«Нельзя искусственно родить звезду – артист должен пройти весь путь: от пота до успеха»

0
69

Режиссер Лина Арифулина о работе над «Татар җыры» и развитии татарской эстрады

«С точки зрения поэзии татарские песни звучат как рассказы, а нужно обратить внимание на хитовость», — считает известный режиссер и продюсер Лина Арифулина, директор первых пяти «Фабрик звезд», которой доверили постановку юбилейной премии «Татар җыры» в Казани. На пресс-конференции, посвященной гала-концерту фестиваля, которая состоялась на прошлой неделе, и в интервью «БИЗНЕС Online» она рассказала о секретах подготовки фестиваля татарской песни, важности сторителлинга в создании концертов и слабых сторонах проекта «Голос».

Лина Арифулина

Лина Арифулина: «Мне хочется показать, что в фестивале участвуют мегазвезды, самые лучшие исполнители, бриллианты — красивые, многогранные, творческие, глубинные»Фото: Василий Иванов

«НА ПЕРВОМ ПЛАНЕ НАШЕГО ФЕСТИВАЛЯ — ВЕЛИКОЛЕПИЕ «ОСКАРА», А НА ВТОРОМ — СЕМЕЙНЫЕ ЦЕННОСТИ»

— Ваш коллега Алексей Сеченов рассказывал, что на подготовку одного шоу у него выходит примерно два года и начинается его создание с литературных изысканий. А как вы готовите свои шоу?

— Сначала я изучаю, что было до меня. В данном случае «Татар җыры» — фестиваль с 19-летним опытом, поэтому мне нужно сначала понять, что это такое. Дальше я придумываю определенную концепцию, идею, которая мне нравится, живу с ней. И постепенно картинка заполняется деталями, нюансами, и мы это реализуем.

Самое важное — драматургия. Не имеет значения, большое это или маленькое мероприятие — даже один номер должен быть законченным и содержать в себе экспозицию, кульминацию и финал.

«Татар җыры» — фестиваль с 19-летним опытом, поэтому мне нужно сначала понять, что это такое. Дальше я придумываю определенную концепцию, идею, которая мне нравится, живу с ней»Фото: Василий Иванов

— Почему для «Татар җыры» вы выбрали концепцию премии «Оскар»?

— Мне хочется показать, что в фестивале участвуют мегазвезды, самые лучшие исполнители, бриллианты — красивые, многогранные, творческие, глубинные. Данную идею мы реализуем через вручение премии и образ бриллиантовой россыпи. И все это в единой концепции составляет 20 лет «Татар җыры».

Я люблю церемонии от кутюр, в высоком стиле. В рамках от кутюр можно варьировать разные жанры — и народные, и современные, и театральные. От кутюр — это и есть тот канон, в который можно добавить разнообразие жанров. По большому счету такие концерты представляют из себя аттракцион номеров, потому что артисты все разные и поют они разные песни. Но, обрамив все это в стиль от кутюр, мы получим очень качественный результат — атмосферу высокой духовности, достоинства. Если идти не от внешних фабул, а от внутреннего содержания, то высокий стиль и становится таковым.


— Семейный мотив в драматургии концерта тоже возник из истории фестиваля и, наверное, из вашего бэкграунда?

— Все-таки «Татар җыры» как песенный фестиваль — это семейное мероприятие. Бабушки, дедушки его смотрели, потом их сменило новое поколение — огромная семейная аудитория! К тому же для татарской и вообще восточной культуры семья — один из главных элементов драматургии.

«Команда «Барс Медиа» — потрясающая. Сегодня мы посмотрели профайлы — они получились очень интересными, очень стильными, с хорошей современной графикой»Фотография предоставлена «Татар җыры»

— Со стороны возникает впечатление, что блеск оскаровской премии и семейный уют несовместимы…

— Вспомните «Оскар» — там все друг друга поддерживают. Когда кто-то победил, коллеги поднимаются и хлопают ему, то есть очень по-отечески относятся. А артисты со сцены говорят про семью, про Бога — разве это не семейные ценности? Сопоставление несопоставимого и есть драматургия. На первом плане нашего фестиваля — великолепие «Оскара», а на втором — семейные ценности. В соединении, казалось бы, несоединимого и есть вся прелесть. 


