Муртаза Рахимов. С чего он начал и что оставил

0
79
Фото: bashinform.ru

СМИ сообщают о смерти патриарха башкирской политики Муртазы Губайдулловича Рахимова, скончавшегося в возрасте 88 лет. Почти вся его трудовая, рабочая биография связана с Уфимским нефтеперерабатывающим заводом, где он проработал около 34 лет – начиная оператором и заканчивая директором предприятия. В смутные годы крушения СССР его, как руководителя системного промышленного предприятия, избрали Председателем Верховного Совета Башкирской АССР. И с тех пор, волею судьбы, он стал руководителем этой республики на протяжении последующих 20 лет. Специально для «Миллиард.Татар» своими размышлениями поделился житель Башкирии Гази Валиханов.

Эти годы были переломными для страны, когда рушился один строй, возникал другой. Оказавшиеся у власти региональные руководители по-разному пытались справиться с этой ношей. Каким же запомнят Муртазу Губайдулловича? Безусловно, как первого президента Республики Башкортостан, при котором была принята Декларация о суверенитете и на её основе первая Конституция республики. Но декларации и конституции принимались в те годы во всех национальных субъектах России, а региональных президентов в ней оказалось 13. Чем же выделялась долгая эпоха рахимовского руководства, как ее можно охарактеризовать? Тут наиболее подходящими словами, наверное, будут понятия «сложный» и «противоречивый» – такой была деятельность Рахимова, и такое отношение сформировалось к нему в обществе.

Началось всё с Декларации

Человека обычно судят по делам его и намерениям. Вот если за намерения взять Декларацию о государственном суверенитете Башкирии, с которой началась высшая политическая карьера Рахимова, то можно посмотреть, к каким результатам оно пришло под свой занавес.

11 октября 1990 года  Верховный Совет республики, «реализуя неотъемлемое право башкирской нации на самоопределение и гарантируя равенство прав всех наций на территории Башкирии, следуя по пути создания правового государства и демократического общества»,  аннулировал её автономный статус, переименовав в Башкирскую Советскую Социалистическую Республику. 


Провозглашена Декларация о суверенитете Башкортостана. Источник фото: rus.team


Недра и богатства

Первым пунктом Декларации о государственном суверенитете БССР провозглашалось, что «земля, недра, природные богатства, другие ресурсы на территории Башкирской Советской Социалистической Республики, а также весь экономический и научно-технический потенциал являются исключительной собственностью ее многонационального народа».

Отличительной чертой политики рахимовского времени была некоторая приторможенность, или осторожность: политическая элита Башкирия, сформированная бывшим директором нефтяного завода, никогда не торопилась бежать впереди паровоза истории, уступая эту почетную миссию другим субъектам. Декларация о суверенитете республики, конституция, должность президента, флаг, герб, гимн – всё это Башкирия принимала после Татарстана спустя месяцы и даже годы. Такая пауза позволяла переждать, осмотреться и сформировать нужное решением с учетом чужого опыта. Быть вторыми и даже третьими в бурную политическую эпоху пусть и не очень почетно, зато гораздо безопаснее. У некоторых политиков в Казани такая тактика Уфы даже породила мнение, что руководство Башкирии следует в фарватере Татарстана и, стало быть, является его верным союзником. Но, как показало время, это было иллюзией – следование в фарватере не означало полное единство мнений, политическая элита Башкирии просто выбирала для себя более удобную и прагматичную схему поведения.

Не спешило руководство Башкирии и с приватизацией основных производственных мощностей. Зато потом, с начала нулевых, это приняло очень активную форму. Вся нефтехимическая промышленность оказалась слита в единый мегакомплекс «Башнефть», который оказалось вначале под руководством сына Рахимова, а затем и в его собственности. Вот здесь элита Башкирии изменила своей тактике осторожности и совершила фатальный политический промах. Поскольку такая схема приватизации вызвала большой скандал с «длинными» последствиями, которые в конечном итоге и способствовали концу политической эпохи Рахимова. 


Добыча. Станок-качалка «Башнефти» рядом с Уфой. Источник фото: ru.wikipedia.org


Примерно такая же судьба постигла многие другие крупнейшие промышленные мощности республики, включая содовое предприятие в Стерлитамаке. В результате всего этого промышленно-развитая республика постепенно лишилась своих крупнейших источников дохода и превратилась в дотационный регион. Что неизбежно сказалось и на социально-экономической ситуации в Башкирии, и на уровне благосостояния ее населения. Последствия этого пришлось разгребать приемникам Рахимова в лице Рустэма Хамитова и нынешнего главы республики Радия Хабирова. Часть активов удалось вернуть в республику, но в целом исправить ситуацию оказалось очень сложно.

