«Наш альбом про Волжскую Булгарию не сувенирная, не «сабантуйная» музыка»

0
51
Коллектив "Кадим Алмет". Источник фото: mincult.tatarstan.ru

Молодой коллектив «Кадим Алмет», играющий на древних татарских инструментах, недавно дебютировал с первым альбомом под названием «Гаҗәеп ирер Болгар тарихы» и готовится к декабрьской презентации в нефтяной столице. 

Корреспондент «Миллиард.Татар» побеседовал с Павлом Корчагиным, руководителем проектов благотворительного фонда «Татнефть», стоявшим у истоков группы «Кадим Алмет». Он посетовал на отсутствие пентатоники в современной татарской эстраде, порадовался за Казахстан, сумевший сохранить традиции изготовления старинных тюркских инструментов, и рассказал, чем отличаются мелодии булгарского времени от «сабантуйного» творчества. 

Фото: из личного архива Павла Корчагина

«Наша коллекция тюркских инструментов самая большая в России»

– С чего начался «Кадим Алмет»? 

– Сама история довольно прозаична. В 2020 году в Альметьевске компания «Татнефть» открыла «Выставку тюркских музыкальных инструментов». Вся коллекция, включая инструменты народов мира, состояла из 620 единиц. За два прошедших года мы ее дополнили, сейчас их почти 700. Особенностью, «изюминкой» коллекции является тюркская группа инструментов – можем уверенно сказать, что она самая большая в Российской Федерации. 


Выставка тюркских музыкальных инструментов. Фото: из открытых источников t.me


После открытия выставки мы столкнулись с тем, что в открытых источниках нет описания региональных тюркских инструментов. Например, на этикете написано «Кыл кубыз татарский». Начинаем искать, а ничего по данному вопросу и нет. Если есть, то крайне скудная информация. Поэтому мы с гидами начали собирать данные по забытым региональным инструментам буквально по кусочкам – из разных источников, диссертаций, рефератов. 

И тут большая удача – мы вышли на этномузыковеда Геннадия Михайловича Макарова.

Как фольклорист-собиратель, он более 45 лет участвует в полевых этнографических экспедициях, записал большое количество уникальных образцов музыки народов Поволжья, Урала и Сибири. Разработал концепцию возрождения забытых татарских народных музыкальных инструментов: думбра, даф, танбур, смычковый кубыз, гусли. Он автор свыше ста научных и критических статей по проблемам татарской традиционной музыки. Геннадий Михайлович с ходу включился в работу нашей выставки в качестве ее научного руководителя. Он открыл для нас аутентичные, но не привычные современному уху ритмы, к примеру, 7/8 или 11/8, указал на вокальные особенности при исполнении баитов, мунаджатов и т.д.  

Вооружившись полученными знаниями, в качестве эксперимента мы решили сыграть одну песню – «Казан ханы язмышы». Эта легенда была записана в 1907 году венгерским ученым Юлием Мессарошем в этнографической экспедиции у чувашей Цивильского уезда Казанской губернии (сегодня это Цивильский район Чувашской Республики). Поэтический текст и напев в стиле старинных баитов написал кряшен Геннадий Макаров, аранжировку сделал калмык Эрдни Чавлинов. Заметьте, какой извилистый, более чем столетний путь прошло это старинное татарское произведение прежде, чем попасть к нам. Запись этой песни и можно считать началом коллектива «Кадим Алмет».

– Кто входит в коллектив? 

– Вообще этот коллектив сформировался не сразу. Поначалу ставка была сделана на профессионализм участников. И были удивлены, когда мастера-академисты с трудом вникали в суть разбираемого материала. Классическое консерваторское образование, как говорится, оказалось здесь «не совсем в тему». 

Вообще, парадоксальная ситуация – исполнение корневой, аутентичной татарской музыки легче дается молодежи. Она не успела закостенеть, более восприимчива к «новому – хорошо забытому старому». Два наших студента отлично поняли свою роль в коллективе, один – Булат Ахметзянов – на духовых, второй – Влад Виноградов – на струнно-смычковых. Ну а преподавателям колледжа (кстати, тоже не «возрастным») достались инструменты струнно-щипковой и ударных групп. Особая роль досталась нашим вокалисткам, опять же, здесь огромную роль играет их внутреннее (есть такое сегодня модное понятие «мон») понимание и способность отразить народную, не академическую суть реконструируемых произведений. Думаю, в этом им здорово помогают детские годы, культурное формирование, прошедшее на селе.


