«Мне нужно время, чтобы все обдумать»: краевед из Самары обвинил Гузель Яхину в плагиате

0
92

Григорий Циденков считает, что роман «Эшелон на Самарканд» — это компиляция его публикаций в ЖЖ

«Яхина переименовала Самару в Казань и округлила число детей до 500», — пишет в «Фейсбуке» преподаватель одного из самарских вузов, автор публикаций на тему голода в Поволжье в 1920-е Григорий Циденков. Правда, выводы свои он сделал не по прочтении романа, а посмотрев пресс-конференцию с презентацией книги. Сама Яхина признательна «публицистам и блогерам, кто занимается просветительской работой по теме», а юристы напоминают, что идея и концепция не являются объектом авторских прав.

Не успела отгреметь презентация третьего романа Гузель Яхиной под названием «Эшелон на Самарканд», как книга, часть событий которой происходят на территории Казани и современного Татарстана, оказалась в центре скандалаНе успела отгреметь презентация третьего романа Гузель Яхиной под названием «Эшелон на Самарканд», как книга, часть событий которой происходит на территории Казани и современного Татарстана, оказалась в центре скандала

«В такой ситуации я впервые, и мне нужно время, чтобы все обдумать и взвесить»

Не успела отгреметь презентация третьего романа Гузель Яхиной под названием «Эшелон на Самарканд», как книга, часть событий которой происходит на территории Казани и современного Татарстана, оказалась в центре скандала. Правда, пока разгорающегося на просторах «Фейсбука».

Краевед из Самары Григорий Циденков, который в том числе занимается темой голода в Поволжье начала 1920-х, написал на своей странице, что Яхина позаимствовала сюжет «Эшелона на Самарканд» из его публикаций. Правда, этот вывод Циденков сделал, еще не познакомившись с романом, а послушав пресс-конференцию, где писательница презентовала свою новую работу. «Из интервью для меня следует, что весь роман состоит из компиляции и пересказа с минимальными изменениями публикаций моего блога в ЖЖ. За основу взята практически без изменений публикация „Побывать в шкуре уполномоченного по сопровождению голодающих детей в эвакуацию“. Изменений тут всего два: Яхина переименовала Самару в Казань и округлила число детей до 500», — пишет самарский ученый. «Взята серия публикаций о придуманном мною сценарии. Также из этого поста взят материал о подробностях типовой эвакуации», — продолжает Циденков.

По его словам, чтобы уйти от обвинений в плагиате, Яхина меняет детали и добавляет элементы художественного вымысла. «Что приводит к абсурду: действие романа разворачивается в 1923 году. Это примерно как написать об эвакуации из блокадного Ленинграда в 1945-м. Эвакуировали голодающих в 1921–22 годах, в 1923-м всех уже начали возвращать. Совпадений и нелепостей огромное количество. Ссылки на источники Яхина приводит, явно не ознакомившись с ними, и так далее, и тому подобное», — считает краевед из Самары.

О Циденкове известно, что он преподает в Самарском государственном социально-педагогическом университете и публикует в сети статьи, посвященные теме голода в Поволжье и гражданской войне в России. В 2015 году об ученом даже рассказывало шведское Sverigesradio, а перевод материала опубликовал сайт «Иносми.ру». Согласно этой публикации, кандидат социологических наук из Самары приехал в Швецию, получив стипендию фонда шведского дипломата Сверкера Острема для работы в шведских архивах по теме «Шведская помощь голодающей России 1921–1923 годов». Его отец Геннадий Циденков был первым ученым в СССР, кто защитил диссертацию на тему голода 1920-х в 1970 году. «Всю жизнь он собирал по всем архивам, в том числе и центральным, московским, документы о голоде в Поволжье и о международной помощи… После смерти отца (пять лет назад) Григорий начал разбирать его архивы и дал себе слово закончить дело отца. По профессии Григорий Циденков не историк, а юрист», — указывает Sverigesradio.

