«Не может умма развиваться, не зная Корана, такая умма безграмотна!»

0
125

ДУМ РТ не только возродило традиции татарского коранопечатания, но и создало базу для правильного понимания Священной книги

Почему президент Беларуси дарит своим коллегам из мусульманских стран именно казанский Коран? Какой знак качества получил татарстанский муфтият в Сирии и для чего нужны были переводы смыслов Священной книги на татарский и русский языки? Об этом «БИЗНЕС Online» в преддверии Рамазана, который принято называть месяцем Корана, рассказали начальник отдела по вопросам шариата ДУМ РТ Булат Мубараков и преподаватель Казанского исламского университета Ахмад аль-Ханафи.

Булат МубараковБулат Мубараков – начальник отдела по вопросам шариата ДУМ РТ

«ЭТО ПЕРВЫЙ РОССИЙСКИЙ КОРАН, СООТВЕТСТВУЮЩИЙ МЕЖДУНАРОДНЫМ СТАНДАРТАМ»

— Булат хазрат, как известно, Казань является местом, где впервые в мире — а было это более двух столетий назад — стали печатать Коран. Сейчас вы вновь возродили традицию коранопечатания. Но ведь сейчас в мире и так много центров, где издают Священную Книгу.

Булат Мубараков: Издание Корана, которое называлось «Казан басма», действительно в свое время было известно на весь мир благодаря тому, что оно является первым Кораном, отпечатанным мусульманами. Среди мусульманских народов даже существует выражение: «Коран был ниспослан в Хиджазе, прочитан в Каире, написан в Стамбуле, а напечатан в Казани». Спустя более 200 лет, в 2016 году, мы в ДУМ РТ подготовили и напечатали обновленное издание Корана. Для чего? Российские шакирды, как правило, занимались по книгам, напечатанным в Саудовской Аравии, Пакистане или Турции. Тогда муфтий Камиль хазрат предложил создать альтернативу — выпустить отечественное издание, которое будет удобным для чтения и заучивания и соответствовать всем международным стандартам. А если копнуть еще глубже, то идея перевыпуска «Казан басма» принадлежит известным татарским богословам Шигабутдину Марджани и Мусе Бигиеву. Они в своих трудах указывали на ошибки, недочеты, которые выявлялись при напечатании «Казан басма». И в этом нет ничего удивительного, так как Коран выпускали несколько типографий, и сказался человеческий фактор. Поэтому в 2013 году по инициативе муфтия хазрата в ДУМ РТ была организована структура по изучению Корана, которая и стала заниматься подготовкой обновленного издания «Казан басма».

— Современный Казанский Коран смог повторить славу «Казан басма»?

— Издание однозначно получило международное признание. Это первый российский Коран, имеющий свидетельство о соответствии международным стандартам. Документ выдан в 2017 году министерством вакфов Сирии после успешного прохождения проверки. Затем в 2019 году свое положительное заключение на издание дало также управление комитета по Кыраату и экспертизе Мусхафов в Турции. 

«Калям Шариф. Перевод Смыслов»

«МЫ СДЕЛАЛИ ЕГО ЕЩЕ БОЛЕЕ ОБЛЕГЧЕННЫМ, ЕЩЕ БОЛЕЕ ИНТЕГРИРОВАННЫМ»

Б. М.: «Казан басма» был очень востребован в Средней Азии, поскольку прост при чтении. Сохраняет ли эти преимущества новый вариант, изданный вами?

— Мы сделали его еще более облегченным, еще более интегрированным. Все недочеты, которые были у «Казан басма», мы убрали. Ведь что такое международные стандарты? Они формировались в течение веков. К примеру, стандарт страниц. Раньше писали от руки: могло получиться и 600, и 700, и 2 000 страниц. При этом бывает сложно выучить Коран, когда аят прерывается и его продолжение переходит на другую страницу. Тогда был введен стандарт: страница должна состоять из 15 строчек (по самой короткой суре) и обязательно аят должен заканчиваться в конце страницы. Те, кто учил Коран наизусть, поймут меня, насколько это удобно. Еще на полях приведены варианты чтения некоторых слов согласно двум вариантам кыраата «Хафс ‘ан Насым» — «Шатыбия» и «Тайиба». Звуки, которые можно тянуть, обозначены вертикальными харакатами «фатха» и «касра», был добавлен знак долготы звука. То есть мы облегчили чтение Корана тем, кто не владеет языком, это очень удобно.

