Минтимер Шаймиев против «закона Яровой»: «Каким-то конфессиям это подходит, а иным – нет!»

0
41

С подачи первого президента РТ Татарстан поднимается на «священную войну» с принятым Госдумой запретом на неформальные ифтары и поминки

«Шаймиев плохого не предложит!» — так отреагировал сенатор от Татарстана Ильдус Ахметзянов на прозвучавший сегодня на сессии Госсовета РТ призыв Минтимера Шаймиева выступить против той части «антитеррористического пакета», который ставит под запрет религиозные обряды и миссионерство вне культовых сооружений. Эксперты полагают, что голос Шаймиева сенаторы могут услышать.

Минтимер Шаймиев Минтимер Шаймиев высказался против «миссионерских» поправок в законодательство в виде так называемого «антитеррористического пакета» Ирины Яровой и сенатора Виктора Озерова

«ШАЙМИЕВ ПЛОХОГО НЕ ПРЕДЛОЖИТ»

Сегодня громкое политическое выступление на 19-й сессии Госсовета РТ сделал госсоветник РТ Минтимер Шаймиев. Он высказался против «миссионерских» поправок в законодательство, одобренных Госдумой РФ 24 июня в виде так называемого «антитеррористического пакета» депутата Ирины Яровой и сенатора Виктора Озерова. Что интересно, призыв к сенаторам от Татарстана наложить на него вето Шаймиев озвучил в отсутствие президента РТ Рустама Минниханова, который вручал ключи от машин представителям ГИБДД.

«Как известно, 24 июня Государственная Дума приняла во втором и третьем чтении «антитеррористический пакет», внесенный депутатом Ириной Яровой и сенатором Виктором Озеровым, — заявил Шаймиев. — Нельзя не согласиться с некоторыми принципиальными пунктами поправок к существующему законодательству и вообще в целом с пакетом антитеррористических законопроектов, но в то же время у депутатов Государственной Думы вызывает вопросы глава о миссионерстве».

Законопроект принят — но при этом 147 депутатов Госдумы голосовали против. И сейчас, по словам госсоветника, поступает много запросов от верующих, представителей конфессиональных традиционных религиозных организаций. По мнению Минтимера Шариповича, закон принят в спешке. Он оказался настолько резонансным, что об этом заговорили в широких кругах.

«Вот, например, миссионерской деятельностью отныне могут заниматься только зарегистрированные организации и группы. При этом любая миссионерская деятельность вне специально предназначенных для этого помещений запрещена. За нарушение — штраф до миллиона рублей», — ужаснулся Шаймиев.

«Каким-то конфессиям это подходит, а иным — нет, — говорит он и недоумевает. — Как, например, сегодня у себя дома провести ифтар? Без молитвы он не сопровождается. Что? Кто-то это должен контролировать? А если контролировать, то каким образом? Или никах читать? Или пригласить родных, гостей для чтения молитвы или поминания — после 3, 7 и 40 дней? Да, там в законе сказано — в храмах религиозных и на кладбищах. А если 40 градусов мороза или еще что-то? А неоднократно намазы читаются? У других конфессий есть свои особенности».

«Завтра законопроект будет рассматриваться на предмет одобрения или неодобрения Советом Федерации. Я бы попросил наших представителей в Совете Федерации воздержаться от одобрения. Это не говорит, что закон надо отменить, но придет срок — и новый депутатский корпус [рассмотрит]. В угаре предвыборной борьбы Госдума приняла [этот законопроект]. Новый состав рассмотрит — это будет по закону», — рассудил Шаймиев.

Госсоветника поддержал спикер ГС Фарид Мухаметшин: он попросил депутатов проголосовать за протокольное поручение сенаторам от РТ Олегу Морозову и Ильдусу Ахметзянову, чтобыдонести позицию госсоветника РТ до Совета Федерации РФ, и получил одобрение депутатов ГС РТ.

