“Людей на улицу выбрасывать нельзя”. Ак Барс банк конфискует единственное жилье, взятое в ипотеку

0
84

В Татарстане с 2009 года каждая третья семья взяла ипотеку. Особенной популярностью пользуются соципотеки, которые предоставляются семьям с малолетними детьми. В 2020 году Госжилфонд Республики Татарстан предоставил семьям с детьми возможность рефинансировать социальную ипотеку в коммерческих банках. Согласно опросу Госжилфонда, 44% респондентов хотели рефинансировать задолженность, при этом 37% сомневаются, что коммерческие банки могут предоставить льготные условия. Если государство поддерживает семьи с малолетними детьми, то какую поддержку оказывают обычным семьям, которые не попадают под социальную ипотеку и программу помощи? Семья Алсу Серовой в Татарстане может остаться без единственного жилья.

В 2019 году Республика Татарстан вошла в список регионов с самой недоступной ипотекой и заняла там 6 место. Согласно данным РБК, на ипотечный платеж в Татарстане уходило 66% зарплаты.

Крупнейшие банки в республике, в том числе “Ак Барс”, “Аверс” и “ВТБ” заявляли, что спрос на рефинансирование ипотеки растет. При этом ипотечный портфель “Ак Барс Банк” вырос в 1.5 раза по итогам прошлого года. Финансовый институт развития в жилищной сфере ДОМ.РФ совместно с агентством Frank RG включил “Ак Барс Банк” в топ-15 крупнейших ипотечных банков.

Алсу Серова попала в ситуацию, когда банк конфискует единственное жилье, взятое в ипотеку. По итогам многочисленных судов никаких льготных условий женщина не добилась. Алсу признаётся, что сейчас, когда буквально через пару месяцев семья окажется на улице, надежда остаётся только на общественный резонанс.

— Расскажите, пожалуйста, как так получилось, что вы по факту остались без жилья?

— Не знаю, мы правы или нет, сейчас мы судимся. Мы в 2014 году взяли ипотеку в Верхнем Услоне. Мы купили дом, наше единственное жилье на данный момент. Когда мы покупали жилье, ребенок был несовершеннолетний. Мы платили ежемесячный платеж 100 тысяч. У меня ИП, парикмахерская. Доход был хороший в то время. Пять лет мы платили исправно без единой просрочки. Потом у нас парикмахерской уменьшился доход почти в 10 раз. Вокруг открылись новые салоны, сейчас у меня доход 10 тысяч, в лучшем случае 15 тысяч. У мужа зарплата 25 тысяч. Два года назад у нас начались рассрочки. Мы платили как могли, то 40 тысяч, то 20 тысяч рублей. Всё было бесполезно, потому что банк начал производственное дело в отношении нас. Потом начались суды. Суд за судом, и мы ни один суд не выигрывали ни в Верхнем Услоне, ни в Казани. Сейчас у нас последний суд в Самаре. Вчера у меня арестовали дом. Ставят через месяц на торги. Хотела бы узнать, я одна такая в России или в Татарстане, у которой банк отбирает единственное жилье, и я могу остаться на улице? Банк не идет на мои уступки. Я много раз писала и ездила в банк, всегда мне отказывали. У меня 15% ипотека. Я просила уменьшить, просила больше времени дать, мы брали на 15 лет, я просила дать мне на 25 или 30 лет, чтобы уменьшить платеж ежемесячный. Я говорила, что буду платить исправно, как я и платила пять лет, просто сейчас 100 тысяч не могу выплачивать. Я писала, что на данный момент я могу 20 или 25 тысяч платить. Мне отказывали, а на письма не реагировали.

— Банк может пересмотреть условия ипотеки по просьбе человека?

— На мои условия они не шли.

— А вообще вы слышали истории, когда банк пересматривал условия ипотеки из-за ситуаций жизненных?

— Адвокат говорил, что в каком-то городе пересмотрели и оставили жилье. Это какой-то город, в котором единственный в России случай такой был. В Верхнем Услоне семья попала на программу Малахова, и им тоже оставили жилье.