— Можем ли мы заявить о том, что в Татарстане возродилась традиция коранопечатания?

Б.М.: Да, по сути, мы возродили знаменитые на весь мир традиции татарского коранопечатания. Надеемся, что теперь, благодаря интересу исламских стран к этому изданию, былая слава к российским мусульманам, как одной из самых прогрессивных частей мировой уммы ,вернется.

Ахмад аль-Ханафи (справа) – преподаватель Казанского исламского университета

— Недавно в Турции было издано 12 тысяч экземпляров Казанского Корана. Это же своего рода знак качества. Так же в других странах, насколько я знаю, был отпечатан именно наш образец.

— Б.М.: Наш Коран отпечатан не только в Турции, но и в Узбекистане — в прошлом году там издали 10 тысяч экземпляров. К выпуску его готовят и в Беларуси. Впрочем, уже сейчас для президента Александра Лукашенко издали Казанский Коран в эксклюзивном подарочном формате премиум-класса. То есть, когда Александр Григорьевич едет в мусульманские страны, дарит эти издания. Насколько я знаю, такой подарок от главы Беларуси уже получил президент Египта. Белорусским мусульманам Камиль хазрат передал электронные исходники издания во время поездки в Минск в составе официальной делегации во главе с президентом Татарстана Рустамом Миннихановым. О том, что Казанский Коран получил признание в исламском мире, говорит и тот факт, что в комиссии Дубайской международной премии Священного Куръана (DIHQA) при подготовке собственного Корана использовались три выпуска «казанского издания» Куръана —  1803, 1914 и 2016 годов, то есть тот, который был подготовлен и выпущен муфтиятом Татарстана. Камиля хазрата тогда привлекали в качестве эксперта к этой работе.

— В Московской соборной мечети недавно начали круглосуточное чтение Священного Корана. В Татарстане есть такой опыт?

— Альхамдулиллях, в Татарстане хатм Корана не прерывается ни на минуту уже с 2014 года. Старт ему в мечети Кул Шариф дал Камиль хазрат, затем эстафету переняла и Белая мечеть в Болгаре. Вообще, муфтий, как хафиз и чтец Корана, придает особое значение развитию изучения Корана, потому что это основополагающий вопрос, ведь Священная Книга — это основа ислама. Не может умма развиваться, не зная Корана, такая умма безграмотна! Хвала Аллаху, теперь татары стали по-настоящему «китаплы халык» и у российских мусульман есть фундамент для дальнейшего развития ислама.

«Кәлам Шәриф. Мәгънәви тәрҗемә»

«ТАК ПОЛУЧИЛОСЬ, ЧТО ПЕРЕВОДОВ ДЛЯ СУННИТСКОГО ИСЛАМА НЕТ ИЛИ ПОЧТИ НЕТ»

— Кстати, да. Продолжением традиции коранопечатания стал перевод смыслов Корана, увидевший свет в прошлом году сразу на двух языках — русском и татарском. Для чего нужен был татарский перевод «Кәлам Шәриф. Мәгънәви тәрҗемә», ведь еще до революции были изданы подобные труды, можно было их просто перепечатать?

Б. М.: В корне неверное мнение. Дореволюционные тафсиры, безусловно, ценны, и при работе над переводами смыслов Корана мы обращались к ним постоянно. Но мы использовали их как специалисты. А проблема в том, что старотатарский язык, на которым были написаны эти труды, — это письменный язык прошлого, который изучали в медресе. Современный литературный язык составлен в ХХ веке на основе разговорного. Поскольку старотатарский язык у нас не изучался уже практически 100 лет, его мало кто понимает. Может ли среднестатистический татарин понять арабизмы, коих много в дореволюционных тафсирах? Мы же перевели смыслы Корана на современный литературный татарский язык.

К тому же теперь в России, можно сказать, создана база для правильного понимания Корана.

— Ахмад хазрат, если Булат хазрат был ответственным за татарский перевод смыслов Корана «Кәлам Шәриф. Мәгънәви тәрҗемә», то вы отвечали за русский «Калям Шариф. Перевод Смыслов». Нужен ли был еще один перевод, которых и так много?

