О коллекции Коранов Шамиля Закирова: «Такие благие дела мог совершать только он»

0
28

В Музее исламской культуры проходит выставка «Коран в переводах на языки народов мира». Она приурочена к 75-летию общественного и театрального деятеля Шамиля Закирова, руководившего театром Камала на протяжении долгих лет. Когда возникла идея собирать Кораны, откуда привезены редкие книги — об этом в материале.

Перевод Коранов — явление новое. В основном его всегда читали в оригинале — на арабском языке. На языки народов мира священную книгу стали переводить в XIX веке. На открывшейся выставке есть переводы Корана на русский, татарский и другие языки, изданные в XX веке.

Организаторы через эти книги хотели раскрыть личность Шамиля Закирова и показать, насколько важным было его служение театру для нашей нации. Время, когда происходил сбор этих книг, пришлось на эпоху развития национального самосознания — это были 90-е годы. На выставке Шамиль Закиров представлен как коллекционер, собравший у себя более 600 уникальных экспонатов.

«Книги не стоят на полках в мечети, как того желал Шамиль абый, но мы рассказываем о них по всей России»

Как рассказал заведующий Музеем исламской культуры Ильнур Низамиев, 21 февраля 1996 года, в день Ураза-байрама, был заложен первый камень на месте будущей мечети «Кул Шариф». Тогда же директор Татарского государственного академического театра им. Г. Камала Шамиль Закиров дал себе обет — собрать книги для библиотеки строящейся мечети. Библиотека собиралась на протяжении 13 лет, Шамилю Зиннуровичу помогали соотечественники из других страны.

«В 2008 году мечети “Кул Шариф” было передано более 600 уникальных экспонатов, среди которых Кораны, переводы и толкования Священной книги, труды по кораническим наукам, шамаили, предметы декоративно-прикладного искусства и многое другое. Эти Кораны издавались в разных уголках мира. В эпоху духовного подъема соотечественники с большим желанием поддержали начинание Шамиля Закирова, что лишний раз доказывает широкий интерес к Священной книге и то, с каким нетерпением ждали открытия мечети «Кул Шариф».

Представленные книги имеют дарственные надписи, на некоторых из них можно увидеть специальную печать “Кол Шәриф мәчете Коръән китапханәсе” (“Библиотека Коранов мечети Кул Шариф”), оттиском которой Шамиль Закиров отмечал книги своей коллекции. Отдельные экземпляры подарены уроженцами России, живущими за рубежом, и коллегами по творческому цеху.

Большая часть книг хранится в фондах, мы используем их для передвижных выставок. Книги выставлялись в Екатеринбурге, Челябинске, Уфе, Москве, Перми. Шамиль абый хотел, чтобы эти книги служили народу. И хотя они не стоят на полках в мечети, как того желал Шамиль абый, но мы рассказываем о них по всей России», — рассказал Ильнур Низамиев.

«Шамиль абый считал такие дела своей миссией»

Родной брат Шамиля Закирова — председатель Исполкома Всемирного конгресса татар Ринат Закиров считает, что Шамиль Зиннурович вложил большие силы для развития татарского духа:

«Процесс восстановления нации идет настолько быстро. Все события нашей жизни переносятся на страницы истории. Шамиль абый ушел восемь лет назад. Это стало большой утратой, смириться с которой я учусь до сих пор. Никто не может задержаться в этом мире. Шамиль абый радовался даже маленьким успехам татарского народа, пропуская глубоко через себя все перемены жизни. Он с огромной любовью, искренне радуясь всей душой, поддерживал возвращение народа к своей вере.

Когда на территории Кремля возвысилась мечеть «Кул Шариф», он стал заниматься коллекционированием переводов Корана. Поначалу он даже не рассказывал об этом. Он считал такие дела своей миссией. Все его действия были направлены на то, чтобы изменить к лучшему образ жизни нации».

«Все благие дела, которые он совершал за свою жизнь, — еще одно нам доказательство»

Народная артистка Татарстана, заслуженная артистка России Наиля Гараева поделилась воспоминаниями о том, как отдала Шамилю Закирову Коран, доставшийся ей от деда:

«Узнав о создании библиотеки Корана, я спросила, можно ли отдать книги Корана, доставшиеся мне от моего деда Авзалутдина хазрата. «Конечно, я не против», — ответил он мне. Мои дед и бабушка были соблюдающими мусульманами. Мой дед одним из первых в Казани совершил паломничество в хадж. В годы коллективизации у него отобрали все, и он жил в небольшой бане. В годы тотального запрета религии они сумели сохранить в себе веру, читали Коран.