— Ипотеку вы изначально выплачивали в другом банке?

— Да, в “Татфондбанке”, потом “Ак Барс” выкупил, и мы стали выплачивать им. Условия в это время никак не поменялись.

— Кем вы сейчас работаете? Сколько сейчас у вас членов семьи?

— Ребенок в тот момент, когда уже тяжело было с деньгами, не смогла сдать ЕГЭ. Это тоже наша вина была, у нас не было возможности оплатить ни одного репетитора. Она говорила, что сможет своим путём сдать экзамены, но завалила физику, не смогла сдать. Она никуда не поступила, попросилась на курсы маникюрщицы. Выучилась, сейчас работает. Муж работает в банке водителем, 25 тысяч. У меня ИП, я сейчас буду закрывать, потому что тянуть это бесполезно. Мастера от меня уходят, потому что доход маленький. Парикмахерская сама маленькая, но народу всегда было очень много, с сотрудниками никаких проблем не было. Сейчас же начались проблемы, потому что никто не хочет работать за 10 тысяч, я их тоже понимаю. Содержать её тоже я не могу, потому что мастеров нет, а сидеть одной как администратор толку нет.

— Доход упал из-за то, что появились конкуренты, или это может быть как-то связано с пандемией?

— Конкуренты, много парикмахерских открылось вокруг нас. Мы работаем в таком микрорайоне, где люди экономят. Мужчины пойдут стричься по 150 где-то, чем у нас за 250 рублей. А мастера не хотят делать стрижку меньше, чем за 300 рублей.

— Когда вы первое время выплачивали ипотеку, у вас не было проблем с взносами?

— Нет, вообще всё время было нормально. Кредитная история была очень хорошая. Когда начались проблема с работой, начались и проблемы с выплатой. Просто есть вроде закон, что не имеют права отнимать последнее жилье, они могут предоставить на каждого человека по 19 квадратных метров.

— А вы обращались в государственные структуры за помощью?

— Мы сейчас начали писать в прокуратуру, пока никаких ответов нет.

— После того, как конфисковали ваш дом, у вас больше нет никакого жилья?

— Да. Мы предоставляли суду документы, что это единственное жилье, что нам негде жить.

— Никаких запасных вариантов нет?

— Нет. Ребенок, может быть, замуж выйдет, переедет, а мы-то с мужем что будем делать? Мы остаемся на улице. Через месяц первые торги по дому, мне 48 лет, мужу 45. Мы немолодые. Заново как начать? Куда устроиться? У меня больные ноги, я вообще никому не нужна. Никаких продвижений нет, суд за судом, тянем время, чтобы пожить в этом доме.

— Какие дальнейшие шаги вы собираетесь предпринимать?

— Я пока даже не знаю, что делать. У меня крик души. Летом можем остаться без жилья. Вчера арест дома был, уже арестовали, получается, что через несколько месяцев мы остаемся без жилья. Оценили дом в семь миллионов, в нашем районе за такую цену никто не купит. Тут годами дома покупают. Если у кого-то есть такие деньги, люди лучше купят участок в хорошем месте и построят себе новый.

— Какая изначально сумма ипотеки была?

— Изначально 6 миллионов 900 тысяч, мы оплатили 5 миллионов, 7 миллионов мы должны. Такие проценты, ипотека 15% годовых. Когда мы уже обращались с просьбой пересмотреть ипотеку, процентная ставка в банке была меньше 10.

Адвокат Денис Зарва рассказывает, что единственная статья в законе, которая может помочь семьей Серовых — вторая статья конституции Российской Федерации: “Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства”.

— Скажите, пожалуйста, как вы вообще оцениваете действия банка и суда в вашей ситуации?

