной.

К концу этого месяца мы получим другую проблему, гораздо более страшную — миллионы безработных людей. Мы увидим десятки, а может быть, даже сотни тысяч предприятий малого бизнеса, которые будут обанкрочены. И самое главное, что потом все это восстанавливать окажется крайне тяжело. Как в медицине — там при операции нужно бывает остановить сердце на три минуты, но, если на час, потом его уже не запустить. И в экономике так же. Скажем, тяжелая промышленность — мобильный процесс. Домну нельзя останавливать. Если ты это сделаешь, запустить уже практически невозможно.

Даже не будучи медиком, я проявил любопытство, посмотрел на статистику других вирусных инфекционных заболеваний и пришел к выводу, что весь этот шум можно было поднять в связи с любым заболеванием, которое стоит в списке. Возьмите, например, СПИД. Хотя это, конечно, фейковое заболевание, просто набор примерно трех десятков болезней, которые подавляют сопротивление иммунитета. Тем не менее данный набор унес в прошлом году 34 тысячи человеческих жизней, в позапрошлом — 38 тысяч. Вот вам только одна позиция, по которой мы каждый год теряем людей.

Вместо того чтобы устраивать спектакль [с самоизоляцией], власть должна была бы задуматься о том, почему у нас медицина не готова к весенним вирусным эпидемиям. А потому, что развалили медицину. Почему у нас там какие-то экзотические вирусы начинают гулять по стране? Это тоже очень просто. Потому что убрали санитарный кордон и сделали страну проходным двором. А раньше была государственная граница, таможенная, санитарная. Сегодня санитарной границы нет. Не с того конца решают проблему. Власть привыкла только тушить пожары, а строить ничего не умеет, не хочет, да и, наверное, не желает.

Константин Калачев — руководитель «Политической экспертной группы»:

Константин Калачев руководитель «Политической экспертной группы»

— Наши меры еще не самые жесткие из всех возможных. Понятно, что пытаются снизить нагрузку на больницы, медиков. Очевидно, что та ситуация, о которой нам говорили, не вполне адекватно отражала реалии, поскольку у нас просто не было сделано столько тестов, чтобы сообщать о реальном количестве зараженных, о чем Сергей Собянин заявлял недавно. Владимир Путин исходит из практики «не навреди»: минимизировать контакты людей, чтобы снизить распространение коронавируса. При этом перекладывают ответственность на регионы, потому что страна большая, разная. Пусть регионы сами решают, что для них лучше. Этот консервативный подход позволяет надеяться на то, что экономика хоть и пострадает, но не до такой степени, как если бы по всей стране ввели режим ЧС. Выбора просто нет. В любом случае, если смертность населения резко повысится, претензии будут к власти. Поэтому надо выбирать золотую середину, которой нет, — между сохранением экономики и защитой жизни людей. Президент как мог пытался балансировать.

Пока у нас вспомнили про федерализм в нашем централизованном государстве, хотя это очень странно, так как не все территории похожи на Татарстан. Есть такие, где губернатор не чувствует себя хозяином, и возможности у региональных руководителей разные. Но мне кажется, что это адекватное решение. Будем надеяться на то, что обойдемся малой кровью.

Неделю назад я говорил, что Путин выступит еще раз, потому что первые меры являлись полумерами, было ясно, что продлят так называемый отпуск. Я боюсь, что придется выступать в третий раз, неслучайно правительство наделили правом вводить ЧС. Но пока действительно надо признать, что наша огромная территория и низкая плотность населения, проблема с логистикой отчасти спасают.

Олег Коробченко — председатель совета директоров ГК «Кориб»:

Олег Коробченко председатель совета директоров ГК «Кориб»

— Одни компании нашей группы выдержат, другие, возможно, нет. Впечатление такое, что все делается ради полного избавления от МСБ. У нас остановились продажи аккумуляторных батарей, автомобили тоже пока не продаются. И все же нам попроще — мы попали в перечень предприятий, которые занимаются междугородней логистикой, снабжая города медикаментами и продовольствием. В данный момент мы обслуживаем агропромышленные компании, которые готовятся к посевной. Если аграрии не смогут отсеяться и осенью мы не соберем урожай, то один-два года такой ситуации — и мы вернемся в 1920-й с его тотальным голодом. Поэтому сейчас важнее всего сохранить две категории бизнеса: крупный и сельскохозяйственный. Государство должно поддержать аграриев, чтобы они нормально отсеялись. Зарплаты — полная ерунда на фоне задачи обеспечения страны продовольствием на следующий год.

