«Материал кричал сам за себя»: Гузель Яхина представила роман о голоде, беспризорниках и Казани 1920-х

0
48

Автор «Зулейхи» работала в Нацархиве РТ и хотела, чтобы читатель не закрывал «книгу на второй странице»

Уже сегодня поклонники творчества казанской писательницы Гузель Яхиной смогут прочесть ее третий роман «Эшелон на Самарканд». Книга о голодных годах в Поволжье отпечатана внушительным тиражом в 70 тыс. экземпляров, и уже, по словам писательницы, появились предложения об экранизации. О болезненной теме голода первых лет советской власти, ставшей стержнем романа, личной истории семьи и параллелях с бестселлером «Зулейха открывает глаза» Яхина рассказала на своей онлайн-пресс-конференции.

Сегодня Гузель Яхина представила свой третий роман «Эшелон на Самарканд»Сегодня Гузель Яхина представила свой третий роман «Эшелон на Самарканд». Фото: Артем Геодакян/ТАСС

«Голод стал главным героем романа»

Действие романа разворачивается в 1923 году, в страшное время голода в Поволжье, когда несколько десятков детей из Казани отправляют в сытые земли Средней Азии. Сама Гузель Яхина называет свое произведение романом-путешествием и своего рода «красным истерном».

Работа над романом, как рассказала писательница сегодня на пресс-конференции, заняла 2,5 года. Причем поначалу задумывалась небольшая повесть о беспризорниках, которые собираются в Успенском соборе Свияжска, где организуется коммуна для «дефективных детей». Однако камерная история о мальчишеских приключениях и мечтах на фоне 1920-х советского времени переросла в серьезную документально-повествовательную историю.

«Я понимала, если Гражданская война, ее фронты приходили и уходили, то голод оставался. Эти пять голодных лет определили жизни взрослых и детей, сформировали этих детей, — говорит Яхина. — Нечестно и неправильно было обходить данную тему, делать ее фоном. Материал, который я изучала, кричал сам за себя. Поэтому получилось, что все мои искусственные конструкции, структуры ушли на второй план. И вышла вперед история взрослого человека 20−30 лет, а не ребенка-беспризорника, как планировалось. Тогда я приняла решение, что буду писать о голоде. Он стал главным героем романа».

Несмотря на видимую тему гуманитарной катастрофы начала 1920-х (только жертв голода было более 5 млн человек), книг по ней было написано крайне мало. В качестве примеров писательница привела «Солнце мертвых» Ивана Шмелева и «Бессарабские были» Ильи Митрофанова. При всей сложности темы автор «Зулейхи» отметила, что ей было важно рассказать о событиях тех лет увлекательно. «Я бы не хотела, чтобы читатель закрыл книгу на второй странице, чтобы трудная тема отторгала», — призналась Яхина. Поэтому автор и выбрала жанр путешествия, создала образы противоречивых героев и добавила несколько любовных линий.

Голод в Поволжье. Выдача продуктов бедствующим (Фотография из Центральный государственный архив кинофото- фонодокументов СССР, 1922 год)Голод в Поволжье. Выдача продуктов бедствующим (фотография из Центрального государственного архива кино-, фото-, фонодокументов СССР, 1922 год). Фото: © РИА «Новости»

Параллели с «Зулейхой»

Один из героев — 30-летний Деев, начальник эшелона, который вывозит из Казани 40 детей-беспризорников, чтобы спасти их от голода. «В нем очень много женских черт. Он человек мечущийся, эмоциональный, мягкий, очень импульсивный, необыкновенно жалостливый», — описывает своего героя писательница. В то же время появляется детский комиссар по фамилии Белая, которая становится прямым антагонистом Деева и его любовью. «Она воплощает в себе много мужского. Очень принципиальна, сурова, потому что профессионально борется с голодом. Между этими двумя полюсами вспыхивает чувство, страсть. Но эта такая любовная пара наоборот. Потому что в мужчине воплощаются женские черты, а в женщине — мужские. Но между ними идет и чисто идеологический спор о том, что есть добро», — рассказывает Яхина.