— Я считаю, что эти решение судов противоречат определению Конституционного суда Российской Федерации, которое говорит о том, что при взыскании задолженностям по кредитному договору суды должны исходить из баланса интересов “должник-кредитор”. Еще в 2012 году Конституционный суд обязал законодательную власть Российской Федерации определить на законодательном уровне тот размер жилплощади, который является исполнительным иммунитетом. Иными словами те квадратные метры, которые не могут быть изъяты у гражданина, поскольку лишение человека минимальных допустимых норм жилья является тем обстоятельством, которое лишит его средствам к существованию. Серовы взяли 7 миллионов в банке, из них 5 миллионов отдали. Банк с них сейчас взыскал ещё 7 миллионов. Когда проходил процесс, я об этом говорил во всех судебных инстанциях, просил дать оценку определению Конституционного суда. Верховный суд ни словом не обмолвился, будто этого определения не существует.

— Почему получилось так, что те взносы, которые семья уже выплатила, не посчитались? Получается, что Алсу до сих пор должна выплатить 7 миллионов, несмотря на предыдущие выплаченные деньги.

— Они взяли в “Татфондбанке” изначально кредит под 15% ипотечный. Договор кредитный был составлен таким образом, что сначала они платят проценты, затем сам кредит. В течение четырёх лет у них с платёжеспособностью всё нормально было. Затем они один раз обратились в банк за кредитными каникулами, в течение года вообще не оплачивали, но финансовое положение не улучшилось. Они обращались три раза в банк с просьбой уменьшить процентную ставку по кредиту, либо уменьшить взнос, увеличить сроки. Такой долг образовался из-за того, что договор так составлен. Из 5 миллионов рублей, которые уже выплатили, выплата самого кредита составляет 600 тысяч рублей. Проценты по кредиту там порядка миллиона.

— Не так давно “Ак Барс” начал предоставлять условия рефинансирования ипотеки. Алсу обращалась в банк?

— Да, три раза, ни разу ей не ответили. Она обращалась до того, как банк подал в суд, это было два года назад. Банк уменьшил ставку на 2 тысячи, но это все равно для них неподъёмные денежные средства. Они платили по мере возможности. Долг рос, деньги уходили. Так жизнь сложилась, что вообще перестали платить, это, конечно, не оправдание. На сегодняшний день такая ситуация: всем всё равно. Я пытался привлечь к этому делу в качестве участника прокуратуру, потому что здесь, по определению Конституционного суда, должен быть соблюден баланс интересов. Поэтому я хотел прокурора спросить, что важнее: сверхприбыль банка или то, что люди остаются на улице при условии, что они пять лет платили. А тут мировые тенденции, потом коронавирус. Люди же не виноваты. Но администрация не в курсе, а если и в курсе, то никто семье социальное жилье предоставлять не собирается. Сейчас у них имущество арестовали, боремся в кассации, я надеюсь, что по процессуальным основаниям дело откачу, но это не факт. Я понимаю, что они деньги взяли под проценты, у нас свобода договора, то есть они знали условия. Но я подчеркиваю, что имеется определение Конституционного суда, они окончательны и имеют силу. Суд в своем определении прямо рекомендовал определить минимальные квадратные метры. Людей на улицу выбрасывать нельзя, а если и лишать единственного жилья, то должны быть предоставлены условия для проживания. Это определение никто не берет в счет, грубо нарушен баланс интересов, интересы собственности встали значительно выше прав и свобод человека, которые закреплены в нашей конституции и в нормах международного права. Я об этом писал в материалах дела, но всё осталось без внимания.Как только в суде поднимал вопрос о правах человека на жизнь, тут же взгляд все тупили в пол

Других оснований для правовой помощи я не нашел. Дом в залоге у банка, если дом находится в залоге, то его можно изъять, даже если это единственное жилье. Как только в суде поднимал вопрос о правах человека на жизнь, тут же взгляд все тупили в пол. Все прекрасно понимали, что у нас это всё только провозглашается, а практика судебная уже давно. Карточки арестовали, зарплату взыскивают, у супруга минус 8 тысяч на карте. Пытаются писать жалобы, но это просто формальные отписки. Если где-то что-то сгорело или затопило, то людям предоставляют социальную или финансовую помощь. В данном случае “Ак Барс” предлагал взять кредит, дом выкупить, но с такой кредитной историей никто кредит опять не даст.

