«Мусульмане в неволе»: пытки едой, запрет Корана и социализация бывших заключенных

0
64
Фото: © Наргиза Амруллаева / «Миллиард.Татар»

Насколько сильна дискриминация мусульман на зоне? Почему в татарстанских исправительных учреждениях до сих пор нет халяльной еды? Как религия помогает снизить число рецидивов и социализироваться вышедшим на волю? Эти темы обсудили участники круглого стола «Миллиард.Татар».

«Верующих против их желания кормят свининой или запрещают читать намаз»

Поводом для встречи стала недавняя история, произошедшая в чистопольском СИЗО №5: содержащийся там мусульманин сообщил, что вынужден пропускать обеды, поскольку их готовят из свинины. Информацию предал огласке адвокат Руслан Нагиев, обратившийся в Прокуратуру РТ с просьбой провести проверку в учреждении.

«Осужденный приговаривается к ограничению свободы, но не к пыткам и унижению. А пытку, кстати, легко можно устроить и едой, – прокомментировал недавнее разбирательство Нагиев. – В целом я наблюдаю периодическое нарушение закона со стороны сотрудников ФСИН, когда тех же верующих против их желания кормят свининой или запрещают читать намаз. Все это негативно влияет на осужденных и может приводить к их радикализации».

Комментируя проблему питания, гендиректор АНО «Центр социальной реабилитации и адаптации» Азат Гайнутдинов отмечает: если в документах на закупку написано «свинина», просто так курицу не поставят.

Азат Гайнутдинов: «Есть вегетарианцы, мусульмане, иудеи, которые едят только кошерную еду и так далее»Фото: © Наргиза Амруллаева / «Миллиард.Татар»

«Эта проблема есть по всей России, и решать ее надо централизованно. Есть вегетарианцы, мусульмане, иудеи, которые едят только кошерную еду и так далее. Один из выходов, который мы видим, – постная еда. Это самое безболезненное решение данной проблемы сейчас. Но у нас в любом случае идет гуманизация, и, возможно, со временем мы придем к тому, что будет и халяль, и кошер, и так далее», – высказался спикер.

Постная еда действительно могла бы стать хорошим компромиссом, соглашается Руслан Нагиев.

«На мой взгляд, для решения этой проблемы в правовом поле надо идти через Конституцию, которая гарантирует равноправие и свободу вероисповедания. Верующий мусульманин не может позволить себе употреблять свинину, иудей не может позволить себе ряд продуктов и так далее», – добавляет адвокат.

«Возможно, со временем мы придем к тому, что будет и халяль, и кошер, и так далее»Фото: © Салават Камалетдинов / «Татар-информ»

«Отбирают коврики, книги, не дают совершать намаз»

«Руслан правильно говорит – если отбирают коврики, книги, не дают совершать намаз, как это происходит в некоторых регионах России, человек озлобляется, начинается радикализация. К сожалению, есть ряд субъектов, откуда у нас приходят жалобы на эту тему. Татарстан к ним, к слову, не относится: у нас при каждом исправительном учреждении есть мечети и церкви, вся необходимая работа в этом направлении ведется, и уже давно», – констатирует Азат Гайнутдинов.

По словам Руслана Нагиева, подобный случай, связанный с отказом в доступе к Корану в татарстанской колонии, в его практике все-таки был. Правда, связан он не с религиозной дискриминацией, а с организационными моментами.

Руслан Нагиев: «Можно массу вопросов решить в досудебном порядке, но нет – пока из Москвы не придет указание, ничего не меняется»Фото: © Наргиза Амруллаева / «Миллиард.Татар»

«Там причина в том, что сотрудник, который проверяет такую литературу, находится в длительной командировке. И это у нас в Татарстане. Вот почему, пока не накажешь кого-то, ничего не двигается с места? Можно массу вопросов решить в досудебном порядке, но нет – пока из Москвы не придет указание, ничего не меняется», – возмущается спикер.

Азат Гайнутдинов отмечает, что подобные случаи можно решить обращением в Духовное управление мусульман: они могут поставить на Коран свою печать или выдать книгу от ДУМ.

«Этот душегуб, который убивал бабушек, – он принял ислам»

«Я занимаюсь ресоциализацией бывших заключенных около 18 лет и могу сказать, что один из основных компонентов – это религия. Практика показывает, что именно она помогает снизить количество рецидивов. Образование тоже надо усиливать, – рассказывает Азат Гайнутдинов. – Люди принимали ислам в колонии, потом выходили, находили работу, покупали квартиру, женились, рожали детей. Бросали наркотики, алкоголь, преступления совершать – таких примеров много».

«Если человек получил 20-25 лет за убийство или еще за что-то, а не пожизненное, то с ним обязательно надо заниматься»Фото: © «Татар-информ»

Как правило, если человек выходит из тюрьмы мусульманином, после освобождения он уже не идет к друзьям-собутыльникам, а идет в мечеть. По словам Гайнутдинова, в Татарстане бывшие заключенные «освобождаются и уже знают, куда надо идти, кто им поможет и чем».

«Я всегда говорю, что даже если человек получил 20-25 лет за убийство или еще за что-то, а не пожизненное, то с ним обязательно надо заниматься. Они для меня все – люди. Люди оступившиеся, – считает спикер. – Мы недавно заходили в первый изолятор, а там этот душегуб, который сколько уж бабушек убил, – он принял ислам. Я сначала думал, разговаривать с ним или нет, а потом вспомнил хадис «Искал он прощения, и Всевышний его простил…». Помогая им, мы помогаем нашему обществу».

Асхат Каюмов: «Если ты себя ведешь как-то некрасиво в этой жизни, то ты не спрячешь это ни за какими ширмами там»Фото: © Наргиза Амруллаева / «Миллиард.Татар»

Другой участник встречи – общественный помощник имамов, осуществляющих духовное окормление верующих в местах лишения свободы, Асхат Каюмов добавляет: попав в места не столь отдаленные, прежде всего, надо оставаться человеком.

«Если ты себя ведешь как-то некрасиво в этой жизни, то ты не спрячешь это ни за какими ширмами там. Поэтому так важна религиозная деятельность. Она помогает человеку воспитать свой внутренний мир, переродиться, как птица феникс. Это время, когда надо работать над собой. Находясь в системе, ты сам выбираешь путь – идти по свету или по темной стороне. При освобождении что будет с человеком, который выбрал второй путь, думаю, каждому понятно», – резюмирует Асхат Каюмов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here