— В этом году на фестивале впервые появится площадка бэкстейдж. Там будет свой ведущий, который задает вопросы звездам…

— И при этом задает конкретные, правильные вопросы, ответы на которые позже сформируют «музей славы» «Татар җыры». Артисты поделятся тем, что им было дорого в течение этих 20 лет. И я думаю, что многие удивятся каким-то тонким вещам, которыми делятся артисты и отдают их в «музей славы». Сначала зрители увидят профайл, потом — выступление артиста, потом — его откровения в бэкстейдже. Эта площадка откроет артистов с другой, человеческой стороны в обрамлении всего песенного конкурса. И все это будет вплетено в канву 20-летия грандиозного фестиваля. Церемония  пройдет в прямом эфире, и зрители сразу увидят, что происходит, как мы готовимся, что делают артисты за кулисами и так далее. 

«Все-таки «Татар җыры» как песенный фестиваль — это семейное мероприятие. Бабушки, дедушки его смотрели, потом их сменило новое поколение — огромная семейная аудитория!»Фото: «БИЗНЕС Online»

«НЕВАЖНО, МЕДЛЕННАЯ ПЕСНЯ ИЛИ БЫСТРАЯ, — У КОНЦЕРТА ДОЛЖЕН БЫТЬ ВНУТРЕННИЙ МОТОРЧИК»

— Вы говорили, что предложили некоторым артистам поменять какие-то детали в образе. Какие именно?

— Это мог быть цвет, фасон платья, прическа, поведение на сцене, литературная часть выступления. Многие артисты после выступления попадут на отдельную площадку — бэкстейдж, где расскажут о себе необычные вещи и интересные детали. В концерте будет много проникновенных моментов: я очень хочу заставить зрителя подумать, почувствовать. Мы не рассказываем, не объясняем какие-то вещи, не делаем это формально, а именно обращаемся, проникаем в самое сердце. Такое всегда непросто, особенно при огромном количестве артистов внутри большой фестивальной  машины. Но тем не менее, если постараться, это получится.

Мы все мыслим архетипами, и премия не получается без архетипов. Вокруг некоторых артистов существует некий миф, легенда, и его нужно считывать. Этот миф создают прекрасная прическа, потрясающий мейкап, королевская осанка. И все остальное в образе певца должно быть к этому приближено — его номер, цветы, которые ему вручаются. И если следовать всем пунктам мифологической драматургии, то все получится.

«Если у нас все будут красиво одеты, причесаны, выступят с подобающими номерами, хорошей графикой, нескучным  бэкстейджем, то эти элементы сложатся в одну историю»Фотография предоставлена «Татар җыры»

— Легко ли звезды соглашались на изменения? 

— Я всегда приводила им конкретные аргументы, предложения, говорила, что если не понравится — вернемся обратно. Всегда тяжело выйти из зоны комфорта, потому что все смотрят на себя в привычном понимании и не хотят вылезать никоим образом. Но я не предлагала каких-то полных, кардинальных перемен. Я не люблю революционные изменения и считаю, что нужно соблюдать традиции и не отказываться от своих корней. Ведь зритель считывает артиста, к которому он привык. Другое дело — привести в порядок все в целом, ведь артист — это участник большого грандиозного шоу. Если у нас все будут красиво одеты, причесаны, выступят с подобающими номерами, хорошей графикой, нескучным бэкстейджем, то эти элементы сложатся в одну историю. Просто их нужно подогнать под один уровень, под одну планку. 

«Я не люблю революционные изменения и считаю, что нужно соблюдать традиции и не отказываться от своих корней»Фото: Василий Иванов

— Каково вам было работать с командой «Татар җыры»?

