Николай Никифоров: «Парадокс – госзаказчики по-прежнему не замечают отечественное ПО!»

0
32

Глава минкомсвязи РФ объяснял сенаторам, как обогнать США в сфере высоких технологий, а те обвинили его в «шапкозакидательском отношении». Критике подвергли сегодня в Совете Федерации министра связи Николая Никифорова. После бодрого доклада о том, как приравнять отечественные IT-технологии к нефти и оружию, министру предложили спасать айтишников Крыма, ликвидировать ценовой сговор в доменной сфере и вообще подумать над своим поведением. О том, как Никифоров рассказывал сенаторам о космических спутниках и прокладке в деревни оптоволоконных линий за 15 млрд. рублей в год, — в репортаже «БИЗНЕС Online».

Сегодня министра связи РФ Николая Никифорова подвергли критике в Совете Федерации
Сегодня министра связи РФ Николая Никифорова подвергли критике в Совете Федерации

МИНСВЯЗИ ПРИДУМАЛО, КАК ОБОГНАТЬ АМЕРИКУ В IT-СФЕРЕ

Сегодня министр связи Николай Никифоров выступил с трибуны Совета Федерации, где в рамках правительственного часа решили послушать «о развитии информационных технологий и мерах поддержки отечественной IT-отрасли». Сенаторы, которые за час до появления Никифорова лицезрели на той же трибуне председателя нацассамблеи Эквадора Габриэлу Риваденейру, с любопытством вглядывались в самого молодого министра федерального кабмина, казавшегося совсем юным на фоне зубров российской политики, особенно таких, как мелькнувший на пару минут на экране последний советский премьер, 86-летний Николай Рыжков. Здесь давно привыкли к громким медийным персонажам и прочим «людям из телевизора», но новый докладчик, которого спикер Совфеда Валентина Матвиенко громогласно объявила министром связи и массовых коммуникаций РФ, был представителем несколько иной породы и происходил не столько из телевизора, сколько из компьютера. Поэтому весь сиятельный зал заседаний смотрел на него с некоторой опаской — даже с большей, чем на оливковую Риваденейру с ее переводчиками. Никифорову же переводчик не полагался, хотя незнакомых слов про IT и ПО в его арсенале было не меньше, чем у латиноамериканского политика.

Возможно, предвидя это, министр начал с простого и привычного любому чиновнику — с цифр, а заодно и похвалил сайт Совета Федерации за современность и «продвинутость» (и, кстати, похвалил вполне заслуженно прим. авт.). Приободренные сенаторы уже с большей внимательностью вслушивались в то, как минсвязи проводит комплексное импортозамещение в IT-сфере.

«Самой горячей темой в последние месяцы является реестр российского программного обеспечения (ПО), — несколько удивил собравшихся Никифоров. — Этот реестр принимается в рамках поправок, которые были внесены в контрактную систему о госзакупках в прошлом году. Федеральный закон №188 уже определил юридические критерии отнесения ПО к российскому. Теперь с 1 января этого года мы предлагаем государственным и муниципальным заказчикам выбирать продукты из реестра отечественного ПО, за исключением тех случаев, когда какого-то продукта по функциональным характеристикам там не оказалось».

Далее самый главный российский айтишник начал жонглировать статистикой: получено около 1000 заявлений от отечественных производителей, примерно 250 программных продуктов находятся в реестре. На конец прошлого года, по оценке отраслевых ассоциаций, объем экспорта ПО и IT-услуг из России приблизился к $7 миллиардам. «Но и в этих условиях мы сталкиваемся с парадоксом, когда государственные и муниципальные заказчики продолжают российское ПО не замечать», — развел руками Никифоров.

Между тем экспорт IT-технологий способен со временем достичь такого же эффекта для страны, как и экспорт энергоресурсов, вооружения или сельского хозяйства, предположил министр связи. Сенаторы терпеливо внимали дерзким амбициям докладчика, но на лицах все-таки отобразилось сомнение. В самом деле, что может сравниться с нефтью и оружием? Материнские платы и процессоры? Но Никифоров продолжал невозмутимо гнуть свою линию, давая понять, что он не один такой самонадеянный — за его спиной, по крайней мере, коллеги по БРИКС. По словам члена кабмина, в прошлом году впервые в истории состоялась встреча министров связи стран БРИКС, на которой и было предварительно решено, что с монополией одной страны и нескольких компаний в сфере информационных технологий пора кончать. Как именно? Здесь необходим комплекс мер.