«БИЗНЕС Online» связался с самим Циденковым и поинтересовался его дальнейшими действиями. Краевед из Самары ответил, что его слова и так вызвали серьезный резонанс: «В такой ситуации я впервые, и мне нужно время, чтобы все обдумать и взвесить».

Роман «Эшелон на Самарканд» появился в продаже в книжных магазинах страны на этой неделеРоман «Эшелон на Самарканд» появился в продаже в книжных магазинах страны на этой неделе. Фото: Wolfgang Kumm / dpa / www.globallookpress.com

«Есть главы практически документальные»

Что касается самой Яхиной, то она еще накануне прислала в редакцию официальный письменный ответ, приводим его полностью: «В романе „Эшелон на Самарканд“ очень много правды, почерпнутой из архивных документов и кинохроники 1920-х годов. Список главных (но далеко не всех) первоисточников — мемуарных книг, писем, дневников — приводится в конце книги. Нет ничего удивительного в том, что другие архивные документы, которые публикуют другие авторы, рассказывают о тех же событиях и ситуациях — об эвакуационных поездах с детьми, о бедственном положении детей в учреждениях и так далее. Я с большим уважением отношусь к тем публицистам и блогерам, кто занимается просветительской работой по теме голода в Поволжье».

Напомним, что роман «Эшелон на Самарканд» появился в продаже в книжных магазинах страны на этой неделе, в аннотации к книге ее сюжет описан следующим образом: «Роман‑путешествие и своего рода „красный истерн“. 1923 год. Начальник эшелона Деев и комиссар Белая эвакуируют пять сотен беспризорных детей из Казани в Самарканд. Череда захватывающих и страшных приключений в пути, обширная география — от лесов Поволжья и казахских степей к пустыням Кызыл‑Кума и горам Туркестана, палитра судеб и характеров: крестьяне‑беженцы, чекисты, казаки, эксцентричный мир маленьких бродяг с их языком, психологией, суеверием и надеждами…»

Яхина действительно не скрывает, что использовала очень много документов и мемуарной литературы. В частности, в интервью «БИЗНЕС Online» (появится в газете в ближайшее время) она рассказывает: «Есть главы практически документальные. Например, про путешествие в Чувашию, где  рассказывается предыстория другого главного героя — комиссара Белой. Она списана с мемуарной книги профессионального борца с голодом Аси Давыдовны Калининой, жены Михаила Калинина. Она очень много занималась беспризорными, голодающими. Ее называли матерью чувашских детей… Или есть в государственном архиве РФ история про прибытие в Казань санитарно-питательного поезда и кормления прямо на вокзале. Такой эпизод действительно был в 1921 году, по-моему, в августе».

Кстати, в конце книги, помимо списка разнообразной использованной литературы (работ Циденкова там нет), Яхина также выражает благодарность довольно большому кругу людей, которые ей помогли с «Эшелоном на Самарканд». Например, директору музея-заповедника «Остров-град Свияжск» Артему Силкину и местному экскурсоводу Людмиле Елисеевой «за незабываемые экскурсии по Свияжску и беседы о его истории». А завотделом Нацбиблиотеки РТ Асию Махнину она благодарит «за зеленый свет в архиве периодических изданий». Упоминания Циденкова нет ни в списке источников, ни в списке благодарностей.

Ркаил Зайдулла: «Это ведь художественное произведение, а Циденков ученый. Это естественно, что произведение может отталкиваться от исторических событий»Ркаил Зайдулла: «Это ведь художественное произведение, а Циденков — ученый. Естественно, что произведение может отталкиваться от исторических событий». Фото: «БИЗНЕС Online»

Идея произведения не охраняется законом

Нужно очень четко разделять понятия «идея» и «концепция» и результаты творческой деятельности, которые охраняются законом об авторском праве, рассказал «БИЗНЕС Online» директор авторского агентства «Артпатент» Григорий Бусарев. Идея, концепция, а также информация о событиях и фактах не попадают под охрану. К объектам авторских прав относятся непосредственно сам текст, персонажи и образы из литературного произведения, сценарий. «Все, что касается заимствования идеи, фактов, событий, к нарушению авторских прав не относится. Можно привести в пример Буратино и Пиноккио — там тоже есть общая концепция деревянного мальчика, но она изложена в разных произведениях, то есть в разных формах», — отметил эксперт.