Не менее важно запустить КАМАЗ, и через месяц сделать это будет очень сложно. Крупным предприятиям нужно работать, и государство должно все для того осуществить. Мы, малый и средний бизнес, так или иначе потом подтянемся.

Что нам нужно от государства? Реальные каникулы по всем кредитным процентам. Не отсрочка, а именно каникулы, чтобы данный период не учитывался. Заводы работают процентов на 30 мощности, а зарплату-то нужно платить, чтобы люди не разбежались. Если мы штат распустим, через месяц-другой назад его уже не соберем. Именно поэтому крупным предприятиям ни в коем случае нельзя прекращать работу. В части налогов надо бы остановить имущественные, транспортные и в первую очередь зарплатные — НДФЛ и взносы по социальному страхованию.

Что касается прогнозов по продолжительности эпидемии, то я вообще не уверен, она ли это или, может быть, передел мирового господства. Люди умирали всегда — так заканчивается жизнь, но, говоря о смертях от COVID-19, я могу четко сказать одно: у меня много знакомых и в Италии, и в Испании, и в Америке, но нет среди них никого, кто умер бы именно от коронавируса.

Сергей Смирнов — заведующий центром анализа социальных программ и рисков Института социальной политики НИУ ВШЭ:

Сергей Смирнов заведующий центром анализа социальных программ и рисков Института социальной политики НИУ ВШЭ

— Экономика выдержит, потому что она не вся стоит. Работают непрерывные производства, добывается нефть, плавится металл. Основной удар по потребительскому рынку, малому и среднему предпринимательству. Здесь есть большие проблемы, период восстановления будет долгим после того, как зараза покинет мировое сообщество. Но чем раньше это кончится, тем окажется лучше. Ресурсы пока есть.

Хорошо, что 30 апреля — пока максимальный срок. Президент сказал, что будет отслеживаться ситуация. В интересах того же правительства сократить эти сроки. Очень важно, что большие полномочия предоставлены самим регионам, их руководству в зависимости от конкретной ситуации. Где-то она тяжелая, а где-то — спокойная, поэтому там сроки нерабочей недели все-таки по согласованию с координационным советом могут быть скорректированы. Какое-то число степеней свободы будет, во всяком случае предусмотрено, что можно открывать какие-то предприятия, которые не входят в систему жизнеобеспечения, при согласовании с компетентными органами.

Президент ничего не сказал о новых мерах поддержки, потому что еще предыдущие не приняты.
 Например, по поддержке МСБ один из документов будет принят 15 апреля. Потому сейчас озвучивать какие-то новые меры, пока эти не заработали и законодательно не обеспечены, преждевременно.

Елена Войтко — коммерческий директор ООО «УК «Казанская Ривьера»:

Елена Войтко коммерческий директор ООО «УК „Казанская Ривьера“»

— Наш бизнес доживет до мая, если государство нам поможет. Если нет, то больше половины представителей нашей туристической отрасли прекратит свое существование.

Для помощи нужна отмена всех налогов на продолжительный период. Компенсация заработных плат персонала из бюджета или в крайнем случае беспроцентное долгосрочное кредитование бизнеса для покрытия этих затрат и на прочие обязательства. Снижение всех коммунальных тарифов минимум на 30 процентов сроком на один год с оплатой по факту потребления без авансирования. Отмена арендных платежей на период простоя с частичной компенсацией потерь арендодателям из бюджета и существенное снижение ставок на период работы в условиях низкой потребительской активности.

Я очень надеюсь на то, что скоро рост заболеваемости прекратится и наше правительство вовремя поймет, что цель перестала оправдывать средства, что крах экономики, безработица, нищета, разбои и голодная смерть — не лучшая альтернатива вирусу. Хотелось бы верить, что принятые меры и наш иммунитет позволят справиться с проблемой и мы сможем скорее выйти из режима самоизоляции и применить успешную модель бескарантинных стран, где выдерживаются нормы адекватного дистанцирования граждан в обществе, изолируются только пожилые люди, используются эффективные нормы дезинфекции, всеми жителями носятся маски в людных местах. При этом все продолжают работать, получать зарплату, а бизнес живет!

