Литературный музей Габдуллы Тукая в Казани

0
27

Литературный музей Габдуллы Тукая в Казани – целая вселенная, чудом уместившаяся в удивительную оправу – дом Шамиля. Вместе с экскурсоводом Леной Тябиной мы попытались проследить яркий и стремительный бег жизни поэта, останавливаясь на главных поворотах его судьбы.

Остановка № 1

ЧТО МЫ ПОМНИМ О ТУКАЕ (И ПОЧЕМУ)

– Сейчас считается само собой разумеющимся, что жизнь каждого выдающегося человека самым тщательным образом должна быть задокументиро­вана биографами и фотографами. С Тукаем всё не так. О его детстве мы знаем преимущественно из его книги «Что я помню о себе», – говорит Лена Ива­новна. – А его детских фотографий вовсе не су­ществует. Кому придёт в голову фотографировать бедного сироту? Лишь благодаря первому извест­ному татарскому профессиональному фотографу Кыйвамытдину Зульфакарову, который проехал по тукаевским местам в Заказанье и запечатлел их, мы знаем, как выглядел дом в деревне Кушлауч, где родился будущий поэт.

Остановка № 2

У ЗАКРЫТОЙ ДВЕРИ

Один из самых известных сюжетов биографии Тукая из того периода его сиротского детства, когда он жил у старухи в Кушлауче. Двухлетний мальчик в одной рубашке, босиком стоит на заснеженном крыльце и не может открыть тяжёлую дверь. Та­ким Тукай изображён и на рисунках учеников ка­занской художественной школы имени первого иллюстратора книг поэта Байназара Альменова. Сейчас эти работы висят в музее, на стенах конфе­ренц-зала «Туган тел».

– Мы часто воображаем себе Тукая таким – малень­ким, беспомощным, бесконечно стоящим на морозе. Но недавно студенты КФУ посвятили свой проект изучению его личности. И пришли к выводу, что у Тукая было преодолевающее поведение, – говорит наш экскурсовод. – Оказываясь в каждой новой приёмной семье, он торопился найти повод для ра­дости, использовал любую возможность, чтобы уз­нать что‑то новое. А Кырлай, где мальчику впервые за годы скитаний досталось немного счастливого детства, в его воображении превратился в волшеб­ный край, населённый сказочными существами.

Остановка № 3

СОЗДАТЕЛИ «НОВОГО ВЕКА»

В одной из витрин музея лежит реликвия семьи поэта – Коран, принадлежавший деду, потом отцу Тукая. Оба они были хазратами, и Габдулла, кажется, унаследовал эту просвещённость. Никем не по­ощряемый, он научился читать рано, читал много, научился декламировать заученное наизусть. Тукай хорошо учился в медресе в Кырлае. «Я легко справ­лялся с заданиями и часто не знал, чем занять себя дальше. Поэтому ко мне стали прикреплять отста­ющих детей, чтобы я подучивал их», – вспоминает он в своей книге. Оказавшись в финале своих детских странствий в Уральске, в доме семьи старшей сестры по отцу Газизы, Тукай поступает в медресе «Му­тыгия», основанное выдающимся просветителем, имамом Мутыгуллой Тухватуллиным. Именно он, заметив у мальчика способность к стихосложению, обучит его основам искусства поэзии.

В витринах, рассказывающих о жизни шакирда Габдуллы в «Мутыгие», много грамот за успехи в учёбе. Тукай успевает учиться и в русской школе, с большим энтузиазмом переводит на татарский произведения Пушкина, Кольцова, Крылова.

Сын Тухватуллина Камиль становится другом и со­ратником Тукая. В семейной типографии они вме­сте выпускают газету на татарском языке, а затем первый литературный журнал на татарском языке «Яңа гасыр» («Новый век») и первый сатирический иллюстрированный журнал на татарском языке «Ук» («Стрела»). Оба шакирда – и авторы, и редакторы, и корректоры, и наборщики. До больших произве­дений самого Тукая рукой подать.

Остановка № 4

ФОТО НА ОБЛОЖКЕ

Габдулла Тукай и его друг Габдулла Кариев так и не окончили медресе. Оба устремились в Казань. Один мечтает издать свою книгу, другой – открыть собственный театр. К моменту переезда из Уральска Тукаю – 21 год, он знаменитый автор, журналист, его произведения издаются и много публикуются в газетах и журналах. Самый известный фотопор­трет, первый в его жизни, сделан для очередного издания. В музее хранятся ученические тетради с этим портретом.

Но при всей своей известности и амбициозности Тукай остаётся бессребреником. Его личных вещей в музее не так много. Знаковые предметы – плетёная корзина и полотенце. Они сопровождают Тукая в его бесконечном путешествии по жизни. Собственного дома у него никогда не будет.