В случае с новым романом Яхиной, чтобы определить, есть плагиат или нет, нужно детально сопоставлять произведения и публикации двух авторов. В практике такого рода споры разрешались в судебном порядке, там признавались факты нарушения прав, применялись соответствующие меры ответственности, продолжил Бусарев. «Последствия могут быть разными — запрет на использование произведения, выплата компенсации за нарушение авторских прав. Она может составлять сумму от 10 тысяч до 5 миллионов рублей и определяется на усмотрение суда. Либо, что гораздо опаснее, двукратная стоимость контрафактного тиража. Есть много таких случаев в судебной практике», — пояснил собеседник издания. Давать рекомендации самарскому краеведу (советы профессиональных юристов просил под своим постом в «Фейсбуке» Циденков) еще рано, считает наш собеседник. «Пока непонятно, какие именно нарушения имеют место быть», — подытожил он.

Известный столичный писатель и филолог Майя Кучерская считает: «Во-первых, надо в этой истории разобраться, провести сопоставительный анализ тех публикаций, которые осуществил Григорий Циденков, и романа Гузель Яхиной. В конце книги „Эшелон на Самарканд“ приводится длинный список источников, на которые опиралась Гузель, у нее их было множество, и она их не скрывает. Во-вторых, надо сказать Гузель Яхиной огромное спасибо за то, что потаенные страницы советской истории она делает достоянием широкой общественности. Массовый читатель никогда не узнал бы историю этого поезда, который должен был спасти, но многих погубил, историю депортации поволжских немцев, ее касается роман „Дети мои“, или обстоятельства переселения раскулаченных в тайгу».

Массовый читатель, по словам Кучерской, не заглядывает в исторические работы, а романы Яхиной читает. «Новое поколение остро нуждается в историческом просвещении, фильме „Колыма“ Дудя или вот романах о советском прошлом. Благодаря прозе Яхиной сотни тысяч российских читателей впервые открыли для себя эти весьма мрачные страницы русской истории», — указывает собеседница «БИЗНЕС Online». Кроме того, напоминает Кучерская, Яхина создает художественные тексты, значит, имеет право на ошибки: «В „Войне и мире“ сотни ошибок, неточностей, что не мешает нам любить этот роман, более того, именно по „Войне и миру“ россияне представляют себе войну 1812 года. Несмотря на то что Толстой изложил свою версию событий и исторических лиц. Словом, создал художественное произведение. Ну и не забывайте, написать исторический роман — огромный труд, давайте скажем писателям спасибо, что они борются с историческим беспамятством, к которому так склонна Россия, своими книгами».

Председатель союза писателей РТ Ркаил Зайдулла сказал «БИЗНЕС Online», что видел новость о претензиях к Яхиной, но сам роман пока не читал. «Это ведь художественное произведение, а Циденков — ученый, — напоминает наш собеседник. —  Естественно, что произведение может отталкиваться от исторических событий. Я сам, когда писал повесть про Ильяса Алкина, очень много обращался к историку Булату Султанбекову, много ездил к нему. Без этого никак. И я не считаю подобное плагиатом. И вообще, что такое плагиат? Есть такие кочующие сюжеты, но ты ведь их через себя пропускаешь. А в данном случае, когда пишешь художественное произведение на историческую тему, ты просто вынужден обращаться к подобной литературе, по-другому ведь не напишешь».

Эльвира СамигуллинаАйрат НигматуллинДиана Авакян

Фото на анонсе предоставлено издательством «Редакция Елены Шубиной»

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here