До Морозова «БИЗНЕС Online» дозвониться не удалось. А Ильдус Ахметзянов сначала заявил, что пока не в курсе ситуации, поскольку находится на заседании, но чуть позже отреагировал СМС: «Шаймиев плохого не предложит! Если Госсовет поддержал, значит, будем заниматься!»

РАЗГОВОР С БОГОМ: В ХРАМЕ ИЛИ ТОЛЬКО ШЕПОТОМ?

Напомним, что «закон Яровой и Озерова» Госдума РФ принимала в спешном порядке. Многие народные избранники жаловались, что не успели толком вникнуть в детали. Некоторые депутаты предлагали перенести его рассмотрение на осень, в частности депутат КПРФ Юрий Синельщиков.

Уже на этапе внесения закона возникли опасения, что он затронет не только экстремистские религиозные течения, но и традиционные конфессии. Под запретом могут оказаться такие вещи, как крестные ходы или ифтары, поминки или раздача религиозной литературы (в Казани, например, мечеть «Ярдэм» издает книги для слепых). За нарушение законодательства при миссионерской и проповеднической деятельности граждане могут заплатить штраф от 5 до 50 тыс. рублей, а юрлица — от 100 тыс. до 1 млн. рублей. Иностранцев за те же деяния будут штрафовать на сумму от 30 до 50 тыс. и выдворять из России. Тем не менее Госдума приняла сложный, спорный и важный документ со скоростью курьерского поезда. При этом почти полторы сотни депутатов действительно оказались против.

Позже стало известно, что верующие начали собирать подписи против «закона Яровой». Авторы петиции не согласились с тем, что теперь любой разговор о Боге с неверующим человеком является миссионерской деятельностью и подлежит регламентации, а также с тем, что за пределами церкви осуществление миссионерской деятельности возможно лишь с наличием специального разрешающего документа, выдаваемого религиозной организацией. На момент написания статьи эта петиция в интернете собрала уже около 14 тыс. подписей.

«ДУМАЮ, ГОЛОС ШАЙМИЕВА БУДЕТ УСЛЫШАН»

Оценить призыв Шаймиева «БИЗНЕС Online» попросил экспертов.

Александр Сидякин — депутат Госдумы РФ:

— Минтимер Шарипович, безусловно, человек авторитетный. Поэтому, я думаю, когда сенаторы будут изучать разную палитру мнений, то и голос Шаймиева тоже будет услышан… Мы уже проголосовали за этот закон. Конечно, в связи с тем, что мы рассматривали этот закон в спешке, буквально в последние минуты заседания, правки вносились в последний момент. Конечно, они спорные, резонансные, их надо серьезно обсуждать. Возможно, сенаторы откликнутся на этот призыв Шаймиева. И если откликнутся, то это тоже будет неплохим развитием событий.

Анатолий Аксаков — депутат Госдумы РФ, член комитета ГД по финансовому рынку:

— Лично я и фракция «Справедливая Россия» голосовали против этого законопроекта. По тем же причинам, о которых говорит и Минтимер Шаймиев. Мы считаем, что перебор в этих предложениях. Это ограничение прав граждан, самое главное — вряд ли эти ограничения помогут борьбе с терроризмом. Поэтому желание бороться с терроризмом понятно и правильно, но для этого должны использоваться эффективные способы. Я думаю, что они другие.

. Фарид Мухаметшин попросил депутатов проголосовать за протокольное поручение сенаторам от РТ Олегу Морозову и Ильдусу Ахметзянову, чтобы донести позицию госсоветника РТ до Совета Федерации РФ

Руслан Мартагов — кавказский политолог, Чечня:

— По моему мнению, Минтимер Шаймиев абсолютно прав. Но в силу своего воспитания и порядочности он не до конца договорил. А вообще-то этот пакет, знаете, просто дерьмо какое-то! Подобный закон может принять, наверное, только фашиствующее государство какое-то. На данный момент единственная трезвая позиция, которая высказана по этому пакету, — именно Минтимера Шаймиева.