Михаил Делягин — директор Института проблем глобализации:

Михаил Делягин директор Института проблем глобализации

— Без чрезвычайных действий государства экономика этого не выдержит, людям просто нечего есть уже сейчас. Мне рассказывают про грабежи, когда гастарбайтеры нападают на людей, которые с тележками еды выходят из «Ашана». Через некоторое время даже самые политкорректные из них начнут понимать, что гораздо проще отнимать кошельки, а не тележки с едой. Этот процесс будет только нарастать, поскольку, как я вижу по Москве, полиция самоизолировалась наиболее эффективно. Можно не опасаться, что вас поймают, если вы кого-нибудь ограбите. Обычно много мобильных групп ездит по дворам, домам, а сейчас я что-то их не вижу в последние дни. Поэтому ситуация будет ухудшаться.

Мне уже пишут люди, которым нечего есть, потому что у них нет сбережений, даже в Москве. Те меры, о которых объявлено, не работают. Посмотрим, может, кому-то удастся онлайн зарегистрироваться безработным. Пока что люди рассказывают, как они и офлайн до данных критических событий не могли зарегистрироваться безработными в той же самой Москве.

Примерно понятно, что надо делать, но этого никто не выполняет. Необходимо резко ограничить произвол монополии, чтобы не завышали цены и не прятали продукты. Во-вторых, нужно лимитировать финансовые спекуляции на уровне корпораций и крупных банков. Дальше надо любому человеку, который написал в службу занятости, что считает себя безработным, выдавать реальный прожиточный минимум, а не нынешний, в 2 раза заниженный. Далее организовать кредиты микро-, малому и среднему бизнесу не меньше 20 процентов от годового прошлогоднего оборота на срок не менее чем на год под ставку не более 6 процентов. Причем выдавать автоматически, без предоставления пакета документов, которые будут рассматриваться до сентября. Но этих мер нет. Есть напоминающие их, но не более того.

А без чрезвычайных мер поддержки экономики 1 мая просто некого будет лечить от коронавируса. Эпидемии нет, паника раздута, смертность от коронавируса существенно ниже, чем от ротавируса. Эпидемия закончится тогда, когда правительство снова вернется в разумное состояние мыслить. На то, что подобное произойдет, у нас нет оснований надеяться, потому что эти люди не демонстрировали никакой вменяемости в прошлое время.

Марат Бикмуллин — председатель совета директоров ООО «Информационные системы», депутат казгордумы:

Марат Бикмуллин председатель совета директоров ООО «Информационные системы», депутат Казгордумы

— Конечно, мы доживем до конца месяца, но с потерями. Всех, кого могли, мы перевели на удаленную работу из дома. Сейчас начинаем осваивать удаленное обучение, все то, на что не хватало времени в обычные дни. У нас рабочие, которые производят продукцию, дома не могут ее делать, поэтому не трудятся. Мы платим им зарплату, поддерживаем их, хотелось бы, чтобы и государство тоже нам помогало. Тогда было бы ощущение, что мы одна большая семья. А пока все звучит примерно так: «Вы там сами плюхайтесь, выживайте как хотите, а мы тут в шоколаде будем продолжать кайфовать». США и Европа показывают, как надо поступать — национальная идея, национальный дух.

Сейчас мы работаем по инерции, все-таки процессы растянуты по времени, длятся в среднем три-четыре месяца, потому сглаживание по итогу полугода все равно будет, если только это не продлится больше месяца. Если больше, то последствия окажутся более тяжелыми, но не смертельными. Правда, придется некоторые амбиции умерить.

За рубежом государство поступает дальновиднее и оплачивает две третьих расходов. В США, например, в Англии. Везде компенсируют траты на заработную плату во время простоя. Если и у нас так будет, то хорошо, но всерьез мы на это не рассчитываем. Не на той стадии развития мы находимся, чтобы так дальновидно поступать. Пока у нас, я считаю, детишки там командуют — «день продержаться и ночь простоять».

Отсрочка по налогам — смешная мера.
 У нас стоимость продукции на одну третью состоит из налогов. Государство все эти годы очень хорошо нажилось на экономике, производителях, конечно, было бы правильно хоть что-то вернуть им, поддержать их в непростое время. Это бы сыграло роль моральной поддержки, стало бы сигналом для производителей, что в нашей стране можно строить далекие планы, что государство дружественно к нам и всегда поддержит в трудную минуту, как мы оказывали ему помощь в тучные годы, когда все нормально было. А отсрочка — издевательство какое-то.