Ахмад аль-Ханафи: Мы проанализировали все предыдущие переводы, все они имеют свою специфику. Например, научные переводы, востоковедческие, Крачковского и Османова. Кулиев также соединил эти два перевода. Кроме того, есть православные переводы, например Саблукова, а также разных исламских течений — шиитов, ахмадия. Так получилось, что переводов суннитского ислама нет или почти нет. Есть тафсиры, а там не отделены смыслы аятов от комментариев. То есть непонятно, где идут слова аятов, а где пояснения комментаторов. Есть опыт Шамиля Аляутдинова, но там тоже есть свои особенности.

— Шумовский, Порохова — стихотворные переводы…

А. Х.: Про стихотворные мы и не говорим, потому что это прямо порицается в Коране. Коран — это не стихи поэта. Мы считаем, что в стихотворной форме это канонически неприемлемо. В любом случае получается великое множество переводов, но все они имеют серьезные недостатки. В первую очередь это связано с отсутствием адекватной исламской терминологии в русском языке. Первые переводы Корана на русский язык делались православными миссионерами. Естественно, они использовали для этого христианскую терминологию, которая не всегда точно отражает суть исламских понятий. И эти термины так прижились, что уже мало кто замечает их несоответствие. Например, «хранимая скрижаль»: если мы смотрим на словарный смысл этого выражения, то это те доски, которые были даны Моисею, но «аль-лавх аль-махфуз» на самом деле — это не хранимая скрижаль, а божественные свитки, в которых знание Всевышнего Господа. То есть это совершенно два разных понятия. Это раз. Во-вторых, у большинства мусульман-суннитов (ханафитов, шафиитов) не было своего перевода Корана! Уникальность нашего издания в том, что он в первую очередь отражает учение суннитское, именно то, что касается Аллаха, его качеств, его действий, пророков. Впервые перевод смыслов Корана дан с точки зрения вероучения ханафитов.

«Теперь в России создана база для правильного понимания Корана»

— Что в качестве примера можете привести?

А.Х.: Яркий пример: в некоторых переводах есть суждение, что Адам — первый человек на земле, он же первый пророк, который назвал своего сына в честь шайтана, то есть совершил многобожие — это совершенно четко читается. А это противоречит суннитскому догмату о безгрешности пророков. Кроме того, что касается атрибутов Аллаха, говорится, что у него есть рука, лик… У читателя может возникнуть ощущение того, что Аллах похож на людей, у него есть части тела, органы, он перемещается, уходит, приходит, где-то сидит и так далее. А ведь Аллах ничему не подобен.

— Но это ведь аллегория…

А. Х.: Да, и в примечаниях мы объяснили, как это надо понимать. Кроме того, в предисловии мы подробно разобрали принципы восприятия таких выражений с позиции суннитского ислама. Есть два пути понимания: сказать, что мы не понимаем, либо дать какое-то приемлемое толкование. Как вы правильно сказали — аллегорическое. Это, по сути, попытка исправить ошибки предыдущих переводов в части вероучения и желание дать суннитам свой перевод. И мы безмерно благодарны нашим коллегам из муфтията Дагестана за сотрудничество в подготовке этого труда. Дальше мы планируем двигаться в направлении толкования — тафсиров. Появилась необходимость подготовить тафсир, такой народный, то есть читабельный, интересный, современный.

— Будут ли другие варианты перевода смыслов?

А.Х.: Да, буквально на прошлой неделе в свет вышла аудиоверсия издания «Кәлам Шәриф. Мәгънәви тәрҗемә». Записали наш «бестселлер» на татарском языке на радио «Азан» Издательского дома «Хузур» ДУМ РТ. Получилась аудиокнига продолжительностью 40 часов, ее озвучил известный телеведущий Ильдар Киямов. В данный момент команда радио «Азан» работает над аудиоверсией издания перевода смыслов Куръана на русском языке «Калям Шариф. Перевод смыслов» от ДУМ РТ. Кроме того, в планах ИД «Хузур» издать перевод смыслов в различных форматах, в том числе в карманном. Также разрабатывается специальное мобильное приложение на татарском и русском языках.

Альфред Мухаметрахимов
Фото: Василий ИвановПартнерский материал

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here