Когда принимаются подобного рода законы, это говорит о том, что парламент абсолютно недееспособен. Ни обсуждения, ничего такого не было, имитация — и все на этом закончилось. И приняли сразу скопом и хором. Наступает фактическая тирания одного человека или группы лиц, олигархическая тирания, вот в чем главная опасность принятия такого закона. А что касается миссионерской деятельности или проведения религиозных праздников — да, под этот закон можно подогнать все что угодно, интерпретировать это как экстремистскую деятельность. Обсуждается ли закон в Чечне? А в Чечне у нас принято ничего не обсуждать, а только восхвалять то, что скажет Рамзан Кадыров, а он — то, что скажет Путин, вот и все.

Владимир Беляев — доктор политических наук, профессор, завкафедрой социологии, политологии и менеджмента КНИТУ-КАИ:

— Конечно, я поддерживаю Шаймиева. Пора прекращать эту принтерскую деятельность! Сколько можно печатать законы, не задумываясь о последствиях и об особенностях нашей страны, о менталитете населения? Необходимо же исходить из того, что нужно народу, а народу зачем препятствовать? Традиционные религии и так убывают, и так у нас ваххабиты везде, если брать ислам, и неохристианские секты и тоталитарные культы, если брать христианство. Они процветают! Они все равно будут заниматься миссионерской деятельностью, привлечением неофитов. Наши традиционные конфессии и так ограничились тем, что они рекрутируют неофитов только через второе поколение, передавая религию по наследству, а на улице они не агитируют. Пусть себе агитируют где хотят, только не в СМИ, только не по центральным телеканалам. И пусть проводят обряды как положено. А как же крестный ход и прочее? Я категорически против таких законов.

Евгений Минченко — президент коммуникационного холдинга «Минченко Консалтинг»:

— В этом законе, на мой взгляд, действительно есть большое количество неточностей, непродуманных формулировок. Принимался он в спешке. Поэтому лично мое мнение: этот закон, который ущемляет достаточно большое количество категорий населения… Я думаю, его стоило бы притормозить. Есть процедура, согласительная комиссия между Советом Федерации и Госдумой и так далее. И с электоральной точки зрения принимать подобного рода законы при входе в избирательную кампанию не очень осторожно.

Будет ли призыв Шаймиева услышан сенаторами? Я даже не знаю. Потому что проголосуют сенаторы от Татарстана против, ну хорошо… А ведь вопрос-то в том, чтобы сама по себе государственная машина каким-то образом сработала против! Я считаю, что было бы правильно либо на этапе Совета Федераций этот закон затормозить, либо президент наложил бы вето.

Рафаэль Хакимов — вице-президент Академии наук РТ:

— Краем уха я об этом пакете поправок слышал. Ну как это может быть?! Чепуха какая-то! Ну и кто будет по домам ходить?

Если законопроект прошел третье чтение в Госдуме, то закон уже практически принят. Но можно оспаривать: либо через суд, либо здесь у нас принять другой закон, внести поправки, либо оставить прежний. Такая практика не приветствуется, у нас же вертикаль власти, там штампуют обычно, но какие-то нюансы могут внести.

Ризван Раджабов — политолог, журналист, эксперт по исламу на Кавказе:

— С мнением экс-главы республики я абсолютно согласен. То, что данный закон во многом написан вразрез с действующим законодательством, в том числе с Конституцией Российской Федерации, — это да. На мой взгляд, мы не можем запретить миссионерскую деятельность… Каким образом вы себе это представляете? У нас большая исламская община в России. Как можно ограничить религиозную деятельность только лишь в рамках храмов и на кладбищах? Разумеется, это неправильно. Закон нужно дорабатывать.

Но на мой взгляд, закон имеет не только исламскую подоплеку. Он направлен также против несогласных лиц, которые являются представителям оппозиции. В пакете большое количество пунктов помимо миссионерской деятельности. Поэтому в целом идет закручивание гаек.
Подробнее на «БИЗНЕС Online»: http://www.business-gazeta.ru/article/315201

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here