Я верю, что эпидемия пойдет на спад. Жесткий карантин — правильная мера, но, чтобы деньги не платить, наши хитрые товарищи назвали это выходными, то есть оставили нас наедине со всей социалкой.

Если сейчас наладят поставку тестов, то мы быстро будем узнавать, кто больной, а кто — нет, кому нужно сидеть дома, а кому можно идти спокойно работать. Это может изменить ситуацию.

Дмитрий Потапенко — экономист, управляющий партнер Management Development Group:

Дмитрий Потапенко экономист, управляющий партнер Management Development Group

— Для меня этот рукотворный кризис уже четвертый. И в сокращенном, сильно урезанном виде мы, конечно же, доживем. Я не жду никаких мер поддержки от людей, которые совсем не понимают, что такое карантинные меры, потому что карантин, как я вижу, может применяться лишь локально. А если его, как ботокс, яд, колоть куда ни попадя, то возникает не только паралич лицевых мышц, но и атрофия головного мозга. Поэтому говорить о каких-то мерах поддержки и ожидать их от того, что мы ошибочно называем государством, и от людей, которые всю жизнь получали деньги в тумбочке, было бы наивно, потому что, прежде чем такие меры вводить, сначала говорят, что же власти будут делать. А они объявляют сами, ответственность же почему-то несет кто-то другой.

Зачем им что-то делать? Их задача — дождаться, когда сдохнет весь бизнес и его заместят 6–8 миллионов гастарбайтеров, которые находятся на территории Российской Федерации и будут работать за похлебку.

Решение расширить полномочия губернаторов продиктовано достаточно банальной вещью. Эти главы особых полномочий не получат, они управляемы финансовой удавкой. А поскольку могут объявить продление недели и на полтора месяца, то губернаторы все равно потом прибегут в Кремль за бабками. Так что куда они денутся? Тут особых полномочий им не придали.

Вождя всегда надо слушать в чистом белье и стоя. Поэтому я как самый его большой любитель слушал исключительно стоя, помыв шею и остальные причинные места.

Рамиль Мифтахов — президент Ассоциации турагентств РТ:

Рамиль Мифтахов президент ассоциации турагентств РТ

— Наш бизнес перевелся в удаленный доступ еще в конце прошлого месяца ровно до 1 мая. Потому для нас это (заявление президента РФ о продлении «каникул» до 1 мая — прим. ред.) не обладает каким-то сильным влиянием. Фактически все туристические компании, которые работали, еще с прошлой недели всех отправили на удаленный доступ. Есть вопросы по аннуляции туров, оформлению документов…

Вопрос сокращения нашего бизнеса пропорционален тому, сколько месяцев длится карантин. Если один месяц, то 30 процентов (турфирм — прим. ред.) с рынка уйдет, если три месяца, то половина, а если подобное еще будет продолжаться, то останется только 20–30 процентов.

Первое, что нужно от государства, — это полностью освободить турфирмы от всех налогов
, начиная от зарплатных и заканчивая налогами от доходов. Как вариант — уменьшить налоги до 1 процента минимум на полгода, а лучше на год. Второе — это дать туркомпаниям кредиты под зарплату. Если две опции соединить, есть шанс, что туристическая отрасль выживет.

Шамиль Агеев — председатель правления ТПП РТ:

Шамиль Агеев председатель правления ТПП РТ

— Надо понимать, что, раз есть решение, мы должны его принять. И нужно думать, как выкручиваться. Смотреть, как снижать затраты. Бизнес, который уже остановился, еще может выжить. Пока не стоит переживать, неделю (нерабочую — прим. ред.) ведь еще не проработали. По всем туристическим и прочим компаниям есть развернутые политические решения. Надо посмотреть, как последние работают. Непросто будет, но, я думаю, переживем.