Читатели, вероятно, обнаружат много параллелей с дебютным романом писательницы «Зулейха открывает глаза» — поезд, молодой командир, любовь. Сама Яхина этого не отрицает, но настаивает, что в новой книге более глубоко рассмотрела тему: «Здесь фокус именно на Деева. Таких же было очень много, которые одновременно и убивали, и спасали. Сначала они служили революции, потом тоталитарной системе. Вместе с тем являлись и героями: спасали голодных детей, боролись за освобождение женщин Востока. Этот сплав для меня невероятно интересен».

Помимо художественной части, в новом романе очень много исторической правды. Писательница отмечает, что строила работу с трех сторон. Во-первых, Яхина читала письма и дневники тех, кто голодал. Например, сборник «Голос народа. Письма рядовых советских граждан» и сборник «Книга голода». Это стихи о голоде, пьесы, манифесты. С другой стороны, для писательницы была важна официальная документация органов управления. И, конечно, то, как голод освещали в СМИ. «Они не противоречат друг другу. Все это об одном и том же. Я старалась вставлять фразы реальных беспризорников, давать ту правду, которую находила», — говорит Яхина.

Дети в романе — это коллективный персонаж, но многое из художественно переосмысленного имеет реальные черты. Например, некоторые прозвища — железный Пип, ржавый профессор или история мальчика Егора Глиножора, который действительно ел глину в голод. Имена всех беспризорников Яхина дала на последних страницах романа. Причем не через запятую, а через точку, чтобы каждое имя звучало обособленно и четко.

Первая большая сцена книги происходит в Дворянском собрании города, где был размещен эвакоприемник для детей. «Об этом мало, кто знает. Я узнала, сидя в Национальном архиве Республики Татарстан, где нашла несколько упоминаний об этом. То есть прямо во дворце в центре города. Мне показалось очень художественной идея поместить первый большой эпизод романа именно туда», — объяснила ЯхинаПервая большая сцена книги происходит в Дворянском собрании Казани, где был размещен эвакоприемник для детей. «О подобном я узнала в Национальном архиве РТ, где нашла несколько упоминаний об этом. То есть прямо во дворце в центре города. Мне показалось очень художественной идея поместить первый большой эпизод романа именно туда», — объяснила Яхина. Фото: «БИЗНЕС Online»

Презентация в Казани намечена на май

Родной для писательницы Казани в романе тоже уделяется особое место. На вопрос корреспондента «БИЗНЕС Online» о значении города в произведении Яхина ответила, что и в ее собственной семье есть похожая история. «Моего дедушку с отцовской стороны точно так же в 1922 году на одном из таких эшелонов отправили в Туркестан, чтобы спасти от голода. Он выжил, а половина из тех, кто ехал с ним, нет. Но это все, что я знаю», — рассказала писательница.

Более того, первая большая сцена книги происходит в Дворянском собрании города, где был размещен эвакоприемник для детей. «О подобном мало кто осведомлен. Я узнала, сидя в Национальном архиве РТ, где нашла несколько упоминаний об этом. То есть прямо во дворце в центре города. Мне показалось очень художественной идея поместить первый большой эпизод романа именно туда», — объяснила Яхина.

Сегодня книга вышла из типографии и уже появилась на прилавках магазинов. Хотя сама писательница еще не успела подержать роман в руках. А по словам издателяЕлены Шубиной, к «Эшелону на Самарканд» появился очень большой интерес. Книга выпущена тиражом в 70 тыс. экземпляров. Более того, новый роман обязательно появится в электронной и аудиоверсии, будет переведен на другие языки, а также ведутся переговоры об экранизации.  

«Я очень ждала роман. Знала тему и боялась ее. Гузель выбрала жанр путешествия, дороги. Для меня это не просто дорога, а дорога к жизни. Тут проделана огромная работа с деталями, с тем, что называют матчастью, но она совершенно не видна в романе», — комментирует Шубина.

В начале мае, если позволит эпидемиологическая обстановка, Яхина планирует приехать в Казань и лично презентовать роман в новом здании Национальной библиотеки РТ, в Доме Аксенова, а также в музее Свияжска.

Иветта Невинная

Фото на анонсе: Артем Геодакян/ТАСС

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here