В Уфе долго хвалились тем, что в Башкирии сохраняются колхозы, но под занавес рахимовского руководства пустили под приватизацию и эти сельхозпредприятия. Почти все они были обанкрочены, и на их базе возникли ООО, возглавляемые в основном прежними колхозными начальниками. Выиграло ли от этого сельское население – вопрос риторический.

Национальный вопрос

Другим важнейшим положением Декларации был пункт, касающийся межнациональных отношений. Он гласил следующее:

«Башкирская Советская Социалистическая Республика гарантирует равные права и свободы всем проживающим да ее территории гражданам независимо от их национальности, социального происхождения, политических убеждений, отношения к религии, иных различий.

В Башкирской Советской Социалистической Республике обеспечивается сохранение, равноправное функционирование и всестороннее развитие языков и культурных ценностей всех населяющих ее народов».


Во время рабочей поездки в Кармаскалинский район. Источник фото: ru.wikipedia.org


Об этом так много говорилось и писалось, что добавить что-то уже сложно. Лакмусовой бумагой для межнациональной политики в Башкортостане является «татарский вопрос». Что с этим происходило в рахимовские 20 лет известно всем. Является ли равноправием то, что татарский язык в Башкирии лишен государственного статуса, что десятками, если не сотнями закрывались татарские классы и школы, загадочным образом сокращалось татарское население во время переписей и прочие кульбиты местной этнополитики – гадать не нужно. Очевидно, что в республике при Рахимове не удалось должным образом гармонизировать межнациональные отношения и ситуация здесь стала вызывать определенные опасения даже за ее приделами. Что и стало одной из причин для смены политической элиты. 

Но с уходом Рахимова эти проблемы не исчезли, и новым руководителям Башкортостана приходится вновь искать их решения. И тут полезно вспомнить вышеупомянутое положение Декларации о суверенитете БССР, которое, к сожалению, так и осталось красивой декларацией.

Забота о диаспоре

Четвертым пунктом Декларации провозглашалось: 

«Башкирская Советская Социалистическая Республика содействует удовлетворению национально-культурных потребностей лиц башкирской национальности, проживающих за пределами республики».


Всемирный курултай башкир. Источник фото: ru.wikipedia.org


Вот тут можно сказать, что эта задача выполнена и перевыполнена. Помощь оказывалась, средства выделялись, был организован Всемирный курултай башкир, который вел в этом направлении работу. Но.. Почему же тогда численность башкир за пределами республики сокращается? Равно как и носителей башкирского языка. Помощь, оказывая республикой башкирской диаспоре, не способна остановить и повернуть вспять процессы этно-культурной ассимиляции. 

Что с демократией

Ну, и, наконец, вопросы демократии и построения правового государства, провозглашенные Декларацией. Положа руку на сердце, скажите: стала ли при Рахимове Башкирия образцом реального народовластия, соблюдения прав граждан и прочих демократических материй? И почему ее обвиняли в создании кланового, этнократического режима, подмявшего под себя все ветви власти: судебную, исполнительную, законодательную? Хотели возвести поклёп на светлую реальность в республике, или все же были причины для подобных инсинуаций? И как соотносится со всем этим фигуры экс-сенатора Изместьева, экс-министра МВД Диваева, экс-депутата Курултая Урала Муртазовича Рахимова?

Мечеть Ар-Рахим


Соборная мечеть «Ар-Рахим» в столице Башкортостана. Фото: из открытых источников yandex.ru


Завершая весь этот обзор, мы возвращаемся к противоречивости рахимовского времени. Наверное, лучшим олицетворением ее стала главная мечеть республика, названная «Ар-Рахим». Созвучие фамилии руководителя Башкирии здесь не случайно – Рахимов первым, в 2006 году, объявил об ее строительстве, он же подбирал для нее место, участвовал в отборе проекта и в закладке первого камня в 2007 году. Новая соборная мечеть должна была не только превзойти по своим масштабам знаменитую казанскую мечеть «Кул Шариф» (ох уж это пресловутое соперничество), но и стать одной из самых крупных в Европе. Кульминационно завершив эпоху президентства Рахимова. 

Это была красивая и хорошая идея, но уже через 2 года появились сообщения о том, что средства на строительство этого храма использованы не по назначению или просто расхищены – по крайней мере, их часть. Строительство застопорилось. Муртаза Губайдуллович заявил, что берет вопросы строительства мечети под свой личный контроль, впрочем делу это слабо помогло. А вскоре он расстался со своей президентской должностью. Тем не менее, даже на пенсии Рахимов пытался через свой фонд помогать строительству амбициозного проекта, затем в силу возникших разногласий отказался от этого. И так мечеть «Ар-Рахим» превратилась в самый скандальный долгострой республики, о сроках завершения которого никто судить не берется. Как говорится, все сложно и неоднозначно. Или, по теме нашего обсуждения – всё противоречиво.


Автор: Гази Валиханов.
Источник фото на анонсеbashinform.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here