— Банк предлагает помимо ипотеки взять кредит, чтобы выкупить дом?

— Да, это было неофициально. Три раза обращались в банк, но письменных ответов не было ни разу. В “Татфондбанке” брали изначально, потом произошел коллапс, договор перешел в АК Барс.

— Ситуация, в которой оказалась семья Алсу, никак не связана с тем, что изменился банк?

— Не думаю. Это может быть связано с тем, что банку необходимо отвечать по банкротству, осуществлять выплаты, а эти деньги надо откуда-то брать. Их же никто не даст. Вот с таких, как Алсу, и брать деньги. Часть дела кредиты выплатили, так предоставьте какие-то льготы. Банк абсолютно неограниченный денежный ресурс, граждане — социально незащищённая категория лиц. Всё идет по накатанной, поток всех перемалывает. Была похожая ситуация в Верхнем Услоне, как только делу придали общественный резонанс, банк нашел пути решения проблемы.

— Законно ли вообще отнимать единственное жилье у человека из-за ипотеки?

— Да. В гражданской кодексе прописана эта норма. Когда гражданский кодекс только принимался, в него периодически вносились изменения. В статье изначально говорилось, что у человека нельзя отнимать единственное жилье. В эту статью специально пролоббировали, ввели дополнение “за исключение случаев, если это жилье является предметом ипотеки и находится в залоге у банке”. Специально на законодательном уровне провели. При ипотеке квартиру не дают в собственность, оформляют закладную. Это сделано для того, чтобы в случае прекращения платежей квартиру можно было изымать. А куда люди уйдут, это будут думать потом. Какая ждет участь Алсу? В конечном итоге решение вступит в законную силу. Начнутся торги, ставку на этот дом на торгах будут понижать, кто-то дом всё-таки купит, право собственности перейдет. К ним придут новые собственники, скажут им уходить. Куда дальше пойдут — знак вопроса. Наша страна позиционирует себя как правовое государство, значит закон должен соблюдаться. У нас есть основной закон конституции, где прописано, что права и свободы человека являются наивысшей ценностью. А получается, что права и свободы на втором месте, а имущественные правоотношение, в данном случае, банка превышают. 2 марта будет суд в Самаре, я надеюсь, что мы сможет по процессуальным моментам оттянуть время. Там три ответчика, и третьего ответчика суд перепутал отчество, и женщина не смогла получить повестку в суд. Участник должен быть уведомлен, процесс уведомления в данном случае был нарушен.

— Что вам говорили в банке по вашему делу?

— Я лично туда ходил, там улыбаются, говорят, что у нас ничего не получится. Издеваются мило очень.

— Обращались ли вы в прокуратуру или куда-то еще?

— Да, писал в приёмную президента РФ. Пришел ответ, что данная юрисдикция находится в ответственности суда, и как он решит, так и будет. А то, что у нас вышестоящий, не буду говорить кто, является частью системы и может повлиять на эту ситуацию, осталось без внимания. Нулевая отписка была, якобы данный вопрос к полномочиям не относится. Здесь дело не в банке, а дело в том, что такую норму пролоббировали в законодательстве, которое дает право отнимать у людей единственное жилье. У нас же правовое государство, а решение суда перечеркивает права и свободы человека. Я считаю, что при таких имущественных спорах нужно учитывать, где люди будут дальше жить. Практика железобетонная, если человек не инвалид, если у должника нет маленьких детей, то всех лишают и дальше их судьба никого не интересует. У нас вся страна в кредитах, ситуация актуальна для всех.

“Idel.Реалии” обратились в Ак Барс банк с просьбой прокомментировать ситуацию с Алсу Серовой и ее жильем. Если вы или ваши знакомые оказались в подобной ситуации, расскажите нам о себе. Можно написать на адрес idelreal@rferl.org.

элина ягудина

idelreal

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here