Мансур Гилязов: «Нам не надо бояться изменений в татарском языке»

1
106


Какая основа объединяет татар по всему миру, в чем сильные стороны современного татарского искусства, почему национальная тема в кино интереснее голливудских блокбастеров и как реагировать на внедрение иностранных слов в родной язык – в интервью каналу ТНВ рассказал заслуженный деятель искусств РТ Мансур Гилязов.

«Татары — это громадный народ, разделенный на несколько частей в разные периоды истории»
О современном татарском искусстве: «Всего за 100 лет мы смогли развить национальный театр до мирового уровня»
Про татарское кино и блокбастеры: «Образование надо получать в Москве, а работать здесь»
О развитии татарского языка: «Не надо бояться внедрения слов из других языков, их надо брать и вводить в словари»
О генетическом коде татар: «Он объединит наш народ и поведет его в будущее»

«Татары — это громадный народ, разделенный на несколько частей в разные периоды истории»


Недавно вышла ваша новая драма «Микулай». О чем она и чем был продиктован такой выбор?

«Микулай» — это монопьеса, очень редкий жанр в драматургии, и особенно в татарской. Это монопьеса о кряшенской деревне. Почему о кряшенской? Наши деды и мой отец жили в кряшенской деревне. Поэтому кряшенская тема нам очень близка.

Мы приезжали в бабушке и дедушке в красивую деревню, где жили удивительные люди, и они были немножко другими, они по-другому разговаривали, у них в домах были иконы, свечки. И имена у них были странные. Они вроде были похожи и на русские имена, а на самом деле они не русские.

Если человека звали Николай, его называли Микулай. Если его звали Василий, то он был Дашлидадай. И ударение они по-другому ставили: если Марина, то Марина апа. Интересно было, Маркумдадай — это Меркурий. Все имена были изменены и фамилии были другими. Это сидело в моей душе, эта отцовская любовь, уважение за то, что они приютили наших дедов в своих деревнях.

Прошло много лет, и у меня родилась идея написать историю о деревне, в которой остался всего один человек. И нет там ни света, ни газа, ни дорог. А история же есть, и жизнь там была и жизнь там бурлила. И вот этот один человек Микулай, он сохраняет все это и живет с надеждой, что люди когда-то вернутся в эту деревню.

Мы должны рассматривать татар-кряшен как часть огромной татарской истории? Не так ли?

Абсолютно. У нашего народа великая, мощнейшая история. И татарский народ состоит из нескольких частей. Есть татары-мишары, татары-кряшены и т. д. 

«Мы — единый народ, так формировалась история. Мы жили на этих территориях, и в Нижегородской области, и в Центральной России, и в Сибири. Сибирские татары они тоже немножко другие, но это один громадный народ, который разделен на несколько частей в разные периоды истории»
-Мансур Гилязов


Так произошло, что у татар-кряшен другая религия, но все равно мы разговариваем на одном языке. Мы живем на одной и той же территории, у нас одна и та же атмосфера, у них просто определенная самобытность, которая отличается из-за того, что у них просто другая религия.

Русские имена, которые у них записаны в паспорте, они все равно их трансформируют в мусульманский, татарский ритм, потому что ударение в татарских именах ставится всегда на последний слог. У кряшен тоже. Все равно это один народ и в структуре любого народа бывают определенные этнические группы. У татар тоже так, тем более это большой народ, живущий на огромной территории, которая разделена на тысячи километров.

О современном татарском искусстве: «Всего за 100 лет мы смогли развить национальный театр до мирового уровня»


А когда национальная тематика станет интересной для российского зрителя? Станет ли она вообще когда-то интересной?

Я думаю, что она всегда была интересна и интересна сейчас. Важно, чтобы произведение было написано талантливо. Возьмем Чингиза Айтматова, он писал исключительно о своем киргизском народе, разве это не было интересно всем читателям и зрителям Советского Союза, России и всего мира? Произведения «Три аршина земли», «В пятницу вечером», «Бибинур» тоже имеют очень большой интерес, ставятся во многих театрах. У Аяза Гилязова судьба немного по-другому сложилась, он не смог так широко выйти на всесоюзную арену и сцену, как Чингиз Айтматов. Но сейчас этот пробел восполняется, то есть произведения Аяза Гилязова широко шагают по стране, по миру. И широко издаются в Турции.

Какие современные бренды, которые характеризуют татар, могли бы быть интересны в мировом сообществе?

Я считаю, что татары — это народ с исключительно яркой, наполненной событиями историей. Но, несмотря на всё, мы смогли сохраниться, сохранить свою самобытность и язык на протяжении многих веков, также у нас сохранились культура и искусство. Мы живем в центре российского государства, у нас очень высокий уровень культуры и искусства, например театрального.