– В здании гостиницы «Булгар», где Тукай снимал комнату, действовала первая татарская библиоте­ка, работало татарское издательство, проходили первые собрания «Восточного клуба» («Шарык»). В «Булгаре», по сути, было положено начало формированию татарской культуры ХХ века. Но, к сожалению, в оригинальном виде это здание утрачено, – рассказывает Лена Тябина. – А вот где именно в гостинице находился номер поэта, под вопросом – воспоминания его современников разнятся. Однако к нему в гости можно заглянуть и сегодня. На первом этаже нашему музею вы­делили площадь, и мы открыли первый в России музей-витрину. Здесь воссоздан интерьер номеров того времени, можно полистать электронную книгу о жизни и времени Тукая.

Тукай уже давно не сирота. Он сын татарского народа, его гордость. Он заслуживает того, чтобы экспозиция, посвящённая его жизни, занимала такое же центральное место, как и его творчество.

Остановка № 5

ЧТО ХРАНИТ ШКАТУЛКА

«Я понял душу Тукая!» – воскликнул однажды композитор Рустем Абязов. Эти слова он произнёс после того, как рассмотрел фарфоровую шкатулку, которую поэт подарил сестре Газизе. Кажется, в этой шкатулке – вся любовь Тукая к сказочному, покину­тому им Кырлаю, к полихромной татарской палитре живописи и музыки. Интеллигент во всех смыслах этого слова, душой поэт всегда стремился к сути родной культуры, родного народа. Курай, мандолина, гармонь и особенно кубыз – его любимые музыкаль­ные инструменты. Кариев вспоминал, как однажды Тукай поделился с друзьями сожалением о том, что народ любит песни и поёт их, а историю песен не знает. Друзья придумали, как быть. Вскоре в горо­де появились афиши: знаменитый Тукай прочитает лекцию о народных песнях. Народу пришло очень много… Именно тогда впервые из уст поэта про­звучало стихотворение «Туган тел». Но повторять лекцию поэт не стал, как его ни просили. Вместо этого он издал книги «Национальная мелодия» и «Народная литература». Одна из них – замок, другая – ключ, говорил автор. Его произведения, не­сомненно, нашли своего адресата. «Тукай – это душа татарского народа», – написал в своём сочинении 12-летний казанский школьник Ильяс.

Остановка № 6

ОСТАЮТСЯ ЧАСЫ

Впервые Тукай увидел напольные часы в доме купца, куда его казанская приёмная мама прихо­дила продавать сшитые их семьёй головные уборы и обувь. В музее часы – повсюду. Они напоминают о скоротечности жизни. В марте 1912 года не стало близкого друга Тукая Хусаина Ямашева. Вскоре поэт, и сам испытывающий проблемы со здоровьем, отправляется в Санкт-Петербург, чтобы увидеть столицу империи.

В память о поездке ученики гимназии, куда он при­ходит на встречу, дарят ему бронзовую чернильницу. Она украшена орнаментом из дубовых листьев, сим­волизирующих здоровье и долголетие. На краешке чернильницы сидит собачка. Тукаю чернильница и собачка очень нравятся.

«Не догоните, кривохвостые», – поглаживая собач­ку, повторяет он обращённые к жандармам строчки из поэмы «Кисекбаш» («Сенной базар»). В то время его произведения тщательно изучаются царской полицией, ходят слухи, что первый сборник будет арестован за стремление пробудить сознание на­рода, за слишком ярую пропаганду равноправия, за антиправительственные высказывания. Но Тукай уже понял, что ни жандармы, ни смерть ему не страшны:

Остановка № 7

«Я УСТРЕМЛЯЮСЬ В ВЫСОТУ…»

Девочка смотрит в окно и удивляется: на пло­щади перед особняком собралась огромная толпа. Взрослые объясняют ей: люди пришли на джаназа намаз – погребальную молитву по великому Тукаю.

Представить происходящее можно, стоя в гости­ной комнате музея. Ведь тогда, в апреле 1913 года, девочка стояла именно здесь. Она и её родители пришли в гости к семье Валиуллы Ибрагимова, владевшей особняком в то время.

В гостиной сегодня воссоздан интерьер начала ХХ века. На полках – предметы, принадлежавшие семьям Аппаковых, Максуди, Хасани, Ризаитдину Фахретдину. С портретов над домашним органом смотрят близкие друзья Тукая – Исхаки, Кариев, Галяу, Гиззатуллина-Волжская и многие другие. На полу стоят часы, похожие на те, что Тукай ви­дел когда‑то в детстве. Они символизируют связь времён, эпох, событий, произошедших в жизни по­эта, с сегодняшним днём. Снова и снова вручается премия имени поэта. Новые и новые подробности его жизни открываются исследователям. Мы расска­зали лишь маленькую часть его истории. Приходите в музей! Может быть, её новые грани откроются именно вам.

Олеся Бондаревская

protatarstan.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here