— Команда «Барс Медиа» — потрясающая. Сегодня мы посмотрели профайлы —  они получились очень интересными, очень стильными, с хорошей современной графикой. Мои неожиданные идеи воспринимались со словами: «Вау, ничего себе! Давайте делать». Я их поддерживаю, и они понимают, что со мной и под моим руководством можно креативить, а это очень важно. А я всегда смогу найти правильное решение — что-то соединить, где-то добавить. Я прислушиваюсь к мнению других, и мне это важно.

— Каковы, на ваш взгляд, ключевые составляющие успешного концерта или фестиваля?

— Хорошее начало (первые 15 минут), хороший финал и правильный темп — вот залог успеха. Темп складывается из всего — из конкретной работы, соединения деталей, эпизодов и так далее. Неважно, медленная песня или быстрая, — у концерта должен быть внутренний моторчик, который работает до конца. И, конечно, важны общая драматургия и лейтмотивы, объединяющие исполнителей.

«Наша задача — сделать выступление единой историей, переплести балет, артиста, музыку и сделать это очень убедительно»
Фото: «БИЗНЕС Online»

«ВЫСТУПЛЕНИЯ БЕЗ РАССКАЗЫВАНИЯ ИСТОРИИ — ЭТО УСТАРЕВШИЙ ФОРМАТ»

— Как вы считаете, почему многие региональные фестивали по-прежнему представляют из себя «аттракционы номеров»?

— Это вопрос не ко мне. Я всегда работаю не просто с номерами. Неважно, ставлю ли я номер артиста или большое шоу, всегда отношусь к постановке очень серьезно, мне нужно понять историю от а до я, вектор направления артиста и номера. Я всегда задавала себе причинно-следственные вопросы и отвечала на них в шоу. Артист вышел на сцену с такими-то танцорами — почему? Что за этим стоит? Я очень не люблю подтанцовку — когда артист стоит, а за его спиной работает подтанцовка. Я считаю, что это грустно и скучно, от бедности, неуважения к зрителю и артисту. Поэтому мне всегда интересно — почему это? Про что это? Вот первые вопросы, которые я себе задаю.

— То есть и в отдельном концертном номере важен сторителлинг?

— Конечно, это тоже маленькая история. Три минуты — очень много. Даже за одну минуту жизни можно столько всего узнать! А три минуты — это уже история. Когда мы встречаемся с балетмейстерами и они предлагают свои номера по моему заданию, одним из этих предложений бывает подтанцовка. А мне не нравится, когда артист абсолютно не соединен с балетом. Такое ощущение, что артист готовился отдельно, а балет — отдельно. И тогда я предлагаю: «Давайте уберем балет, он мешает». Наша задача — сделать выступление единой историей, переплести балет, артиста, музыку и сделать это очень убедительно. Даже ту же самую подтанцовку можно сделать очень качественно, и получится очень клевый номер, если продумать его идею, местоположение, причинно-следственные связи. И дальше из этой идеи вытекает необходимый стиль, гардероб и так далее.

Выступления без рассказывания истории — это устаревший формат. Если у вас на сцене артист и балет, расскажите историю! У нас на «Татар җыры» будет профайл про артистку, снятый на вокзале. А в ее номер мы включили чемодан, который является символом путешествий, жизни артиста. Всегда можно внедрить в выступление хорошую философскую подоплеку. Если вынести чемоданы, положить их на край сцены и забыть — это подтанцовка, а если из чемодана сделать историю, то номер получит другой ракурс. И при всем этом артистка не должна быть в рюшах — мы же находимся на вокзале. У нас и балет выступает в плащах — все в едином стиле. Так же мы делали и на «Фабрике» — каждый номер был историей. 