Коллектив “Кадим Алмет”. Фото: из открытых источников t.me


«Проблема региональных тюркских инструментов в том, что нет своих мастеров»

– А инструменты, которые вы используете, реставрированы, созданы с нуля или исторические «артефакты»? 

– Инструмент живет, пока играет. Естественно, что у него есть срок своей жизни, особенно это касается наших инструментов, так называемых «мастеровых», сделанных их дерева, кожи, конского волоса.  

Проблема региональных тюркских инструментов в том, что нет своих мастеров. То есть, взять, и как в Башкортостане или Казахстане, найти человека, у которого дед делал, отец делал, и теперь он сам мастер, не получается. Кроме того, что это и звучит красиво – «династия», так еще и идет непосредственная передача опыта от мастера к мастеру. 

– Сложно находить мастеров, способных создавать такие инструменты? 

– Никого не хочу обидеть, но если говорить про Татарстан, то сложно. Может, не там и не так искал. Те немногие, кто в новейшей истории занимаются данной темой, очень дорожат своим статусом, окутывают свое ремесло флером «особых навыков», уделяют много внимания внешнему виду инструмента, чтобы он был красивый. Это пусть и не массово, но хорошо продается, нравится покупателю. Его можно подарить начальнику и сказать, что это старинный забытый инструмент. Насколько этот инструмент «правильный», соответствует ли историческому образцу, как звучит – уходит, по-моему, на второй план. 


Коллектив “Кадим Алмет”. Источник фото: mincult.tatarstan.ru


Значительная часть инструментов, на которых мы играем, сделана в Казахстане, поскольку там сохранились традиции изготовления инструментов. Они хорошо звучат, в целом близки региональным. Но это самый простой путь – заимствование. Купить в Казахстане хорошую домбру, налепить или вырезать на ней тюльпан, сказать, что вот эта думбра – татарская. 

По инициативе генерального директора «Татнефти» Наиля Маганова мы открыли в этом году экспериментальный проект по возрождению наших инструментов. Методом проб и ошибок начали штучное их изготовление. Начали с думбр, сделали два образца, показали их Президенту РТ Рустаму Минниханову здесь, в Альметьевске на праздновании дня нефтяника. Чуть позже сделали еще четыре, более совершенные, легкие, с использованием более подходящих видов древесины. Важный момент – инструменты делаются с четким понимание конечного владельца – пока это участники коллектива «Кадим Алмет», дети из нашего «подшефного» ансамбля «Карлыгач», студенты Альметьевского музыкального колледжа им. Яруллина. В рамках проекта появились дафы, кыл кубызы, духовые инструменты. 


Выступление “Кадим Алмет” на XIII Международном экономическом саммите “Россия – Исламский мир: KazanSummit 2022”
Фото: из открытых источников t.me


Проблема реконструкции в том, что сказать, что они точно такие же, как были раньше – мы не сможем никогда, потому что до нас они не дожили. У нас есть одна думбра, я даже убрал ее с выставки. Инструмент сделан в начале 30-х годов прошлого столетия, со струнами из высушенных и скрученных кишок животного. Но он своеобразно сделан и брать его за эталон нельзя. 

Тем не менее, наш подход к реконструкции основан на научном подходе. Повторюсь, работа своеобразная, требующая серьезного погружения в тему. Но она запущена, и уже к следующему году мы надеемся, что наша мастерская по воссозданию музыкальных инструментов народов Поволжья обретет реальные черты. 

«Материал, который мы исполняем, сохранился только на селе»

– Есть в ли в Татарстане люди, которые могли бы посоперничать с вами в плане исполнения аутентичного репертуара? 

– Конечно, есть. Пусть эта работа ведется фрагментарно, пока что носит характер «эксклюзивности» и даже экзотики. Есть такое мнение, что большое влияние на татарскую музыку оказала арабо-персидская музыка. Это инструменты, это подход, это игра. Она, несомненно, сильно повлияла в определенное время. 

«Кадим Алмет» ничего не отвергает, но упор делает все же на региональную историю. Мне кажется, мы выбрали правильную стратегию. Помню, в советское время было понятие «арабский варваризм» в отношении татарского языка. Не знаю, сохранилось оно или нет. Оно означает не арабских варваров, которые нападают и грабят, нет. Это заимствования из арабского языка. Их много. Они есть во множестве даже в славянских языках, например, «майдан». 

Мы же в основу нашего репертуара вкладываем то, что было здесь, в Поволжье, с минимальным влиянием арабской культуры.  


Коллектив “Кадим Алмет”. Фото: из открытых источников t.me


– Откуда черпаете такой материал?

– Этнографические экспедиции. Материал, который сохранился только на селе. 