Сегодня доля ПО, разработанного в США, в некоторых государствах составляет до 95%. Чтобы Россия смогла найти для себя место на этом, казалось бы, раз и навсегда поделенном рынке, Никифоров призывает на помощь государство. Как сообщил министр сенаторам, к настоящему времени в устойчивом плане развития экономики РФ отрасль высоких технологий впервые получила отдельную строчку. В частности, пункт 33 с объемом финансирования до 5 млрд. рублей «прямо говорит о необходимости поддержки разработки и распространения национального ПО».

«Мы даже сами нашли источник финансирования для покрытия данных затрат, — похвастался Никифоров. — Это средства, вырученные на аукционах по предоставлению права использования ряда частот мобильными операторами. Аукционы прошли в декабре и марте — мы выручили 15 дополнительных миллиардов рублей, которые были мобилизованы в доход федерального бюджета. Вот из этого источника отрасль сама финансирует свое развитие».

Кроме этого, в регионах в рамках завершившейся федеральной программы построено 12 технопарков. «Следим, чтобы технопарки были наполнены правильными компаниями и правильными резидентами, — отрапортовал министр. — По итогам 2015 года там уже 900 резидентов, около 20 тысяч высококвалифицированных рабочих мест, их выручка превысила 50 миллиардов рублей».

Еще одна мера, направленная на прорыв, — льготы по страховым взносам для IT-компаний, для которых предусмотрены пониженные тарифы: 14% вместо 30%. По данным министра, по этой программе уже аккредитовалось свыше 5800 компаний. Объем доходов от реализации ПО из этих компаний превышает 300 млрд. рублей в год, по линии НДФЛ — более 17,5 миллиардов. Из тех регионов, которые наряду с льготой по страховым взносам ввели также и дополнительную льготу на прибыль, Никифоров назвал Новосибирскую, Пензенскую и Ульяновскую области. «Это фактор межрегиональной конкуренции за «правильных» айтишников», — улыбнулся представитель кабмина, добавив, что среднемесячная зарплата у «правильных» в 2,5 раза больше, чем в среднем по экономике РФ.

Нельзя забывать и про кадровый резерв отрасли: сталинский принцип про «кадры, которые решают все», действует даже в IT-сфере. Пока что отраслевой дефицит кадров оценивается в 350 – 400 тыс. специалистов: «Почти столько же, сколько есть у нас сегодня», — посетовал Никифоров. Впрочем, если прежде в вузы в год принимали 25 тыс. «бюджетных» айтишников, то сейчас уже 42 тысячи. «И нужно наращивать дальше, потому что это фактор конкурентоспособности нашей экономики», — наставлял сенаторов самый молодой министр России.

КОСМИЧЕСКИЕ СПУТНИКИ ОБЕСПЕЧАТ СВЯЗЬ ТАМ, «КУДА НИКОГДА НЕ ДОЙДЕТ КАБЕЛЬНАЯ ИНФРАСТРУКТУРА»

Совфед, впрочем, интересовался и более привычными вещами — в частности, ФГУП «Почта России», сохранившейся с тех реликтовых времен, когда письма были еще не электронными, а бумажными. Никифоров успокоил сенаторов: Почта России жива и даже сохраняет свои позиции «крупнейшей товаропроизводящей сети». В 2015 году сеть поставила очередной рекорд: обработала 128 млн. посылок в срок и без каких-либо коллапсов. «Буквально два-три года назад каждый новогодний период приводил к настоящим коллапсам, так что приходилось закрывать прием почтовых отправлений в РФ», — объяснил Никифоров, почему считает поставленный рекорд огромным достижением.

Что касается российских спутников, то их присутствие в космосе ощущается не только украинскими националистами, недавно пообещавшими сбивать их «из рогаток», но и самыми отдаленными регионами РФ. «В декабре 2013 года началось мощнейшее обновление группировки гражданских спутников связи, — напомнил министр. — Успешно осуществлен запуск 7 космических аппаратов. Сейчас на геостационарной орбите 17 действующих спутников связи, 13 из них принадлежат ФГУП «Космическая связь», 4 аппарата — у ОАО «Газпром космические системы». Это позволяет обеспечивать связь в тех регионах, куда никогда не сможет дойти кабельная инфраструктура».

Ну и конечно, глава минсвязи по-прежнему озабочен ликвидацией цифрового неравенства между городом и селом.