«Давайте вспомним артистов «Голоса», которые выступают на федеральном уровне? Они обладают прекрасными голосами, но, на мой взгляд, это как владение скрипкой Страдивари. Но ведь на ней нужно еще и играть!»Фото: © Евгений Одиноков, РИА «Новости»

«ДАВАЙТЕ ВСПОМНИМ АРТИСТОВ «ГОЛОСА», КОТОРЫЕ ВЫСТУПАЮТ НА ФЕДЕРАЛЬНОМ УРОВНЕ?»

— К слову, о «Фабрике» — были ли там артисты, которые казались вам большими звездами, а у них не получилось добиться успеха?

— Нет, у нас не стояло задачи сделать звездами всех 16 участников, которые приходили к нам на «Фабрику». Да, среди них были очевидные таланты, но талант просто как талант еще ни о чем не говорит, все зависит от характера человека. Если к таланту добавить волю и характер, тогда получится настоящий Артист. Я всегда рассчитывала на то, что «Фабрика» — честная история: кто пройдет, тот пройдет. Это же жизнь, и ты должен сам проявлять свое отношение к ней. Нельзя искусственно родить звезду — артист должен пройти весь путь: от пота до успеха, от краха до получения премий.

— Сейчас также популярен другой формат песенного шоу — «Голос», который тоже помогает родиться звездам.

— У меня свое отношение к «Голосу». Если посмотреть результат после «Фабрики» — Тимати, Полина Гагарина, Юлия Савичева и многие другие выпускники сейчас в топе. И давайте вспомним артистов «Голоса», которые выступают на федеральном уровне? Их нет в таком количестве. Они обладают прекрасными голосами, но, на мой взгляд, это как владение скрипкой Страдивари. Но ведь на ней нужно еще и играть! Так и наличие голоса — это мало. Также очень важно обладать харизмой, артистизмом, обаянием и использовать элементы шоу. 

Дина Гарипова (справа) и Эльмира Калимуллина

Дина Гарипова (справа) и Эльмира КалимуллинаФото: «БИЗНЕС Online»

— Победительница первого «Голоса» Дина Гарипова и финалистка Эльмира Калимуллина сейчас в топе татарстанских звезд.

— Это разное. Они проявились в регионе благодаря федеральному проекту. Но я не знаю артиста, который после «Голоса» стал бы таким же известным на российском уровне, как Тимати или Полина Гагарина. Антон Беляев — специфический музыкант, инструменталист, и он все равно бы пробился, это был лишь вопрос времени. А остальных я не помню никого, хотя было столько голосов! Финалисты, финалисты, финалисты — и где они? Что с ними?

К тому же все они караочные артисты. Артист, на мой взгляд, рождается тогда, когда у него есть собственная, индивидуальная песня. Петь в караоке всю жизнь английские песни — очень просто. На английском все здорово звучит — благородно, благозвучно, но это не твои песни. Ты считываешь матрицу другого человека. Да, ты здорово поешь Уитни Хьюстон, но где тогда ты сам? А в нашем проекте всегда были свои песни и на финальных номинациях все артисты выходили со своими сочинениям. А в «Голосе» — караоке, и борются между собой они тоже с караочными вещами. После этого уже сложно найти свою песню. Как, спев Уитни Хьюстон, найти потом в России композитора, который пишет песни-легенды? И что с этим голосом тогда делать?

«Фабрика», при всем уважении ко всем остальным шоу, была более реалистичным проектом. Прошедшие ее артисты сейчас являются топ-звездами, потому что она больше работала над харизмой. Например, Антон Зацепин не обладал слишком широким диапазоном, он больше танцевальный парень. Но его песня «Ниже ростом только Губин» стала хитом, и все его запомнили.

«Узгереш жиле»

«Артисты на сцене рассказывают песню. А мне бы хотелось, чтобы они показали картинку, попробовали сделать номер как кино»Фото: president.tatarstan.ru

«ПОСМОТРИТЕ, КАКАЯ СЕЙЧАС МОДНАЯ МУЗЫКА В КАЗАХСТАНЕ!»