Я не считаю, что ограничения снимут раньше срока. Сейчас нужно очень разумно, спокойно проанализировать ситуацию. Посмотреть по мерам поддержки, которые можно оказать. Самое главное и сложное сейчас — это психология. Как сделать, чтобы люди на пьянку не ушли? Очень важно работать с народом. А население этой волны в такой ситуации еще не было. Я к подобному спокойно отношусь, еще застал тех, кто пережил блокаду в Ленинграде. Мы должны жить и ценить жизнь во всех ее проявлениях, а то мы все слишком избаловались. И сейчас наступает такой момент, чтобы на себя по-другому посмотреть — как жить в этом коллективе, в данном обществе.

Мы выдержим, тем более что в ряде случаев предприятия будут работать: кто-то — на госзаказах, кто-то — иначе. Многие заводы действуют, системы обеспечения функционируют. Непоголовный полностью запрет. И больше полномочий дано региональным органам.

Сергей Акульчев — председатель правления ГК Акульчев:

Сергей Акульчев председатель правления ГК «Акульчев»

— Доживет ли бизнес до окончания выходного месяца, очень сильно зависит от местных властей. У нас пока не возникает вопросов, мы все достаточно четко отрабатываем. Наше предприятие занимается обеспечением продовольствием населения. Ограничения могут касаться, предположим, передвижения нашего рабочего персонала, транспорта с сырьем и готовой продукцией. В этом плане есть опасения, что могут быть какие-то перегибы на местах. Но пока все нормально. Производство продолжает работать. Введены дополнительные меры безопасности для сотрудников: контроль температуры тела, обработка, антисептики, маски и так далее. Заболевших нет, есть несколько случаев ОРВИ.

Наша отрасль работающая, потому мы не попадаем под многие меры поддержки и относимся к этому с пониманием. Есть другие бизнесы, которым данные меры намного нужнее.

Шансов, что ограничения в России снимут раньше конца апреля, нет. Прошла одна неделя выходных. Мы знаем, что инкубационный период длится две недели, потому сразу их минусуем. Остается три недели на то, чтобы оценить принятые меры. Это минимальное количество времени, чтобы вообще понять, что происходит с пандемией в России. Понятно, что Владимир Владимирович сказал про возможность более раннего окончания, чтобы дать надежду людям. Даже если завершится раньше, это не особо поможет, потому что скоро опять майские «каникулы». Хотя я не исключаю, что в 2020 году майские праздники могут отменить ввиду того, что были апрельские.

Виктор Дьячков — генеральный директор ГК «ICL»:

Виктор Дьячков генеральный директор ГК ICL

— Мы уже обращались в министерство с сообщением о том, что нам понадобится помощь по выплате налогов. Мы также нуждаемся в беспроцентных кредитах, чтобы выплатить зарплату людям. И, может быть, если это все закончится апрелем, мы до конца года сможем выправить ситуацию. Я имею в виду расплатиться с кредитами и выйти на нормальную выплату налогов. Но поддержка нам точно нужна. Мы надеемся, что она будет.

Зуфар Гаязов — гендиректор компании «Татинтер Ресторантс», председатель правления ассоциации рестораторов и отельеров Казани и Татарстана:

Зуфар Гаязов гендиректор компании «Татинтер Ресторантс», председатель правления ассоциации рестораторов и отельеров Казани и Татарстана

— Мы можем сделать только то, что в наших силах, но сидеть сложа руки нельзя. Единственный вариант, который у нас остался, — доставка еды на дом. Все точки общепита не предвидели эту форс-мажорную ситуацию. Я со своими директорами ежедневно в формате видеоконференции обсуждаю ситуацию и объясняю, что им нужно сформировать свои сайты, качественное меню и размещаться у агрегаторов, например Delivery Club и «Яндекс.Еда».

Свой местный агрегатор доставки мог бы стать, пожалуй, главным подспорьем для рестораторов в это непростое время и улучшил бы рентабельность наших предприятий. В данном проекте ассоциации рестораторов и отельеров помогают министерство экономики республики и министерство цифрового развития государственного управления, информационных технологий и связи. О помощи их попросил президент.

Хотелось бы обсудить некоторые вопросы с Роспотребнадзором — мы хотим попросить управление, чтобы он пересмотрел позицию для предприятий общественного питания, у которых есть свои магазины кулинарии. Такие часто не отличаются от розничных продуктовых магазинов, но при этом могут обеспечить нужной продукцией жителей города. Мы хотим, чтобы они могли организовать у себя окна выдачи, как это работает в «МакАвто».

Фото на анонсе: © Владимир Песня, РИА «Новости»

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here