Все благие дела Шамиля Зиннуровича, которые он совершал за свою жизнь, стали для нас еще одним доказательством. Он очень дорог для нас. Он сумел сохранить дух татарского театра. Говорят, что нацию может сохранить только религия. Здесь мы видим настолько богатое наследие. Душа его, безусловно, достойна рая, такие благие дела мог совершать только он».

«Мы истосковались по благим делам»

Заведующая Музеем Татарского государственного академического театра им. Г. Камала, заслуженный деятель искусств Татарстана Луара Шакирзянова рассказала о том, что идея о собрании коллекции Коранов возникла после поездки к татарам Финляндии:

«В 1995 году мы ездили в Финляндию и ставили постановку для татар. В большом и уютном доме Абдуллы Али мы увидели, что одну из высоких стен дома полностью занимали книги, и некоторую часть библиотеки занимали только издания Корана. В ту поездку мы вернулись из Финляндии с Кораном. Именно тогда в голову Шамиля Зиннуровича пришла эта мысль.

В том же году, когда было объявлено о решении строительства мечети «Кул Шариф», родилась идея собирать переводы Корана. Мы все узнали об этом вскоре, потому что уже истосковались по благим делам. Кем бы ни были — политики они, или певцы, — все отовсюду привозили издания Священной книги на разных языках. Через несколько лет Шамиль Закиров осуществил свою благую цель».

«Мало кто из директоров спешит прийти на помощь»

Народный артист Татарстана, заслуженный артист России Айдар Хафиз поделился воспоминаниями о личности Шамиля Зиннуровича. По его словам, он был в постоянном поиске, задумчив и в то же время не раскрывался до конца, в какой-то степени даже был замкнут.

«Человек уходит — песня остается. А какой след остается для общества и народа после ухода? Мы сегодня видим часть тех следов, которые оставил после себя наш друг Шамиль. Начиная с 1967 года мы всегда близко общались. Он всегда находил для себя работу в различных областях, лишь бы от этого была польза народу.

Когда провожали Шамиля Зиннуровича в последний путь, площадь перед театром была наполнена людьми. И тогда наш министр сказал: “Кто бы мог представить, что вся Казань соберется проститься с простым директором?” Эти слова показались мне странными, неуместными. Эти слова мог сказать только тот, кто не знал Шамиля, и я надеюсь, что в эти слова был вложен хороший смысл.

Шамиль не был просто директором. На протяжении 27 лет он был нашим руководителем. Как говорил старик Альмандар, в театре каждый артист за 15 немцев. Он был человечным, мы бежали к нему с любой просьбой. Даже если у нас болел зуб, мы бежали к Шамилю Зиннуровичу. Он находил время, сажал в свою машину, находил врача — делал всё. И это всего один пример. Очень мало директоров, чиновников спешат прийти на помощь».

«Он горел и старался быть по-молодежному максималистом»

Заслуженный артист Татарстана Фанис Зиганша рассказал о том, как Шамиль Закиров любил молодежь в творчестве.

«Шамиль абый был молод душой. Любил молодых, которые приходили творить. Если какое-то начинание касалось нации, он всегда поддерживал, всю энергию направлял на его реализацию, находил жилье, помогал найти деньги — он всегда стремился идти в ногу с молодежью. Креативно подходил к изданию афиш, альбомов. «Придет время, и в моду войдут именно такие афиши», — успокаивал нас Шамиль абый. К сожалению, они еще не вошли в моду — наверное, он намного опережал время своими идеями.

Я ни за что не могу его представить пожилым старцем, он горел и старался быть по молодежному максималистом».

«Тратил средства из своего кармана на собрание изданий»

Заслуженный деятель искусств Татарстана каллиграф Наджип Наккаш считает коллекционирование Коранов Шамилем Закировым необычным хобби:

«Шамиль был настоящим интеллигентом. Он интересовался искусством и его различными направлениями. У таких людей всегда есть необычное хобби, которое не похоже на хобби других. Это благое дело. На собрание этих изданий, несомненно, Шамиль Зиннурович тратил средства из своего кармана. Пользуясь возможностью, Шамиль абый показал народу книги Корана, которые хранили у себя, читали наши деды и прадеды. А наш народ всегда жил Кораном.

Один человек из соседней деревни подарил мне рукописный Коран на бумаге из Средней Азии. Он был спрятан в обложке учебника по алгебре — в свое время так его прятали он коммунистов. Вот как бережно защищали и прятали Коран.

Мы с тоской вспоминаем Шамиля Закирова как великого сына татарской нации».

Шамиль Закиров (1945-2012) — заслуженный деятель искусств России и Татарстана. Передал Музею-заповеднику «Казанский Кремль» 613 уникальных экспонатов, среди которых Кораны, переводы и толкования Священной книги, труды по кораническим наукам, шамаили, предметы декоративно-прикладного искусства и многое другое. Выставка продлится до конца октября 2020 года. 

sntat.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here