— Вы знамениты форматом переформатирования звезд. У нас в Татарстане тоже пытаются переформатировать эстраду проектом «Узгереш җиле», но пока не получается. Как вы считаете, что необходимо для этого?

— Сейчас, познакомившись с вашей эстрадой ближе, я могу сказать, что нужно уделить время поэтическим фишкам. С точки зрения поэзии татарские песни звучат как рассказы, большие истории, так же раскручивается и мелодия. А нужно обратить внимание на хитовость — хитовые припевы, пусть даже с татарскими прикольными музыкальными традициями, то есть делать не сюжетно развернутую, а локальную, темповую историю. Я читала переводы татарских песен — вот березка вышла, снег пошел, слишком все повествовательно. И отсюда складывается и поведение артистов на сцене — они рассказывают песню. А мне бы хотелось, чтобы они показали картинку, попробовали сделать номер как кино. Формат классической песни можно сделать плотнее, с четко сформулированным припевом. Тяжеловато, но мне кажется, подобное надо развивать. Но это вопрос времени, вкуса, желания.

Я очень много работаю в странах СНГ, у меня везде есть школы. Подобная история существовала в Казахстане, там тоже была большая и длинная песнь акына. Но посмотрите, как это сейчас модно! Там делают модную обработку звуков, припевы, тембры. Возьмем Таджикистан — такая же ситуация, таджикские традиции и инструменты сохранены, но как это модно слушается!  Узбекская музыка — с нами работают пара молодых ребят, безумно модных, в творчестве которых сохранены все национальные обороты, нюансы, но они принимают формат хита — и молодежь кайфует от того, что звучит этника, преподнесенная по-другому. У меня есть и пара армянских артистов в Ереване, которые используют дудук, национальные инструменты и аккорды, но при этом в их песнях есть четкий припев, запев с бриджами и оборотами.

«Чтобы реально стать мегазвездой, нужны три вещи — талант, над которым надо работать, харизма и обаяние»Фото: Василий Иванов

— А может ли татароязычный певец стать федеральной или мировой звездой?

— Мы знаем очень много примеров артистов, которые хотели быть мировыми звездами, и  это не получалось. Но звездой достойного уровня стать можно. Для меня есть понятие артист, и неважно, какого он уровня. Мне кажется, что есть очень интересные ребята, которые, сохранив национальный колорит и добавив к нему европейское модное звучание, могут совершенно спокойно пробиться. Татарская классика тоже прекрасна, сродни азербайджанской — как Муслим Магомаев.

Я бы не делала такие заявки: стать звездой мирового уровня. Это слишком большой шаг. Нужно стараться, чтобы все мечты и желания были последовательными. Если региональный артист грезит пробиться на лондонский рынок, то он должен навсегда забыть про российский, жить в Лондоне, понимать местную музыку и полностью ассимилироваться — и музыкально, и духовно — в плане эстетики. Нельзя жить на периферии и мечтать о лондонской эстраде — нужно быть честным перед собой, уезжать, жить и работать там.

Если ты хочешь сохранить свою этнику, как «Мумий Тролль», то быстро это не получится. Они долгое время работают в Америке и потихоньку пробивают там свою историю. Так что здесь очень важно не строить амбициозные планы. Попробуйте сделать так, чтобы вы были приятны и интересны хотя бы тому месту, где вы поете. Я предлагаю в своем кругу сделать шедевр, стать революционером, за которым все пойдут. А за рубежом выступать уже со своим достоинством.

Чтобы реально стать мегазвездой, нужны три вещи — талант, над которым надо работать, харизма и обаяние. Артисты не должны быть моделями и красавцами — Григорий Лепс, например, не обладает эталонной красотой. Но обаяние певцу необходимо, если он хочет стать кумиром. Очень важно при всем этом оставаться человеком, потому что человеческая экологичность очень важна и за нее надо держаться. 

Валерия Завьялова
Видео: Василий Иванов

Фото на анонсе: Василий Иванов

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here