Не видно света в конце тоннеля

0
130

Кажется, занесённая к нам с Запада идея о прямых выплатах населению в этой экстремальной ситуации, становится важным фактором политической жизни. С одной стороны, ее с вполне конкретными цифрами опубличила группа серьезных экономистов — Сергей Гуриев, Владислав Иноземцев, Константин Сонин и другие, а затем и Алексей Навальный. С другой стороны, государство через заявления Эльвиры Набиуллиной и Дмитрия Пескова заявило, что этот подход нереалистичен, поверхностен и вообще страдает популизмом. В прежние времена, ещё несколько месяцев назад, эта история так бы и завершилась как обычно: государство, пожав плечами, так и пошло своей дорогой.

Но вот сейчас, как мне представляется, ситуация довольно сильно поменялась.

Во-первых, доходы большинства россиян уже очень значительно снизились (можно провести аналогии с началом 1992 года и августом 1998-го) и, что важно, не видно света в конце тоннеля. У многих начинается страх из-за грядущей нехватки денег даже для удовлетворения фундаментальных потребностей.

Во-вторых, благодаря карантину и появившемуся свободному времени люди стали больше интересоваться тем, что происходит с коронавирусом в мире. А там — и это не может скрыть или оболгать даже государственная пропаганда — власти начали выплачивать деньги напрямую людям и малому бизнесу. Естественно, возникает вопрос: а почему этого нельзя сделать и у нас, тем более, что, как с удовольствием объявлял Президент все последние годы, у нас с макроэкономикой и резервами все в порядке.

В-третьих, Россия из-за отказа от прямой помощи населению и бизнесу становится «белой вороной» в международном сообществе. Из стран-членов G20 только мы этого не делаем. Тем самым в глазах мировых лидеров Россия демонстрирует свою слабость в критические моменты в отличие от стран, которые нам во время «вставания с колен» стали казаться настолько никчемными, что с ними можно не считаться. Это, конечно, в корне противоречит планам нашей власти воспользоваться нынешним глобальным кризисом для «обнуления» санкций против России и перехода к миру, в котором правят 5 постоянных членов Совета Безопасности и где Россия не будет сидеть на приставном стульчике.

Так почему же Владимир Путин не отдаёт команду правительству хоть как-то приоткрыть закрома Родины? Дело здесь даже в том, что он не хочет фактически согласиться с постоянно множащимися сторонниками прямых выплат. Хотя это типично для его поведения: он постоянно демонстрирует, что не поддаётся на давление извне, в том числе со стороны общественного мнения собственной страны. Мне кажется, он выжидает момент, когда начало этих выплат принесет ему максимальный политический результат. Сейчас, когда эпидемия ещё не достигла своего пика, такие выплаты будут восприняты, конечно, положительно. Хотя многое зависит от того как конкретно это будет организовано — ведь наше государство давно растеряло управленческую квалификацию для быстрой реализации простых и понятных решений. Но, допустим, все будет сделано как надо. Однако эффект будет весьма краткосрочным и не облегчит никак переход к послекоронавирусному времени. А ведь там нам предстоят Всероссийское голосование по поправкам в Конституцию и 75-летие Победы с желательным присутствием мировых лидеров. И главное: когда пандемия начнёт заканчиваться, настанет время «разбора полетов» не только в «верхах». Многие люди, пережив тяжелейшие испытания карантина, начнут задавать власти неудобные вопросы о том как нам жить дальше и можно ли сделать вид, что вирус был лишь мимолетным эпизодом и поэтому ничего менять в наших порядках и устройстве государства не надо.

Поэтому Президент, судя по его действиям, пытается всячески оттянуть время выдачи «подарков» народу. Это очень рискованная игра, в которой можно легко проиграть.

Евгений Гонтмахер

член экспертной группы

“Европейский диалог”

echo.msk.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here