Большей частью материалы, собранные Геннадием Михайловичем в 70-ых годах. Им более 200 сел было посещено, на магнитную пленку – катушки, а затем компакт-кассеты зафиксированы уникальные материалы. Это много лет работы в Татарстане, Оренбурге, где компактно проживали татары, Челябинск. Опрошенные люди – это пожилые, которые показывали приемы игры, пели. Их молодость пришлась на дореволюционные времена. Человека в возрасте 70 лет практически невозможно побудить разучить какую-то современную вещь. У них были свои песни молодости, что позволяет нам говорить, что это зафиксированный материал существовал еще до революции, до появления баяна / гармони – замечательного полифонического инструмента, который чуть не похоронил всю предшествующую ему региональную этническую группу инструментов. 

Стараемся выдержать границу между аутентичностью и желанием где-то приукрасить, что-то добавить ради большей яркости, красочности. Эту границу мы не переходим. Где-то, может быть, в ущерб современному слуху, но в плюс традициям, о которых в обществе сегодня очень любят говорят – по делу и без. 

– Можете рассказать подробнее об альбоме? 

– Альбом называется «Удивительные истории Волжской Булгарии». Исторический период, охватывающий времена Волжской Булгарии, затем Казанского ханства. События в песнях первого альбома разворачиваются крупные. Герои – это ханы, события – битвы. Все очень масштабное. 


Презентация альбома «Удивительные истории Великого Булгара». Фото: из открытых источников vk.com


Мы перенесли тексты песен из тех времен, практически без каких-либо изменений, где-то сделано поэтическое переложение. Они вполне самодостаточные и понятные. 

– Какой отзыв у слушателей от альбома? 

– Отзывов на данный момент предсказуемо немного. Потому что музыка очень необычна. Но те, которые есть, они очень положительные. В первую очередь, от интересующихся культурными историческими корнями. Это не сувенирная, не «сабантуйная» музыка.

«Установки относительно национальной татарской музыки, сложившиеся за последние 80 лет, просто так не изменить»

– Какая аудитория тянется к вашей музыке, и что нужно сделать, чтобы ее популяризировать? 

– Аудитория разная. От молодых до старых, но реакция, по крайней мере, на концертные выступления – живая. 


Концерт “Кадим Алмет”. Фото: из открытых источников t.me


Что касается популяризации. Учебная программа и установки относительно национальной татарской музыки, сложившиеся за последние 70-80 лет, – их просто так не изменишь. Да и не нужно менять, нужно дополнить. Пусть сначала факультативно начнется изучение старинных музыкально-исполнительских пластов в музыкальных колледжах, школах Татарстана. 

– Можете приоткрыть завесу тайны второго альбома? 

– Он будет контрастировать с первым. Музыкальные инструменты те же, период тот же, но героем будет человек труда. Это солдаты, крестьяне, лашманы. Соответственно, поменяется музыкальная составляющая. И я говорю не о примитивизации исполнения. Изменится именно характер. Если сейчас у нас инструменты элитарной группы, то сейчас будет сделан упор на инструменты народной группы. Простые, доступные, которые сами делали. Альбом будет более региональный. У него «радиус действия» (по собранному материалу) – от Альметьевска не более 80-ти километров. 

– Насколько язык и мотивы песен тех лет отличаются от современных? 

– Говорить о современной татарской эстраде я не совсем компетентен. Здесь нужно хорошо представлять современную татарскую музыку, со всеми ее плюсами и минусами. Мои суждения будут однобокими. Слышу синтезатор, баян, припев-куплет, европейская система звукоряда, а не пентатоника.  

Немножко обидно, когда народная музыка из деревни бралась, попадала на эстраду, там она нивелировалась, выхолостилась, после этого она возвращается в народ, в условную гипотетическую деревню в измененном виде, и продолжает считаться народной. Но противопоставлять одно другому не буду. Мировая культура увлекательна за счет своего разнообразия. 


“Кадим Алмет” на параде, посвященном Дню нефтяника. Фото: из открытых источников t.me


В завершение отмечу, что коллектив у нас многонациональный. Это русские, туркмены, чуваши, кряшены, татары и другие. Объединены все работой над уникальным материалом – старинным, но при этом совершенно «не избитым», свежим, настоящим, вдохновляющим. Нам выпала ответственная задача — включиться в активную работу по возрождению музыкального наследия народов Поволжья.  

А презентовать наш дебютный альбом планируем во второй половине декабря ярким представлением в общественном центре «Алмет», где и родился наш коллектив, проходят его репетиции.

Прослушать альбом вы можете здесь

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here