«У нас театр достаточно молодой, но мы смогли достичь мирового уровня»
-Мансур Гилязов


У нас театр очень конкурентоспособный. Более того, у нас за 100 лет сформировалась традиция ходить в театр. Это тоже исключительное явление. Такая традиция не у каждого народа есть. А такого мощного театра нет во многих странах Европы. Наш театр очень конкурентоспособный и находится на очень высоком уровне.

Про татарское кино и блокбастеры: «Образование надо получать в Москве, а работать здесь»


Почему татары никак не могут сделать прорывной шаг в кинематографе?

Кинематограф еще моложе. Он связан со сложными технологиями, особенно в последнее время. И этот процесс достаточно непростой. Но судя по тому, как стремительно развивается наш кинематограф в последние годы, правда, пока только в количественном соотношении. Но я думаю, что это вскоре перейдет и в качественное. Важно, что этот процесс начался.

Полагаю, что наш кинематограф будет очень интересен, потому что у нас есть свое лицо, есть загадочный татарский характер и в кинематографе он найдет свое отражение. Я думаю, что это вопрос времени. Самое главное, что есть желание, есть люди, которые этим занимаются, и есть поддержка со стороны руководства республики, со стороны Министерства культуры.

На ваш взгляд, наше кино должно быть аутентичным или блокбастером? В каких жанрах должны работать национальные драматурги, режиссеры?

Я думаю, что жанры должны быть абсолютно разными.

Но Голливуд мы уже не догоним?

Ну почему? Вон корейцы догнали. Есть индийское кино, которое вполне конкурентоспособно. Да и Голливуд сейчас находится не в лучшем положении.

Голливуд нужен, это массовое кино, у них высочайший уровень профессионализма. Но там появляется определенная заштампованность, и все, что они снимают, это уже запрограммировано и мы не видим нового. Мне больше интересно смотреть ирландское кино, оно тоже интересное.

Мы должны делать национальное кино на коленках или это дорогостоящий проект?

Я думаю, что движение должно идти параллельно. Сразу вкладывать большие деньги, когда не накоплен опыт, нет технической поддержки, я думаю, рановато. Но если не вкладывать деньги вовсе, тогда не будет никакого развития.

«Энтузиазм — это продукт скоропортящийся. Поэтому на энтузиазме мы это дело не поднимем. Надо проходить обучение, быть ближе к Москве в плане образования. Образование надо получать в Москве, а работать здесь»
-Мансур Гилязов

О развитии татарского языка: «Не надо бояться внедрения слов из других языков, их надо брать и вводить в словари»


Вы пишете на двух языках?

Да. Я заканчивал русскую школу и образование получал на русском языке. Но я родился и вырос в татарской атмосфере, в татарской семье. Лето я проводил в татарской деревне. Я могу существовать и в русском языке, и в татарском языке. Для меня это не составляет проблем.

Я читаю на татарском языке. Надо больше читать, и тогда язык появляется сам. И, конечно, общаться на татарском языке. Язык — это стержень, арматура нации. Если теряется язык, то и нация с большой вероятностью будет исчезать. Язык надо сохранять.

Сохранять или развивать?

Язык в любом случае должен меняться. Он не может быть стерильным, однообразным. Любой язык меняется вместе с тем, как меняется жизнь, атмосфера. Русский язык тоже сильно меняется. Называют разные проценты слов, попавших из татарского. Например, 30% слов в русском языке — это татарские слова.

Нам тоже не надо бояться изменений в языке. Татарский язык настолько мощный, что он может поглотить какие-то слова, в том числе и иностранные. В русский язык же входят иностранные слова, особенно в последнее время. Огромное количество английских слов уже вошло в русскую речь, и эти слова стали привычными.

«Не надо бояться внедрения слов из каких-то других языков в татарский язык. Их просто надо брать, пользоваться ими, если они удобные, легкопроизносимые. Если они ложатся на татарскую речь, то почему их не взять? Их надо называть татарскими и вводить в словари»
-Мансур Гилязов

О генетическом коде татар: «Он объединит наш народ и поведет его в будущее»


А как вы относитесь к феномену «русские татары»?

«Русские татары» — это дети татар. Это люди, которые рождены в татарской семье, отец татарин, мать татарка, у них татарские фамилии, имена, отчества, но они ничего не знают о татарском народе, не знают языка, но считают себя татарами.

«Но бояться этого не надо. У татар есть очень мощное оружие, которое поднимет нашу нацию, объединит и поведет в будущее — это наша генетика. Генетика, которая формировалась тысячелетиями, и генетическая память, код, который стереть невозможно. Он сохраняется и у людей, которые знают язык, и у тех, кто его не знает, — это мощная татарская кровь, которая впитала в себя все события, которые происходили в нашей грандиозной истории, ее никак невозможно вычеркнуть»
-Мансур Гилязов

sntat.ru

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Гафу итегез:ничекткер шундый сүзләр генә башка килә-что виҗу о том и пою дип.ә крәшеннәр тормышы бик кызыклы итеп язылган әш һәм туганнарым өчен ,бар татар өчендә бик кирәкле.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here