«Была проведена реформа фонда универсального обслуживания, — рассказал Никифоров. — Каждый оператор связи 1,2 процента от своей выручки перечисляет в фонд, оттуда деньги попадают в федеральный бюджет, а дальше расходуются на обеспечение услугами связи малых населенных пунктов». Ранее на эти средства — 15 млрд. рублей в год («А это значительная сумма!» — просветил докладчик видавших и не такие цифры сенаторов) — удавалось поддерживать лишь работу таксофонов, которых в России очень много, около 148 тысяч. Но благодаря Ростелекому и некоторым другим компаниям в рамках тех же денег мы теперь и таксофоны поддерживаем, и инициировали самую большую в мире стройку волоконно-оптических линий связи. Будет проложено свыше 215 тыс. («Нужно осознать эту цифру!» — опять перешел на пафос министр) км волоконно-оптических линий связи до примерно 14 тыс. малых городов и сел. В прошлом году программу немного перевыполнили: подключено 1189 точек в 65 регионах.

В целом, как заверил Никифоров, операторы связи в 2015 году перечислили в упомянутый фонд 14,8 млрд. рублей.

«СУЩЕСТВОВАНИЕ IT-ОТРАСЛИ В КРЫМУ МОЖЕТ ОКАЗАТЬСЯ ПОД ВОПРОСОМ»

Первая критика обрушилась на голову главы минсвязи, когда он заговорил о Крыме. Казалось бы, выигрышная тема, на которой отечественные политики привыкли набирать очки, и Никифоров решил последовать за старшими товарищами. Он начал с бодрого рассказа о том, как сразу же после исторического 18 марта «по дну Керченского пролива были проложены коммуникации, которые позволили Крымскому федеральному округу в считанные дни интегрироваться в общую систему связи РФ». «Там уже работают три оператора, — нарисовал радужную картину министр. — За счет конкуренции наши цены просто драматически ниже того, что есть на международном рынке. Кроме того, в Крыму появились такие виды связи, которых там исторически просто никогда не было — связь четвертого поколения LTE уже есть в крупных населенных пунктах.

О ценах с докладчиком поспорил сенатор от Ростовской области Евгений Бушмин, который при этом оговорился, что очень уважительно относится к министру связи. «Но немножко чувствуется шапкозакидательское отношение, — признался сенатор. — В частности, зачем выделять в тарифах Крым и Севастополь? Стоимость минуты разговора с ними дороже. Я не понимаю, почему в Краснодар цена одна, а в Крым, где, как вы сами сказали, уже есть хороший кабель — другая? Это ведь наша земля. Может, Чукотку надо выделять в тарифах, но никак не Крым…»

Ростовчанина поддержала сенатор от Севастополя Ольга Тимофеева. По ее мнению, в ближайшее время существование IT-отрасли в Крыму вообще окажется под вопросом. А все потому, что в условиях действующих экономических санкций «западные заказчики из Крыма ушли, а крупные российские компании на полуостров не зашли».

Еще один «выговор» Никифорову, объявленный сенаторами, оказался связан с резким ростом цен на доменные имена. Во всех доменных зонах, как стало известно Совфеду, цена растет с 90 рублей до 890 рублей.

«Я поручил провести проверку по данному вопросу, — отреагировал министр. — Мы этот вопрос внимательно рассмотрим вместе с коллегами из ФАС».

Впрочем, представитель кабмина тут же отвел от себя обвинения, напомнив, что государство никак не регулирует цены на доменные имена в интернете, поскольку это саморегулируемая отрасль. За спокойствие в ней отвечает координационный центр, в чьем ведении остается функционирование доменов .ru и .рф. Сам же Никифоров связывает рост цен с пляшущим курсом доллара, но надеется, что конкуренция будет способствовать тому, чтобы расценки снижались.

На этом критики министра Никифорова не утихли. Сенатор от Якутии Вячеслав Штыров отомстил минсвязи за попранные права информационных радиостанций, уступивших эфир музыкально-развлекательным коллегам. «С 2011 года у нас прекратилось вещание общенациональных каналов на длинных, средних и коротких волнах, — напомнил Штыров докладчику. — Не работают ни «Радио России», ни «Маяк». Мы заседаем, а в это время миллионы автомобилей движутся по дорогам нашей страны, миллионы людей работают вахтовым методом — горняки, строители, геологи, нефтяники, оленеводы. Существуют десятки населенных пунктов в отдаленных местах Севера и Дальнего Востока. Им нужно радио. Вы говорите, что будете использовать радио для безопасности. Но на вашу частоту никто не выйдет и не услышит вашего сигнала бедствия».

Матвиенко на правах спикера попросила Никифорова учесть все высказанные в его адрес замечания. Глава минсвязи смиренно склонил голову перед сенаторами и обещал думать не только о стартапах, но и о самых отдаленных уголках родины, к примеру, о поселках с населением от 250 человек, где со временем тоже воссияет свет интернета и цифровое кабельное телевидение высокой четкости.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here